Новости. Омск


журналист

Леонид Евсеев: «Омский уезд получал больше прибыли от продажи масла, нежели водки»

Через Сибирь пролегали важнейшие торговые пути из Европы в Азию, Китай и даже Индию, а с началом строительства Транссибирской магистрали и переселенчества торговое предпринимательство получило новый импульс для развития.

Как правило, купцы были людьми грамотными, не робкого десятка, беспокойными и энергичными. Дела податного инспектора Омского уездного участка, хранящиеся в Государственном архиве Омской области, приоткрывают завесу времени, рассказывают о том, как шли дела у предпринимателей ушедшей эпохи.

На территории  нынешнего Шербакульского района, в 1911 году располагались три волости: Борисовская, Александровская и Екатеринославская, только сел, деревень и аулов  в них насчитывалось 175 (теперь осталось 38 населенных пунктов).

Где народ, там и торговля. По три магазина имелось в Боголюбовке, Татьянино, Бугаевке, Максимовке, Славянке, Новоцарицыно, Степок, по два в Екатеринославке, Новоскатовке, имелись магазины в Ларге, Вербовке, Рассказовке, Изюмовке и других селах и деревнях. Конечно, в волостном центре Борисовке было больше всего магазинов, в 1911 году их насчитывалось 10. Особыми организаторскими талантами отличалась Анисия Дмитриевна Голубева. Торговала она мануфактурой, бакалеей, галантерейными товарами, а также вином и табаком. Магазин Голубевой состоял из трех помещений, и в каждом располагалась своя группа товаров. В отделе галантереи стояли два больших и дорогих по тем временам зеркала, в которые заглянула, наверное, не одна модница, так как магазин Голубевой пользовался популярностью, и дела шли неплохо: годовой оборот достигал  30 тысяч рублей.  Для сравнения: корова тогда стоила 45 – 50 рублей, деревянный дом 250 – 300 рублей. Анисия Дмитриевна нанимала на работу приказчика. В 1911 году у нее работал приказчик 2-го класса Степан Арканов, кроме приказчика у нее трудились подсобные рабочие. На содержание персонала уходило 240 рублей.

Прокудин Григорий Степанович – «полупомещик». Крупный фермер, как сказали бы теперь. Фото из архива К. Прохорова

В Омской Казенной палате Анисии Дмитриевне 11 декабря 1911 года выдали торговое свидетельство II разряда за №84, и, кроме того, патенты на продажу табака и вина. Вино она могла продавать и на «вынос». На это потребовалось специальное разрешение Окружной Акмолинской управы,  и предпринимательница получила его 1 января 1912 года за №59. «На вынос» торговать вином дозволялось не каждому.

Дела и судьбы крестьянские

Она же открыла в Максимовке мануфактурный магазин и наняла на работу продавцом Пелагею Великанову. Голубева вела и оптовую торговлю, для чего держала в Борисовке склад, за  пользование которым покупала специальный билет. Товар по оптовой цене у Голубевой охотно брали торговцы как из Борисовки, Рассказовки, Екатеринославки, Новоскатовки, так и из других сел и деревень волости. Так, Филимон Павлович Мельник из Борисовки купил в 1911 году у Голубевой товара на 700 рублей, а торговец бакалеей из Ларги Семеон Евсеевич Чубиков в этом же году приобрел у нее товара на 600 рублей. Из деревни Бугаевки приезжал за товаром к Голубевой Михаил Васильевич Блохин. Сама Голубева для своих магазинов товар приобретала в Омске у известной  купчихи Шаниной. За одну партию товара Голубева могла выложить до 10 тысяч рублей.

Иногда здравый смысл фигурировал в документах, но до его торжества было далеко

Голубева часто приобретала товар у омского торговца Липатникова. Отставной солдат Вятской губернии, служивший в Омске, Алексей Липатников разбогател на продаже необходимых в быту крестьянских товаров: лопат, мыла, гвоздей, сукна, по его стопам пошли сыновья Иван, Константин и Павел. Павел – младший из братьев – стал гласным городской Думы и пожертвовал на строительство Народного университета в Омске 10 тысяч рублей. Кроме Шаниной и Липатникова торговцы из Борисовской, Екатеринославской и Александровской волостей заключали сделки с омскими купцами: Мелижским, Щербининой, Шамовым, Чириковым, Машинским, Ганьшиным, Калмыковым, Татинским, Гинкелем.

Голубева была единственной в своем роде успешной предпринимательницей из «женского сословия», кроме нее в Изюмовке торговала бакалеей крестьянка Раиса Васильевна Сорокина, правда, оборот ее магазина едва достигал 200 рублей в год. Товар она приобретала у Голубевой и та охотно давала ей в долг, что было не принято в торговой среде тех лет.  В д. Степок приторговывала мелочевкой Василиса Пимоновна Безия, за товаром она ездила на ст. Москаленки, но выручка была настолько мала, что торговлю пришлось оставить.

Документ в комментариях не нуждается

Неплохо шли дела у торговца крестьянина-переселенца из Владимирской губернии Вяземского уезда  Александра Горбунова. Годовой оборот его магазина составлял 5000 рублей, а крестьянин Тобольской губернии Тюкалинского уезда Степан Артемьевич Филетов арендовал в Борисовке помещение за 60 рублей в год и торговал мануфактурой.

Частным промыслом занимался казак Евгений Васильевич Макаров. В Борисовском он построил паровую мельницу «на двух поставах». Омское казначейство своим решением от 9 марта 1912 года   присвоило мельнице, как промышленному предприятию, 5-й разряд.  Макаров держал семерых рабочих, которым платил жалование 1500 рублей в год, то есть в год рабочий получал по 214 рублей 28 копеек. Это была неплохая зарплата, если учесть, что сельский староста получал раза в три меньше. (Фунт хлеба в 1911 году стоил 1 копейку, сахар – 7 копеек,  мясо –12 копеек. Фунт = 409,5 грамма).  За 1911 год предпринимательская деятельность Макарова принесла доход в 18 тысяч рублей. Казак жертвовал средства на приходской храм, построенный в 1897 году, и, как уважаемого гражданина сельского общества, его после упокоения похоронили неподалеку от храма. В 1937 году храм в Борисовке разрушили, а могилу Макарова разорили. При вскрытии захоронения рядом с останками казака нашли его шашку, первое время она хранилась у первого секретаря райкома партии, затем затерялась. На территории порушенного храма долго стоял памятник В.И. Ленину, затем бюст вождя, после реконструкции парка не стало и бюста. В бывшем здании райкома  разместился Дом детского творчества.

В  списки на выселение включали лучших, предприимчивых…

Кроме Борисовки паровая мельница имелась в Славянке, ее построили на паях братья Шкурко: Степан, Федор и Леонтий. Они перерабатывали свое зерно, нанимали одного рабочего и получали стабильный доход, до 2500 рублей в год. Славянцы оказались весьма предприимчивыми: братья Шкарупа, Петр и Кузьма, поставили паровую мукомольную мельницу в Екатеринославке, нанимали двух работников, которым платили щедро: по 400 рублей в год  каждому! Для примера: пастор в Новоскатовке получал от сельского общества 250 рублей в год. До сих пор старожилы из Екатеринославки помнят, где находится «Шкарупов лес». Еще одна паровая мельница работала в д. Рассказовка. Крестьянин Петр Антонович Семилетов получил промысловое свидетельство 8-го разряда от Омского казначейства и стал перерабатывать зерно. В хозяйстве он имел локомобиль, обойку для очистки зерна, нанимал двух рабочих, а также приказчика и платил жалование каждому от 15 до 25 рублей в месяц. (Локомобиль – массивный агрегат на больших железных колесах с паровым котлом и паровой машиной. Использовался для привода молотилок, веялок и т.д.). Братья Семилетовы: Мирон, Петр, Марк и Ефим были весьма предприимчивыми людьми. Они не только засевали в Екатеринославской волости около двухсот десятин, но и успешно торговали, конкурируя с братьями Прокудиными: Григорием и Федотом, хотя конкурировать с ними было непросто. По меркам того времени Прокудины, жившие в Рассказовке Екатеринославской волости, были «полупомещиками»: только одной пашни засевали до тысячи десятин и нанимали до 40 человек сезонных рабочих! Они одни из первых не только в Екатеринославской волости, но и в округе организовали торговлю сельскохозяйственными машинами и инвентарем, особенно охотно у них раскупали сепараторы. У братьев был целый склад сельхозмашин, которые они в свою очередь приобретали не только за наличные деньги, но и в кредит. Из обзора Акмолинской области за 1913 год (с.37,38) следует, что именно склады земледельческих орудий занимали первое место по размеру оборотов. К 1913 году в Омском уезде (не считая, г. Омска) работало 1075 торговых предприятий с общим годовым оборотом в 18 миллионов рублей. Омский уезд значительно опережал по торговым оборотам Петропавловский, Кокчетавский и другие уезды.

По такому окладному листу налоги иногда были непосильными для тех, кого хотели разорить

В Рассказовке кроме Прокудиных и Семилетовых предпринимательством занимались: Антюфьев Тимофей Васьянович (торговля бакалеей, оборот – 1500 рублей в год) и Погуляй Митрофан Степанович (смешанная торговля, оборот – 2000 рублей).

Иван Шевченко (тоже из Рассказовки) был оптовым скупщиком мяса, масла, зерна, овощей, кож. Все это он вез на базары города Омска и перепродавал прасолам-перекупщикам или как их еще называли переторцам. Переторцев не любили. Базарный смотритель 12 июля 1913 года докладывал Омскому городскому голове о действиях прасолов-перекупщиков: «Переторцы с 3 часов утра выезжают к Загородной роще, где встречают приезжающих крестьян и перекуют (перекупают. – прим. авт.)… А также скупщиками такая операция производится и в других местах{…}, вследствие чего на базаре существуют ненормальные цены на съестные продукты первой потребности {…} С июля начали появляться на базаре новые переторцы в немалом количестве из разных сторон для своих спекуляций, благодаря тому, что в Омске существует правило платить за место лишь только 5 копеек за кв. сажень, имея в виду, что в других городах существует сбор с переторговцев за места от 5 рублей до 10 руб. за номерной стол в месяц». (ГАОО. Ф. 172. Оп.1. Д. 204.Л.6).

Магазин дореволюционной постройки сохранился в с. Максимовке

Наибольшим уважением и доверием как со стороны населения, так и сельских властей в Екатеринославке пользовался торговец Макаров Иван Афанасьевич – однофамилец торговца Макарова из Борисовки. 21 февраля 1912 года Омское казначейство выдало ему свидетельство за №1151 на занятие торговлей мануфактурой и бакалеей. Кроме этого торговец получил патент № 427 на продажу табачных изделий в селе Екатеринославка. Макаров приобретал добротный товар у омских купцов Ганьшина и  Липатникова. Волостное правление и сельский староста Екатеринославки доверяли Макарову подряды на строительство молитвенного дома, ремонт школы, приобретение строительных материалов. Обороты Макарова достигали 4-х тысяч рублей в год.

Крестьянин Григорий Дементьевич Пупков из Екатеринославки тоже знал толк в торговле. Свой «мелкосемейный и мануфактурный» бизнес он начал сразу после Рождества 1911 года. Год был, как известно, неурожайный, голодный, но даже в этот год он умудрился продать товара на 3000 рублей. 

Одним из первых торговцев в Новоскатовке был Кондрат Филиппович Миллер. Торговал он всякой мелочевкой, необходимой в крестьянском быту. «Мелочёвка» приносила в год 2000 рублей.  Кстати, мелочных лавок наподобие миллеровской в Омском уезде по сведениям 1911 года (Обзор Акмолинской области за 1911 год) насчитывалось больше, чем других торговых заведений: 620, на втором месте по количеству шли магазины (мануфактура, бакалея, галантерея и пр.) – 115 и на третьем… пивные лавки. Но совсем иная картина наблюдалась по оборотам. Тут первое место принадлежало конторам по покупке масла. И хотя их было всего 26  в уезде и 9 в Омске, суммарный годовой оборот составлял 6,7 млн рублей. Магазины с 2,7 млн рублей занимали второе место по обороту, на третьем месте – лесные склады с 1,9 млн рублей. Оборот пивных лавок составлял всего 132 тысячи 615 рублей. Правда, были еще винные казенные лавки и «Ренсковые погреба», но их совокупный оборот не превышал 700 тысяч рублей.     

В селе Борисовском действовал трактиръ III разряда от торгового дома Минея Мариупольского. Помещение под трактир предоставил крестьянин Андрей Сергеевич Рудник, за текущей работой заведения следил приказчик I класса. Годовой оборот трактира составлял до 5000 рублей. 

Предпринимателей-торговцев с доходом свыше десяти тысяч рублей в Борисовской волости было немного. Кроме Голубевой можно назвать Петра Ивановича Сидоренко и Наума Моисеевича Тростяннюка. Оба из деревни Славянка. Торговали мануфактурой, бакалеей, табаком (по отдельному разрешению).  Обороты за год были такими: у Сидоренко – 10 тысяч, у Наума Моисеевича – 18 тысяч. Помещения под магазины и склады арендовали у местных крестьян за 3 рубля 30 копеек в месяц.

Количество торговцев с годовым оборотом до 500 рублей составляло 22%, от 500 до 1000 рублей – 19,5%, от 1000 до 4000 рублей – 29,2%. От 4000 тысяч до 6000 рублей годового оборота получали 12,5% торговцев Борисовской волости, 17,1% торговцев имели оборот свыше 6000 рублей. У кого-то торговля шла как по маслу, а вот Исай Матов из села Максимовки, поторговав пять месяцев, прикрыл лавочку и больше торговлей не занимался, не пошла! Не все имели возможность торговать в отдельном помещении. Петр Дергач из д. Степок продавал чай, сахар и табак в тесном помещении, в котором жил вместе с семьей.

Борисовская волость была центром проведения трех крупных ежегодных ярмарок: 1 марта проходила Евдокиевская с оборотом 8 тысяч рублей, летом – самая многолюдная – Троицкая с оборотом 75 тысяч рублей и 1 октября – Покровская с оборотом 5 тысяч рублей. Предприниматели и торговцы на ярмарках разворачивались вовсю! Продавали волов, верблюдов, быков, коров, пшеницу, овес, рожь, сено, сахар муку, чай, лён, грибы, ягоды, рыбу, мед, пеньку, сало, готовое платье, ткани и даже редкую в те годы парфюмерию.  

После 1917 года положение предпринимателей и торговцев стало незавидным. Объявив войну частной собственности, «красногвардейскую атаку на капитал», большевики не только репрессировали большинство торговцев, но и через пропаганду вбивали в голову людям, что предпринимательством заниматься нехорошо, противозаконно. Чтобы отбить интерес к этим занятиям, «мелкобуржуазную стихию» обложили налогами, а между тем и до революции торговцы несли значительное бремя податей и налогов. За промысловое или торговое свидетельство – заплати, за патент на продажу табака, либо вина – заплати, за складской билет – заплати, а кроме этого податной инспектор в своей тетрадке отмечал, сколько недоимки набралось: по оброчной подати, по земскому сбору, по страховым платежам, по окладному сбору, по ссуде, если таковая была. Например, на 1 декабря 1912 года жители деревни Татьянино задолжали податей на 3396 рублей, среди должников значились и торговец Антон Танкевич (недоимка – 71 рубль), и середняк Степан Воропай (6 рублей), и бедняк Николай Снопко (167 рублей). Танкевич торговал мануфактурой, бакалеей, годовой оборот до 2000  рублей, но и он задолжал.

Большинство торговцев тех лет были русскими, или как писали в ведомостях «великороссами». Но не возбранялось торговать и людям других национальностей. Хасмуттдин  Тамташев вел дела с Шаниной и торговал в д. Татъянино, Мухаметджан Брешев покупал товар в Омске у купца Абдулина и продавал его в Борисовской волости, Махмет Сафа Абдул-Хайров открыл торговлю в Боголюбовке, там же два магазина было у Христьяна Фриша, в одном торговал сам, в другом его сын.

Отдельно хотел бы рассказать о предпринимателях – братьях Прокудиных, которые жили в Рассказове неподалеку от нынешней Екатеринославки. История сугубо интересная. Итак, жили-были два брата в деревне Рассказовка Екатеринославской волости. Одного звали Григорием, другого Федотом по отчеству Степановичи, а по фамилии Прокудины. У них были самые крепкие хозяйства на всю волость. Григорий засевал 640 десятин, Федот – 450 десятин. У Григория семья состояла из 12 человек, у Федота  из 7 человек. Всего было  у них вдоволь: и лошадей, и коров, и верблюдов, и овец. Были братья заядлыми лошадниками, держали около пятидесяти лошадей, самым заядлым считался Григорий, два его сына – Иван и Андрей – помогали отцу. Прокудины нанимали работников. Григорий платил в год до пяти тысяч, Федот до 3300 рублей своим работникам. Большие деньги. Прокудины не терпели ленивых, пьяниц, выгоняли сразу. Оказывается, Григорий Прокудин входил в состав Сибирского совета Евангельских Христиан Баптистов (ЕХБ), а деревня Рассказовка,  как и Славянка, считалась вотчиной баптистов, что впрочем не мешало людям заниматься предпринимательством, обучать детей и т.д.

Сыновья Григория взрослели, отделялись от обширного отцовского хозяйства, обзаводились своими семьями. К  1928 году у Ивана уже было девять едоков в семье, у Андрея пятеро. Род Прокудиных ветвился, кучерявился, как береза  с мощным комлем, стоящая на юру, подверженная всем ветрам и бурям….

 В начале тридцатых годов Прокудиным припомнили все: и работников, и сложную технику, и даже личную жизнь: жену Ивана Прокудина восстановили в избирательных правах, так как «ранее она была на иждивении лишенного мужа по социальному положению – батрачка, а также на протяжении 4-х совместных лет жизни муж издевался и в настоящее время сбежал» (ГАОО. Ф. 1004, оп. 2, д. 481. Выписка из протокола заседания Борисовского РИКа от 12.04.30 г. «О рассмотрении жалобы лишенной избирательных прав Прокудиной П.). Прокудиных определили как полупомещиков. Председатель Борисовского РИКа Кошеленко, секретарь Сенчуро, заведующий канцелярией Толкушкин, через руки которых пройдут сотни дел, не сомневались в классовой помещичьей сути Прокудиных. Для полноты «искоренения» добавили к делам братьев дело их дяди Федота. В апреле 1930 года собрался коллектив Рассказовского сельсовета: 8 от сельсовета, 3 человека от комбеда, 13 – от комсомольцев, и устроили они чистилище Федоту. Вначале  один из комсомольцев под шум зала зачитал характеристику на Федота Григорьевича: «… эксплуатировал батраков до 40 человек, засевал до 500 десятин, получал нетрудовой доход от паровой мельницы, имел рабочего скота до 50 голов». Федот возражал и говорил, что к 1928 году у него осталось 150 десятин посева и сроковых рабочих 8 человек. Комсомольцы  и комбедовцы гнули свое: «… имел яркое выступление против соввласти, пустить его по первой категории, как заядлого контрреволюционера».  К первой категории по секретному постановлению Политбюро относились: «…контрреволюционный кулацкий актив – немедленно ликвидировать путем заключения в концлагеря,… не останавливаясь перед применением высшей меры репрессии». Словом, раскулачили Федота. В его деле (ГАОО. Ф. 1004, оп. 2, д. 482) хранится карточка лишенца. Такие карточки заводились на каждого лишенца и составляли обширную справочную базу для дальнейших репрессий. Называлась она: «Карточка лишенного избирательных прав». В правом верхнем углу была приписка: «Заполняется только на лиц, лишенных избирательных прав по признаку найма рабочей силы или лиц, живущих на нетрудовые доходы». К нетрудовым доходам относили работу сложной сельскохозяйственной техники, которая имелась у Прокудиных. На обороте карточки имелась инструкция о правилах ее заполнения. Заполнять ее могли председатель или секретарь сельсовета, которые несли полную ответственность за правильность сведений. В карточке на Федота Степановича были сведения: о едоках – 7, с 18 лет – 3, работоспособных – 4, о посеве десятин – 18,87, о скоте – 21, в том числе: коров – 4, лошадей – 2, о технике – молотилка паровая – 1, жнейка –1, косилка –1. Определялась (на усмотрение власти) доходность хозяйства. У Федота она составляла 2613 рублей 75 копеек. Были в карточке сведения о том, каким мерам подвергался, например, в карточке Федота значилось, что в 1929 году его имущество продавалось «за раздачу хлебных излишков». Некоторые крестьяне действительно раздавали хлеб, мясо, чтобы продукты  не достались деревенским активистам. С точки зрения властей это был контрреволюционный проступок. Заметно ухудшилось хозяйство Федота, от былых 500 десятин осталось жалких 18. Так разорялась крестьянская Россия. Несмотря на то, что Федот Степанович подавал жалобу в Борисовский РИК (12.04.30 г.), его оставили в списке лишенцев. Вместе с ним раскулачили его сына Виктора, двоюродного брата Ивана и Андрея Прокудиных. Семью выслали. Виктор оказался на шахтах Анжеро-Судженска на «Анжерке», с тяжелейшими условиями труда.  Он решил не сдаваться и каким-то чудом достучался до ВЦИКа, подав жалобу на самый верх.

Протокол № 113/25 заседания от 3 мая 1934 года Президиума Российского Центрального Исполнительного Комитета Советов.

Слушали: ходатайство о восстановлении в избирательных правах Гражданина Прокудина Виктора Федотовича, проживающего в г. Анжеро-Судженск, 10-я колония, полк т/о. Лишен по Шербакульскому району ЗапСибКрая д. №АП815 7917 -4
Постановили: ходатайство удовлетворить.
Секретарь ВЦИК А. Киселев
10 мая 1934 г. Выписку из протокола заседания ВЦИК вручить лично Прокудину.

Виктору долго не могли вручить заветное решение, потому что его перевели в другую колонию на поселение по адресу: 6-я колония, 2-я улица, барак А-15, кв. 1. Этот адрес корявыми буквами написан простым карандашом на клочке бумаге, который подшит к делу братьев и сыновей Прокудиных.

С началом перестройки началось возрождение предпринимательства и частной торговли. Так называемые «теневики», «спекулянты», а, в общем-то, предприимчивые, инициативные люди  приобретали легальный статус, направляя свою энергию не только на свое благо, но и объективно на благо общества. Сегодня в Шербакульском районе  предпринимательством занимаются сотни людей, в основном в сфере торговли,  хотя следует признать, что дело это хлопотное и не особо прибыльное, особенно с приходом в район крупных  игроков, таких как «Магнит», «Холди», «Низкоцен»  и т.п. По этой причине, не выдержав конкуренции, не так давно прекратил торговлю продуктами питания продмаг потребительской кооперации, не дотянувший до своего 60–летия месяц с небольшим.

По материалам и документам Государственного исторического архива Омской области.


  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Ваше имя*:
Ваш E-mail:

Введите числа с картинки:



Светлана23.08.2017 14:59:17
Деревенское масло я покупаю до сих пор.
0
0
21 ноября 2017
1145 0
Колумнистика


О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)

CopyRight © 2008-2014 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
И. о. редактора информационной ленты сайта - Ермоленко Ольга Николаевна.
email: [email protected]

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: [email protected]

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: [email protected], [email protected]