Новости. Омск


журналист


Хлестакевич, инкогнито...

Литературно-истерическая мистификация

Большой грех в Год литературы не помянуть Николая нашего Гоголя. В 1836 году с оглушительным успехом вышла на подмостки театров Санкт-Петербурга и Москвы бессмертная комедия «Ревизор». Император Николай Первый изволил присутствовать на премьере вместе с наследником. Триумфатор мог бы разделить лавры и аплодисменты на троих – с Государем и с Солнцем русской поэзии. Первый посмеялся от души, похвалил, и этого было достаточно, чтобы пьесу ставили. А второй, то есть Пушкин, подарил идею и требовал от Гоголя не бросать работу. Справедливости ради нужно сказать, что до и после Николая Васильевича авторы писали на такие же темы. Клеймили пером мошенников, кричали о падении нравов, выводили дурократов на чистую воду. Ничего не менялось и не меняется. Кажется, что персонажи Великих ускользают в Пространстве и Времени через окна параллельных миров, обретают плоть и кровь, выходят в люди разных стран и эпох. За свою жизнь я видел и вижу много таких граждан. Именно поэтому решил написать мистификацию на злобу дня. Надо же как-то отметить вместе с читателями 179-ю годовщину «Ревизора». Итак…

Пролог  

Нет ничего на Свете белом,
Что б сочинили в первый раз.
Скажу тебе, Читатель, смело –
В скрижалях было всё до нас.
Под вековыми Небесами
Судьба кропает пьесы с нами,
Где ленты Мёбиуса вдруг
Всех возвращают в прежний круг.
Там и первичное – вторично,
И дежавю – фантом былого,
И переписанные снова
Все инкарнации привычны.
Откроешь Жизнь и на страницах
Знакомцев старых видишь лица.

Из века в век толпой кочуют одни и те же персонажи. Здесь описать пером хочу я тех, кто являлся с эпатажем, слыл прототипом у поэтов, кто под прицелами лорнетов в миру кривлялся, как на сцене, и набивал повыше цену, рубля бумажного не стоя… Рок не меняет в людях нравы, а проходимцы жаждут славы и прочат нам себя в герои. После короткого пролога пора сказать о них немного.

Глава первая. О шельмах

С кого начать? Не знаю даже.
Все хороши, как на подбор.
В литературных персонажах
Каждый второй – картёжник, вор.
К примеру, взять слугу Криспена.
(Реньяр1 навеял эту сцену).
На нём поставить негде пробу!
Переодетый, подле гроба,
Обвёл нотариусов ловко.
Он у покойника наследство
Для господина – без последствий! –
Оттяпал с помощью уловки
И не забыл себя, подлец…
Или ещё такой шельмец

у Княжнина. Хвастун и скряга! Родному дяде Верхолёт2 пообещал чины, бумаги, а тот, поверив, что не лжёт, отдал три тысячи. Рублями. «Племянник дружит с королями!». (Замечу в скобках, господа, ложь застит правду иногда! И чем нелепей враки плутов, тем больше веры, ожиданий, ну и, конечно же, страданий). Каналье злому верить – глупо. Его расчёт на простаков: сорвал свой куш и – был таков!

Перечислением гипотез я вас не стану утомлять и утверждать, что, мол, гипофиз способен пагубно влиять на состояние рассудка. Литература помнит шутку: Булгаков Шарикова в люди из псины вывел. Как на блюде, нам показал его личину – чванливо наглого пройдоху! То был… Чугункин. Выпивоха родился вновь, чтоб стать скотиной, возглавить властный подотдел. У плутов – бездна важных дел.

Глава вторая. О прототипе

Расхожий термин есть в латыни
На всякий случай – квипрокво́3.
Из словаря достанем ныне,
Дабы использовать его
При описании ошибки.
(Я не могу сдержать улыбки!)
Свиньин4 приехал в Кишинёв,
И в Бессарабии о нём
Пошла молва: «Он – гость опасный!»
Там молдаване и валахи
Встречали Павла в липком страхе.
Ему, как дань, при въезде в Яссы
Несли 100 тысяч серебром,
Чтоб дело кончилось добром.

Свиньин, прослывший важным чином, создал большой переполох, хотя с заданием невинным отправлен был, но… Видит Бог, не сам себе дарил он шубы. И не дудел любезно в трубы помпезных маршей в свою честь, не источал медово лесть, не потрошил ночами кассы, не вымогал подарки. Кстати, колонну с бюстом у Стамати5 не сам себе… Всё это –  массы: купцы, бояре, чинопёры, мздоимцы, труженики, воры.

Полгода барства – срок немалый! Я плутократа взял в пример и описал, как принимала гиперболический размер провинциальная «забота». Свиньин, естественно, работал. Но чаще врал, как мерин сивый, слегка картавя в слове «мивый». Друзей в «Музеум» зазывал, чтоб показать им тет-а-тет картину маслом – свой портрет. Великий Пушкин хохотал и как-то Гоголю в знак дружбы открыл секрет свиньинской службы!

Вот так Свиньин стал архетипом для «ревизорского» Хлыща. К тому в ночлежку – с нервным тиком и фиброй в теле трепеща! – шёл поклониться Городничий со свитой всей. Таков обычай. Никто ж не знал, что на постой встал «елистратишка» простой! Картёжник, мот и стрекулист6, а не вельможа из столицы. Однако скрыл все эти лица там Хлестаков. Болтун речистый, взяв городишко в оборот, надул доверчивый народ.

Эх, как красиво шельма врал, что суп возили из Парижа, что в вист с министрами играл… А впрочем, хватит. К теме ближе. Огласке предан в «Ревизоре» (или – вернее! – опозорен) плут Хлестаков на целый свет. Ему пришлось держать ответ перед судом, когда поймали. Судья долги взыскать не смог, и осуждённого в острог, в Сибирь далёкую сослали. Пройдя в цепях «прешпектом» Невским, срок отмотал свой с… Достоевским.

Глава третья. О бонвиване

Для дидактической завязки
И для наглядности в сюжет
Нужны полотна, словно в сказке,
Из городка, какого нет
На карте Родины пространной.
Пусть не покажется вам странным,
Но я нашёл… Сочивко7– гений!  
Меня избавив от мучений,
Изобразил свой град старинный,
Куда отправимся сейчас.
Признаюсь честно, без прикрас, –
Люблю подобные картины.
Там буйство красок, стиль галантный,
Фантазий  плеск и блеск таланта.

В тот город – красочный лубок, если не врёт, конечно, пресса, по расписанью в точный срок, на дилижансовом8 экспрессе приехал некий господин, не походивший на мужчин костюмно-серых. Слуг народа. Не миновало и полгода – гость стал настолько популярным, что и представить невозможно. С ним всякий случай, пусть ничтожный, описан в media бульварных. Отметить надо два момента. Он – «Хлестакевич» в документах

и правнук Вани Хлестакова. Сию фамилию сменил, чтоб не искали в нём родного – того, что с Пушкиным дружил, и по 700 рублей, от пуза, ел огромадные арбузы… М-да, гены, гены. Видно, хват! Его послушать – чёрту брат. Он кочерыжку для питанья искал в «капусте» от бюджета и по прибытии в газетах дал откровенные признанья о том, что сам-де, например, в синематографе – Люмьер!

Провинциальным идиотам в сенсационных интервью вещал, что: «Снял кино в Ла-Сьо́та9 и в вист играю, виски пью, но не один, а с Чемберленом10, на саксе шпарю в бэнде11 с Гленном, плюс шахматишки с Капабланкой». И всюду – с гордою осанкой. Что ни беседа – бред чистейший! Он стал затычкой в каждой бочке и сообщал журнальным квочкам: «Строчу шедевр. «Пи дженерейшен»12. Дождался шанса – квипрокво́! Зовут служить во Власть его.

Глава четвёртая. О целлулоиде

Наместник был дурак честно́й
(Цитата Пушкина, i'm sorry)
И Вездесущего весной,
После своей присяги вскоре,
Назначил Главным в «Синема»13.
Криспена, Верхолёта, Свиньина
В одном лице. И покатилось…
Читатель славный, сделай милость,
Прости мне выверты рассказа.
Вернись к строфе, – здесь, на страничке –
Где Хлестакевич взят в кавычки.
Не мог секрет раскрыть я сразу:
Под маской жоха сволочного
В Сибирь отправил Царь… иного!

С легендой выжиги и плута коварный, хитрый Ревизор один приехал, чтоб распутать клубок интриг, взять под надзор весь край, где правит фат Наместник, и разобраться здесь, на месте, как говорится, что к чему. Скандалы, тяжбы – всё ему известно стало до микрона. Открыл немало он дверей, имея имидж прохиндея. Да! Каждый месяц сводки Трону, в Санкт-Петербург, на брег Невы, летели в тройках почтовы́х.

Ничто беды не предвещало. (Газетный штамп – шаблон ума!) С утра до ночи освещала лубочный город «Синема». И чем красивей целлулоид, тем меньше Власть в нём беспокоил своей работы результат. Чудной Наместник очень рад синематографу, фанфарам, себе на плёнке, птичкам, кошкам и экономике. Немножко. Но – что такое? Вдруг на нары жандармы Присных под конвоем в тюрьму свели кандальным строем.

А дальше – хуже. Из столицы с проверкой фин-хоз… Твою мать! 100 ревизоров вереницей пошли бумажки вынимать из учреждений, банков, трестов. В конторах – плач, потом – аресты и иногда – немые сцены. На самогон подняли цены. И в довершенье, по Дворцовой, фельдъегерь мчит в кабриолете. Под сургучом в его пакете от Государя – страшный, новый Указ. Наместником назначен тот Ревизор, кто первый начал…

Послесловие

Как много тех, кто во язы́цех
Стремится глупой притчей стать,
Кто, в зеркалах увидев лица
Свои кривые, вдруг пенять
Истошно, громко начинает
На зеркала. Так пусть узнает
В мистификации себя.
Скажу здесь, Истину любя:
Я написал стихи для умных,
Чтоб показать вам дураков,
Мерзавцев, мотов, подлецов.
Они спешат гурьбою шумной
Из века в век… Как ни крути,
Но с ними нам – не по пути!

Картины: Сочивко С.Е.

_______________



1Жан-Франсуа Реньяр (1655-1709) – французский комедиограф, автор комедии «Единственный наследник»; 2Верхолёт – герой пьесы Якова Княжнина «Хвастун»; 3Квипрокво́ – (лат. qui proquo, кто вместо кого), недоразумение, возникшее из-за того, что одно лицо принято за другое; 4Павел Свиньин (1787-1839) – чиновник, основатель журнала «Отечественные Записки», этнограф, художник; 5Константин Стамати– молдавский чиновник и поэт; 6Стрекулист – мелкий бюрократ, проныра и ловкач;7Сергей Сочивко – известный омский художник; 8Дилижа́нс (от фр. carosse de diligence, «проворный экипаж») – транспортное средство для междугородной перевозки пассажиров; 9«Прибытие поезда на вокзал Ла-Сьота́» – фильм снятый и впервые публично показанный братьями Люмьер в 1896 году; 10Джозеф Чемберлен (1836-1914), английский политический деятель; 11Джазовый оркестр (биг-бэнд), основанный Гленном Миллером в 1937 году; 12Видимо, речь о романе Виктора Пелевина «GenerationП»; 13Кинематограф, кинотеатр, иллюзион


  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Ваше имя*:
Ваш E-mail:

Введите числа с картинки:



yakuchina24.07.2015 12:06:32
Прочитала наконец. Как всегда супер, но по персонажу....Что-то вы меня маленько запутали.... Малькевич на поверхности, но нестыковочка по некоторым деталям... Я просто махом проглотила, так отлично написано! Надо еще пару раз вдумчиво, с оттягом, может и отгадаю. Намекнете - кто? Хотя бы горячо? Холодно?
33
0
:Жирафа26.07.2015 18:53:09
Афтар, конечно, высокообразован и талантливо излагает, другое дело, что непонятно, а что сказать-то хотел? Какие-то намеки, но на кого, зачем, это какой-то литературный ребус.
23
0
мимо проходил27.07.2015 12:18:47
Если б не Якушина расшифровала - ни за что б не догадался!))) Написано - да, как по маслу, но вот непонятно тогда, в связи с чем. Вроде не слышал (или пропустил, не знаю), чтобы против него какую прокурорскую очередную проверку назначили, чтоб смывался в очередной раз, как с Новгорода в 12-м.
18
0
Zmielov27.07.2015 20:52:21
Но жалок тот, кто все предвидит,
Чья не кружится голова,
Кто все движенья, все слова
В их переводе ненавидит,
Чье сердце опыт остудил
И забываться запретил!
Пушкин А.С.
0
23
Пересвет29.07.2015 12:12:08
Браво, Сергей Николаевич! И Малькевич, как настоящий, в Синема, и наместник чудной... с котиками-птичками в айпадике.
46
0
Сева Новгородский26.08.2015 21:02:58
Хлестакевич строчит шедевр «Пи дженерейшен»?! Ну, автор, насмешил. Это про докторскую что ли? Он в Новгороде обещал на отдыхе написать
42
0
Читатель24.09.2015 18:33:10
в "Вашем Ореоле" вообще нечего читать
29
0
Каменный гвоздь25.09.2015 20:02:06
Кто знает, а где Сочивко? Чевой-то его не видно и не слышно
18
0
Реньяр мл.14.10.2015 19:01:21
Автор реально крут. Мне понравился текст
36
0
Ак Барс01.11.2015 17:52:39
yakuchina, ну теперь-то ясно тебе, про кого поэма? А почему СН не пишет, тай-аут, что ли? Я требую продолжения банкета )
25
0
Сам Неместный28.11.2015 19:57:46
Хлестакевич в едросы затесался. Гоните его из Омска, пока не пролез в депутаты
25
0
Брат 308.03.2016 19:47:14
Да, дело разве в Хлестакевиче или его в прототипе-чудаке на букву М? Наместник виноват, прикармливает у кормила власти ловкачей заезжих. Гнать надо их в шею.
21
0
Клим28.06.2016 20:00:43
Да, в Хлестакевиче почти всё от Малькевича. Во всяком случае узнаваем. Супертекст!
16
0
05 декабря 2017
2309 0
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)

CopyRight © 2008-2014 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
И. о. редактора информационной ленты сайта - Ермоленко Ольга Николаевна.
email: [email protected]

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: [email protected]

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: [email protected], [email protected]