Новости. Омск


священник, театральный критик


На "Квартиру" Булгакова - покушение. О желтых ботинках, латышских стрелках и кавказском акценте

Спектакль "Зойкина квартира" режиссера Анатолия Праудина в Пятом театре.

Пятый театр открыл новый театральный сезон в Омске премьерой спектакля «Зойкина квартира». Автором пьесы является, как известно, Михаил Булгаков. Имя его действительно стоит в программе спектакля, но пьеса решительно отличается от того, что показал театр. Режиссер по собственной воле ввел в число действующих лиц Троцкого и Луначарского времен НЭПа. Хорошо это или плохо?

Михаил Булгаков – поистине выда­ющийся русский писатель. Он тщательнейшим образом отшлифовал свои произведения и в соавторах не нуждается. Безотносительно к роли введенных персонажей действия Анатолия Праудина есть ни что иное, как бесцеремонное вмешательство в наследие Булгакова, а если учесть то, что Троцкий, испытывавший патологическую ненависть к русским, залил кровью всю Россию, можно признать это осквернением пьесы. Пигмеи исправляют великана русской словесности. Подавля­ющее число зрителей, конечно, не читало пьесу и решит, что познакомилось с подлинным творчеством Булгакова. Праудин хозяйничает в «Квартире» Булгакова, как в своей собственной.

Булгаков – эстет, писатель интеллигентный, тонко чувствующий и красоту, и уродство мира. Что же добавил Праудин в содержание пьесы? Луначарский в прологе к спектаклю разъясняет: «У Булгакова нет воображения, нет таланта, а зачем нашему народу писатель без таланта? Пусть не обижается, что его не печатают». Итак, спектакль поставлен не для того, чтобы показать талант Булгакова, а чтобы извратить его, как проделывал Праудин это раньше в Омске с Гоголем («Женитьба» в Пятом театре, 2003 г.) и с Чеховым («Танго беллетриста», Академический театр, 1998 г.).

Политизируя спектакль, режиссер делает четырех «неизвестных» работниками НКВД и добавляет им латышский акцент, что вполне оправдано, поскольку ­«железные» латыши были кровавыми сатрапами большевиков, а председатель домкома Портупея (актер Сергей Худобенко) – явно с кавказским говором с намеком на Сталина или Берию. Это тоже логично, но вот троцкисты-ленинцы говорят нормально по-русски, хотя известно, что сотням комиссаров, прибывшим из США и других стран делать революцию в России, никак не давались некоторые русские буквы. Русских и иже с ними истребляли десятками миллионов, а букв смогли уничтожить только четыре: «ять», «фита», «i десятеричное» и «ижица», сделав это в первый же месяц после захвата власти. Несчастному Ленину так и пришлось всю жизнь картавить.

Изящную сатиру Булгакова Праудин превращает в нечто вульгарное и примитивное. Чувствуется, что он снисходительно относится к «маньяку» Троцкому, делая из него шута горохового, некое подобие Чаплина. Особенно уродлив взяточник Портупея. При первом же появлении на сцене, подкра­вшись к прислуге Манюшке (Ольга Ванькова) сзади, он не спеша спускает свои штаны (у Булгакова ремарка: «пытается обнять Манюшку»). К разочарованию зрителей секса, однако, не было, помешала хозяйка Зоя Денисовна, чей голос раздался откуда-то сверху: «Портупея, вы – свинья!».

В пьесе неспроста присутствуют два китайца: Гандзалин (Роман Колотухин) и Херувим (Артем Кукушкин). Китайцы на службе большевиков были бродягами, бежавшими от китайского правосудия (хунхузами). Они представляли собой конгломерат из различных подонков китайского общества. С постройкой Россией Китайско-Восточной железной дороги (КВЖД, 1903 г.) они несколько лет нападали на нее, на русских служащих и на китайское население, сочувствующее русским, и получали соответствующий отпор. Теперь же китайцы были приглашены ­большевиками делать революцию в России и ­развернулись здесь во всей своей злобе и мести. Так, командарм Иона Якир содержал собственный карательный отряд из 530 китайских головорезов.

Увлекшись милыми его сердцу троцкистами, Праудин недооценил и не понял роли китайцев, которые несут у Булгакова не только прямой, но и символический смысл. Пьеса заканчивается тем, что на сцене появляются четверо «неизвестных» в смокингах и в желтых ботинках и граф Абольянинов делает им замечание: «К смокингу ни в коем случае нельзя надевать желтые ботинки». Каков же смысл в желтых ботинках? В данном контексте они, конечно, символизируют желтую расу, а смокинги – белую, подразумевая опасность плодящейся желтой расы для народов европейских и славянских. У Праудина они в форме НКВД, в сапогах, но Абольянинов произносит все ту же фразу про отсутствующие смокинги и желтые ботинки, что звучит совершенно нелепо. Праудин здесь явно потерял чутье.

Пьеса Булгакова легко ложится на современную жизнь. Предприимчивая Зойка мечтает уехать в Париж, для чего ей нужны крупные средства. В своей восьмикомнатной квартире она организует под видом пошивочной мастерской «веселый дом». Все у нее получается, она типичная бизнес-леди, которая сегодня могла бы запросто стать заместителем мэра или министром финансов области, но все внезапно разрушил китаец Херувим, зарезавший в ее квартире пьяного предпринимателя, по-современному – олигарха, Гуся (Сергей Зубенко).

Булгаков – писатель мистический, даже в фамилии Гусь есть некий намек на то, что гуси для того и существуют, чтобы их резать. Создается впечатление, что пьеса Булгакова в Омске не случайна. «Зойка» уже прописана в Лицейском театре (художественный руководитель Сергей Тимофеев), причем поставлена она там в полном соответствии с ­оригиналом. В память ­врезаются ­необыкновенно ­привлекательный ­Аметистов (Иван ­Притуляк), гротескный советский служащий Портупея (Евгений Точилов), зажигательная Манюшка (Светлана Токарева), уверенная и находчивая Зойка (Наталья Виташевская), респектабельный Гусь (Олег Малицкий), жестокий и трусливый китаец Гандзалин (Игорь Горчаков), радуют глаз изящные костюмы, остается восхищение от игры актеров.

Заметим, что оба омских театра расположены на одной улице, еще и носящей сугубо большевистское название – Красный Путь, Лицейский театр в ее начале, Пятый – в конце. Получается некая виртуальная ось, от серого дома с портупеями до дворца, у которого еще и сегодня забытая монументальная группа пионеров призывает бороться за дело коммунистической партии.

«Зойкина квартира» Пятого театра не только извращает пьесу Булгакова, но и уступает Лицейскому в игре актеров. Азартный и искрометный по задумке автора Аметистов, предшественник Остапа Бендера в литературе, представлен мощным актером Борисом Косициным, которого режиссер обрек вместо рабочих сцены бесконечно перетаскивать на спине восемь шкафов, представляющих комнаты Зойкиной квартиры. Артисты профессиональны, но в них не чувствуется духа увлеченности, радости сценических находок, как в Лицейском театре. Артист Сергей Шоколов, перешедший в Пятый из «Галерки», хорош в роли графа-наркомана, но персонаж этот второстепенный, у актера нет возможности показать себя.

Игривы, впрочем, как им там и положено, женские персонажи. Среди них выделяется лишь актриса Мария Долганева, которая умело передает сложную гамму переживаний своей героини Аллы, попавшей в непростую жизненную ситуацию. Она пластична, изящна и эмоциональна.

Наиболее ярким персонажем пьесы Булгакова задуман двоюродный брат Зойки Аметистов. Таким он и является в Лицейском театре. Неунывающий, волею обстоятельств бродяга из бывших дворян, сохранивший еще все манеры хорошего воспитания, украсил бы сего­дня, вне сомнения, не только пост директора театра, но и регионального министра культуры. У него есть уже солидный послужной список, о котором он с удовольствием рассказывает: в Новочеркасске служил музыкантом в пожарной команде, в Баку подвизался в культотделе, в Ростове заведовал ­агитационной группой, причем ­вперемежку – то у ­белых, то у красных.

Аметистов – антитеза китайцу Херувиму, который в Пятом театре вдруг обнажается по пояс и показывает красочную татуировку дракона на спине и на груди.

Появление татуировки в театре Омска странным образом совпало с откровением нового министра культуры Виктора Лапухина, озвученным на первой же пресс-конференции. Оказывается, он еще в юности сделал себе татуировку, из-за которой его не приняли в военно-морское училище имени Ленинского комсомола. Справляемся в словаре иностранных слов: «Татуировка – обычай у некоторых народов Океании, Азии, Африки и индейцев Америки; был заимствован моряками и распространился среди малокультурных слоев населения». Вот те раз!

Казалось бы, ну ладно, сделана ошибка молодости, но зачем сегодня, когда уже за 60, афишировать ее? Похоже, что министр не раскаялся в содеянном. Более того, поскольку татуировка сего­дня в моде, создается впечатление, будто он гордится тем, что обогнал время на пару десятков лет. Напрашивается вопрос, не является ли принадлежность к малокультурным слоям населения устоя­вшимся свойством личности министра?

Массовое распространение татуировки сегодня нисколько не меняет ее смысл, она лишь свидетельствует о деградации части населения. Вот и педерастия узаконена на Святой Руси, но сущность-то ее от этого не изменилась с библейских времен, она так же противна роду человеческому. Говорят, особенно распространена среди служителей культуры. Примером тому является осужденный недавно в Омске за развращение мальчиков руководитель молодежного театра «Образы и маски».

Связана ли татуировка китайца Херувима в Пятом театре с тату министра культуры Виктора Лапухина, было ли это желанием театра угодить министру, покажет время, пока вспоминается лишь одна из русских поговорок: каков поп, таков и приход.


  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Ваше имя*:
Ваш E-mail:

Введите числа с картинки:



добрый и большой.26.09.2012 23:28:29
А что это за колумнист и критик такой - Лев Степаненко?
0
0
Бася.27.09.2012 15:04:09
Доброму и большому

Читать надо чаще, тогда знать будете.
0
0
добрый и большой.06.10.2012 15:21:51
Басе:
Неохота теперь ТАКОЕ читать. Бездарная критика. Каша, мед, овно и пчелы. Какой-то невменяемый поток сознания, пытающийся притянуть за уши то одно то другое, и перепрыгивающий с пятого на десятое. Нет, такой хоккей, то есть критик, нам не нужен. Пусть лучше Василий Романов обзоры пишет - у него перо легкое, и с головой все в порядке.
Лев Степаненко не критик, а дедушка, который высказывает свое личное дедушкинское мнение.
0
0
Наталья Геннадьевна.17.10.2012 14:15:10
Я постоянный читатель журнала «БК» и газеты «Ваш Ореол». Недавно прочитала на страницах этих изданий подряд две статьи Льва Степаненко о театре. Я тоже была на премьере «Зойкиной квартиры» в Пятом театре и во многом могу согласится с автором. Я по образованию – инженер, и раньше думала, что ничего в театре не понимаю (хоть очень люблю ходить на спектакли в самые разные театры Омска), но после статьи о «Зойкиной квартире», мне показалось, что я что-то начала понимать. Потому что автор выносит на обсуждение те моменты, которые и мне показались странными и необоснованными: присутствие Троцкого и Луначарского, слишком вольная трактовка пьесы и т.д. Булгаков живой и сегодня! Мне кажется недопустимой столь вольная трактовка классики в государственных театрах, это в частных – пусть делают, что хотят! Примерно в то же время я прочла другую статью Льва Степаненко, уже в «Вашем Ореоле», где он говорит некоторые вещи, с которыми я, как большой любитель омских театров, не могу согласиться. Например, в этом интервью говорится, что омские театры не создали ни одной постановки, которая не извращала бы тему Великой Отечественной Войны. Единственным театром, который не попирает русскую идею, назван театр «Галерка». Я согласна с мнением о «Галерке». Это очень русский театр с интересным репертуаром. Но я знаю еще один театр, который никогда не шел ни против православия, ни против русской народности, никогда не пропагандировал масонские символы и проч. – и это Музыкальный театр! Последняя премьера 22 июня в день Памяти и скорби балет «Карбышев» на музыку Д. Шостаковича, в котором очень доступно изложена история подвига генерала, произвел на меня колоссальное впечатление! Зал пережил вместе со мной и артистами настоящий катарсис – вот как надо рассказывать детям об истории войны! Ничего скабрезного, пошлого и двусмысленного. Да и весь военный репертуар в Музыкальном: «Вечно живые», «Небесный тихоход», «В мае 45» – это очень деликатное, искреннее и честное сценическое воплощение темы войны. И еще не могу не назвать спектакль этого театра, который раскрывает другую не менее важную тему, историю нашего родного Омского края, - «Любина роща», не помню ни одного другого спектакля про Омск! Очень доступный, приятный и полезный спектакль, как и для моего поколения, так и для молодежи. Поэтому, когда Степаненко пишет о смерти русского духа в театре, я не верю! Так же он говорит, что омские театры извращают классику – может быть и есть некоторое единичные спектакли, которые волей режиссеров трактуют тексты известных произведений по-своему. Но посмотрите хотя бы «Сон в летнюю ночь» в «Арлекине» или «Ревизора» этого же театра (да, пусть в «Ревизоре» пьеса изрядно сокращена и переделана именно под кукольный театр) – но это интересные произведения, которые нравятся и детям и взрослым, и они несут мораль, заложенную когда-то Шекспиром и Гоголем. Я просмотрела и другие статьи автора на сайте, и у меня сложилось впечатление, что Лев Степаненко совсем не в курсе всей театральной жизни Омска, он пишет только про Пятый, Драму и ТЮЗ, но в Омске есть и другие театры! В студии Л. Ермолаевой, в театре Гончарука, Музыкальном, Арлекине, Галерке есть чудные постановки, не скрывающие в себе тайных и скабрезных смыслов. Посмотрите, сколько в том же Музыкальном ставится спектаклей по произведениям российских композиторов – даже к «Укрощению строптивой» музыку написал прекрасный русский композитор Шебалин, и уж с музыкальной точки зрения не было никаких изменений, коверкающих суть произведения. На осенние каникулы я всегда вожу свою внучку в театр, и, изучив репертуар, я понимаю, что смело могу повести ребенка в Музыкальный на все, даже вечерние спектакли: «Карбышев», «Мертвые души», «Белая акация», «Свадьба в Малиновке», «Щелкунчик», «Бабий бунт» - эти произведения можно показывать детям, они принесут только пользу. А чудесный детский репертуар, спектакли на которые я водила внуков не по одному разу, все сплошь русские, фольклорные: «По щучьему велению», «Василиса прекрасная», чудесная детская опера «Терем-теремок» и др. Я была бы очень рада, если на страницах моих любимых изданий появились критические статьи, рассказывающие и о хороших спектаклях!
0
0
Галия.05.12.2012 17:00:26
Здравствуйте. Несколько раз видела Вас на спектаклях Лицейского театра,и только сегодня прочла Ваши статьи. И теперь точно знаю,что пойду на "Зойкину квартиру" в Пятый.
0
0
05 декабря 2017
2415 0
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)

CopyRight © 2008-2014 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
И. о. редактора информационной ленты сайта - Ермоленко Ольга Николаевна.
email: [email protected]

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: [email protected]

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: [email protected], [email protected]