Новости. Омск

Память о репрессиях признали «непрофильным активом» ГУИПа Омской области

В Пушкинской библиотеке прошла презентация очередного – и теперь уже последнего – тома «Книги памяти».

Сегодня, 22 июня, в связи с очередной годовщиной начала Великой Отечественной войны, в Пушкинке состоялось мероприятие на связанную с Днём памяти и скорби тему – презентация книги «Невольные сибиряки». Это издание посвящено судьбам в военные годы двух народов – советских немцев и калмыков, депортированных в Сибирь из западных регионов страны. Вообще таких народов было намного больше, но авторы книги работали исключительно с омскими архивами. Чеченцы, крымские татары и прочие вскоре после реабилитации увезли на родину касавшиеся их документы, а немцам, например, везти бумаги было некуда: Республику немцев Поволжья, как известно, так и не восстановили.

«Невольные сибиряки» стали частью масштабного проекта «Книга памяти жертв политических репрессий». Начиная с 2000 года было издано в общей сложности более десятка томов, среди которых выделяется по своей уникальности и громадности проделанной работы трёхтомник «Крестьянская голгофа». В основе каждого тома – скрупулёзная работа редакции с целым массивом документов. И эта работа, как выяснилось недавно, не нужна региональным властям.

Этот проект, конечно, ни в какой период своей жизни не был коммерческим: нереально извлечь прибыль из подобного издания. Известно, что тираж «Невольных сибиряков» всего 650 экземпляров, ни один из которых не появится в продаже: все книги будут распределены по библиотекам, где их смогут найти специалисты и просто интересующиеся. А потому «Книга памяти» существовала на средства областного бюджета, и в этом году чиновники решили ради экономии прекратить это финансирование.

– Но почему было принято это решение? – спросила с недоумением главу редакции Марию Сбитневу тележурналистка во время короткого интервью перед началом презентации.

– А вот тут у нас глава Управления по информационной политике господин Сумароков, – ответила та с интонацией, которую сложно описать. – Все вопросы, пожалуйста, к нему.

Сумароков действительно стоял неподалёку. Уже через несколько минут сквозь гудение десятков голосов (а народу собралось немало) можно было с трудом расслышать его слова: «некоторые сложности...», «сформируем предложение...», «уникальный опыт...» Наконец, с некоторым опозданием презентация началась.

Сбитнева зачитала несколько обращений от людей, которые не смогли приехать. Скажем, писатель и член правления «Мемориала» Ян Рачинский написал:

«Жалею, что меня не будет с вами в день презентации этих лучших и, увы, последних томов...»

Минорный лад, на который настроились собравшиеся, явно требовал вмешательства представителя власти, который бы объяснил, что в действительности всё хорошо и всё идет по плану. Сумароков определённо пришёл именно для этого – к нему и перешло слово после Сбитневой. Глава ГУИПа был щедр на слова:

– Книга памяти – это историческое явление для Омской области! – объявил он. – Очень радует, что бесценные архивные данные собраны в этих книгах... Жаль, что некоторые финансовые сложности не позволяют продолжать издание в прежнем виде, но в ближайшее время мы оформим новое предложение для членов редакции. Они смогут работать на базе 12-го канала и выпускать электронные издания, которые будут доступны не только специалистам, но и широким кругам.

Надо признать, что попытка придумать какой-нибудь плюс для издания книги в электронном виде (то есть для простого отказа в финансировании бумажных книг) получилась довольно неуклюжей: в конце концов, «Книга памяти» и сейчас есть в интернете. Ещё стоит вспомнить, раз уж глава ГУИПа сам заговорил о 12-м канале, что «некоторые финансовые сложности» этот канал не затронули, наоборот: губернатор Назаров лично отстаивал в Заксобрании существенное увеличение финансирования «двенашки». Отстаивал – и отстоял, несмотря на сопротивление коммунистов. А на редакцию «Книги памяти» теперь облправительство готово тратить совсем смешные деньги – зарплату по нескольким ставкам.

Но до определённого момента выступление Сумарокова осталось без комментариев: было ещё несколько основных выступающих. Этнограф из ОмГУ Татьяна Смирнова, один из авторов книги в той её части, которая касалась немцев, изложила общую информацию: всего в Республике немцев Поволжья жило в 1941-м 805 тысяч человек, половину депортировали в Казахстан, половину – в Сибирь, в том числе 84 тысячи оказались в Омской области.

– А потом, при Хрущёве, все репрессированные народы поехали домой, а немцы – нет, – напомнила Смирнова. – И вы посмотрите, какой цинизм: почему немцев-то не отпустили? «Они хорошие работники! Кто будет работать, если не они?». История советских немцев – это длинная и трагичная история... И я хочу выразить надежду, что работа будет продолжаться!

Сумароков, слушая это выступление, старательно кивал. Далее слово перешло к Виктору Эйхвальду, главе немецкой культурной автономии Омска.

– У российских немцев 2 дня скорби, – начал он, – сегодня, 22 июня, и 27 августа, когда мы собираемся у камня на Тарской...

Далее Эйхвальд тоже вспоминал о несправедливости, жертвой которой стали немцы. Их не реабилитировали в 56-м, и только в 72-м разрешили возвращаться на Волгу, но к тому времени уже успело смениться поколение, так что желающих оказалось немного. А когда Горбачёв разрешил выезд в Германию, многие выбрали именно это. И, «пролетая над Волгой, они приземлились в Европе».

– Некоторые говорят, – продолжал Эйхвальд, – «Чего вы жалуетесь? Да вам повезло, что вас вывезли, многие могли погибнуть». Но это не предмет для спора, вопрос в итогах. А итоги таковы, что мы понесли серьёзные потери, которые никогда не будут восполнены. Мы носили клеймо депортированных десятилетиями – но в первые месяцы войны с врагом сражались 33600 солдат, офицеров и генералов-немцев! Многие сражались и позже, под русскими фамилиями. Многие стали Героями Советского Союза... Обрусевший немец Николай Гастелло стал символом русского мужества!

– Я вырос в немецкой деревне, – вспоминал оратор, – и директором в нашей школе был русский, Иосиф Иванович, скромный человек – и мы долго не знали, что у него 4 ордена Красной Звезды. Однажды 9 мая он говорил с нами о войне, и потом я спросил у отца: «Вы же одногодки. А где ты был тогда?» Он промолчал. Отец был в другой армии, «трудовой», куда забирали девочек с 15 лет, мальчиков с 16. Многие не вернулись, в том числе мой дед. Было морально тяжело: ведь немцы отдали всё, что смогли, но остались в чём-то виноваты... И другой мой дед, когда я спрашивал его об этом, отвечал: «Но ведь мы же немцы...» То есть он готов был предположить, что из-за национальности Сталин в чём-то был прав...

Заканчивая свою эмоциональную речь, Эйхвальд вручил Сбитневой букет живых цветов и поцеловал ей руку. Собравшиеся бурно аплодировали. А вот Сумароков, похоже, воспользовался этим моментом, когда всеобщее внимание было от него отвлечено, и исчез. Это, конечно, заметили, и в дальнейшем разговор вертелся почти исключительно вокруг «культурной политики».

– Вам не совсем повезло, что вы оказались в ГУИПе, – говорил Сбитневой кто-то из последующих ораторов. Теперь вы стали для них «непрофильным активом». Неужели в Минкульте не найти 3-4 ставки? Вы собрали очень много материалов – так неужели это всё теперь подлежит забвению?

Краевед Владимир Селюк был более радикален:

– Сегодня День Памяти. Нет памяти – нет народа. Вот был тут человек от губернатора – посидел и ушёл! Так они и работают... Вчера отвечал за трактора, завтра будет отвечать за медицину. Они постоянно говорят о патриотизме, о единении нации – и у них нет денег на несколько ставок? А воруют миллионами! При Глебове в исполкоме было 46 человек, а сейчас их тысячи – и промышленности нет, сельского хозяйства нет, ничего нет! Не отступайте! Книга будет жить – я вам точно это говорю!

Поддержал Селюка Александр Минжуренко, вспомнивший про свою статью «Чиновничья амнезия», написанной на ту самую тему:

– Жаль, что ушёл Сумароков, – признал он. – Надо было мне второму дать слово, я бы ему врезал! Ведь ему предложили сократить расходы в чём-нибудь, и он должен был выбрать, на чём именно сэкономить – или на пиаре правительства, или на вот таких вещах. И он выбрал! Но я историк, и поэтому знаю: имена таких людей, как наш глава ГУИПа, вписываются в книги истории чёрными буквами, и мы запомним поимённо всех, кто мешал благородной работе. Не было никакой объективной необходимости лишать Книгу памяти финансирования! Это сознательное вытравливание исторической памяти. Я смотрел региональный бюджет – они там на спичках экономят, зато покупают дорогие машины для второстепенных чиновников. В других регионах начинают открывать такие редакции Книг памяти, а у нас уже закрыли и отчитались...

Собравшиеся согласились с тем, что надо активнее доносить до общества правду о вредной политике властей – доносить через СМИ или как-то ещё. В заключение Сбитнева рассказала о тревожных результатах опросов, показывающих, что люди мало знают или вообще ничего не знают о репрессиях 20-го века и полагают, что знать и задумываться совсем не обязательно. Едва ли не половина россиян положительно оценивает роль Сталина, многие считают, что репрессии были либо незначительными, либо полностью оправданными. А если тот опыт ничему не научил наше общество – значит, масштабный государственный террор может повториться.

Впрочем, наших чиновников такие проблемы явно не интересуют.

  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Ваше имя*:
Ваш E-mail:

Введите числа с картинки:



.Омич22.06.2017 22:22:40
Надо знать были сталинские и коммунистические репрессии, а это разные вещи. Сталинские репрессии были более жестокие и кровавыми которые не щадили даже своих. Самое трагичное для нашего народа, это последствие сталинских репрессий. Прошло много лет, но страх передался поколениям. Даже сейчас многие бояться потерять работу, пенсии, социальные льготы, бизнес, собственность, денежные накопления и многое другое. Когда россияне избавятся от страха, не известно, и будет это когда-то сложно сказать.
4
4
поживший23.06.2017 05:43:43
А что, этого парнишу щекастого еще не вытурили? Смотри ка как крепко присосался!
3
0
Сергей Владимирович23.06.2017 09:52:23
Со связями сложно выпереть!
0
0
Карл23.06.2017 12:04:13
Чиновник не должен так безобразно выглядеть!!!
1
0
Сергей23.06.2017 12:07:15
память для чиновника "не профильный актив"- да вы подонки вот и все
2
0
Флекс24.06.2017 09:09:25
Эк щеки то раскидал по всему экрану)))ему надо меньше есть, и больше читать.И лучше всего заставить его к этому принудительно)
1
0
19 июля 2017
2832 3
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)

CopyRight © 2008-2014 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
И. о. редактора информационной ленты сайта - Ермоленко Ольга Николаевна.
email: [email protected]

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: [email protected]

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: [email protected], [email protected]