Новости. Омск

Евгения Лебедева: «В печи всегда происходит какая-то особая магия»

Омичка, получившая медицинское образование и сделавшая карьеру мастера маникюра, после мастер-класса на Алтае влюбилась в керамику. Теперь в посуду от Lavanda Ceramics влюбляются эстеты по всей России и за ее пределами. 

– Евгения, если я загляну в ваш шкаф с посудой, что я там обнаружу?

– Магазинную посуду постепенно вытесняет та, которую я вылепила своими руками. Раньше я могла на несколько часов «потеряться» в магазине посуды, эта страсть у меня от мамы и бабушки. А теперь разве что могу заглянуть в IKEA, мне у них нравится цветное стекло.

– И каково это – есть из «космической» посуды, пить из кружек, на дне которых живет звездное небо?

– Есть из такой посуды намного приятнее, чем из обычной, испытываешь эстетическое удовольствие. В такую посуду вложена душа и это чувствуется, когда просто берешь её в руки. Даже еда выглядит интереснее. Когда ко мне приходят гости, они все время что-то рассматривают, ощупывают.

– Среди ваших работ есть «алтайская» тарелка, в которой вы планировали хранить мох, но затем ее судьба совершила резкий поворот. Расскажите о ее истории!

– Я люблю путешествовать, и зачастую именно эти впечатления вдохновляют на создание новых изделий. В прошлом году я вернулась из очередного путешествия на Алтае и привезла с собой мох в качестве сувенира: его можно высушить, хранить и любоваться. Я решила сделать для него мисочку. На ней появились горы, текущая река. Один край я сделала ниже, он получился волнистым, будто река вытекает. Покрыла глазурью, река стала голубой с белым, словно Катунь в августе. По бокам – зелень, черно-зеленые горы. В общем, воплощение алтайской природы. Хранить в этой миске мох я, конечно, не стала, ведь он бы закрыл реку. Так что кладу в нее печеньки и орешки во время чаепитий.

– Вы говорили, что работа с глиной – это кайф для кинестетика. Когда вам впервые довелось этот кайф испытать?

– Это тоже было на Алтае, в Аскате, городе мастеров. Я узнала о предстоящем мастер-классе по керамике, правда, для детей, но меня это не остановило. Он длился, наверное, 15 минут, но это были счастливейшие 15 минут! Мастер-класс проходил в юрте, под чутким руководством приятной женщины-керамиста из небольших кусочков глины мы лепили горшочки. У меня есть фотография, где я со своим горшочком, лицо у меня там светится непередаваемой радостью. Мой парень, который созерцал это мое счастье, потом говорил мне: «Женя, ну ты сущий ребенок».

– Отозвалось что-то внутри?

– Это был дикий восторг и восхищение! Я поняла, насколько приятно работать с глиной, создавать из маленького комочка не что-то абстрактное и непонятное, а полноценную вещь, которую можно использовать. Я всегда любила что-то делать руками, но такого чувства, как с глиной, никогда не испытывала.

– Итак, вы приехали домой со своим горшочком – и закрутилось?

– Поначалу все затихло, но, бывает, начинаешь о чем-то думать, и оно к тебе приходит. Я стала натыкаться в «Инстаграме» на керамистов, хотя не искала их. Один из них, к примеру, делает чайники и пиалы, а я как раз увлекаюсь чаем в китайской традиции. Подумала тогда, как круто, можно сделать посуду для чая своими руками и использовать! Стала задумываться, где в Омске можно поучиться, подруга сказала, что у нас открывается мастерская «Глазурь», и я сходила к ним на мастер-класс. Тогда я впервые попробовала лепить из глины вручную. Потом заказала в интернете глину и глазурь – у нас в городе достать всё это нереально. Свои первые корявые изделия возила в «Глазурь» на обжиг, за определенную плату. Сначала изделие обжигается после лепки, затем еще раз – после глазурования. Еще какое-то время нужно на сушку. Таким образом, между комком глины и готовым изделием проходит как минимум неделя.

– А чайник вам удалось сделать?

– Это было первое, что я слепила. Причем чайник считается самой сложной формой в керамике – то-то в «Глазури» удивились, когда я привезла свой чайник на обжиг. Сначала я хотела сделать стаканчик, но потом задумалась: ведь можно приделать ручку, носик, сделать крышку… В общем, чайник получился кривой и косой, с плохим проливом, но он первый!

– Не опасно ли для изделий вот так вот «путешествовать»? Один обжиг, другой…

– Опасно. Я всегда со страхом возила свою керамику на обжиг: с этой тряской, по нашим дорогам… На изделиях после таких «приключений» могут появиться сколы, вещь может разбиться. Поэтому я приобрела свою муфельную печь для обжига, заказала у мастера из Московской области. Максимальный объем загрузки у нее – 40 литров, чтобы вы примерно представляли, в одну партию помещаются, скажем, две плоских тарелки, около восьми пиал, три кружки. Печка – удовольствие недешевое, расплачиваться за нее приходится до сих пор. Но возможности для экспериментов, которые она дает, того стоят. Стоит у меня в мастерской, я снимаю производственное помещение, где леплю, глазурую и обжигаю изделия.

– Бывает такое, что эксперименты оборачиваются неприятными сюрпризами?

– То, что происходит в печи, зачастую мне неподвластно. Опытные керамисты, которые досконально изучили «поведение» глазури при определенной температуре, реже получают различные неприятные сюрпризы из печи в виде наколов, трещин, пузырьков. Но эксперименты позволяют искать интересные сочетания: можно набрызгать разной глазури и с замиранием сердца ждать результата. Это всегда какая-то особая магия, результат непредсказуем. Порой смотришь и думаешь: «Это что, я сделала?»

– Наверное, разнообразие форм, к которым может обратиться керамист, окрыляет?

– В какой-то момент я поняла, что могу слепить что угодно: посуду любого цвета, любой формы! Даже сейчас, когда я вспоминаю тот момент озарения, у меня мурашки по коже… И при этом каждое изделие существует в единственном экземпляре. Даже если ты сделаешь что-то похожее, все равно будут отличия. Я начала делать тарелки, пиалы, кружки… Поначалу руки не чувствовали толщину стенки глины, изделия выходили тяжелыми, с толстыми стенками. Позже это чувство пришло, стенки стали оптимальной толщины. Сейчас на своих мастер-классах я говорю, что руки – это почти то же самое, что и глаза, даже с закрытыми глазами можно хорошо прощупать глину.

– А гончарный круг ограничивает творчество или, наоборот, расширяет возможности?

– Он хорош, когда нужно вылепить большое количество идеально гладких и симметричных емкостей. Хотя я знаю одну девушку-керамиста, которая сначала делает ровную форму на круге, а затем уже руками добавляет ассиметрию, делает вмятины и погнутости. Получается своеобразная «кривая керамика», кстати, такие формы близки и мне. Что же касается ручной лепки, она позволяет создать что угодно, в том числе и идеально гладкую вещь – просто потребуется приложить больше усилий к обработке поверхности.

– Вы довольно быстро перешли от первых самостоятельных попыток общаться с глиной к мастер-классам.

– Так получилось, что я очень хотела поехать на фестиваль «Древо жизни», который организует опытный омский музыкант Антон Панькин. Это человек, который многих подтолкнул к любимому делу – возможно, когда они сами еще не до конца осознавали, насколько это им близко. Перед фестивалем Антон сказал: «Женя, нужен мастер-класс». Я начала возражать, но он настаивал: «Женя, просто попробуй!». На том мастер-классе людей было немного, лепили миски и стаканчики – по сути, одна и та же простая форма, у кого-то шире, у кого-то выше. Уже тогда я поняла, насколько все люди по-разному проявляют себя в творчестве, насколько удивительные идеи им могут приходить. Я бы такого не придумала!

– К примеру?

– Недавно на мастер-классе одна девушка слепила змеиную кружку: ручка в виде змеи, и на дне три змейки свились клубком. Иногда люди, к примеру, помещают внутрь кружки котят, которые показываются по мере убывания напитка, но чтобы змей! Еще на одном мастер-классе, когда мы делали аромалампу, та же девушка сняла с руки браслет и стала отпечатывать его фактуру на глине. Кстати, интересно, что у мужчин получаются кружки погрубей, а у женщин, напротив, что-то изящное, с рисуночками.

– Где вы продаете свои изделия, как решаете вопрос ценообразования?

– Через Instagram, специальные онлайн-платформы для хэндмейкеров. Есть у нас в Омске и уютные магазинчики с товарами от городских мастеров. Что касается цен, смотрю, сколько стоят аналогичные изделия у коллег, учитываю размер и сложность изделия, время, которое я на него затратила. К примеру, одно дело – маленькая пиалка, другое – лист монстеры в полном масштабе, который я кропотливо вырезала, выглаживала… Покупателей чаще удается найти за пределами Омска: к примеру, в «столицах» рынок керамики развитый, а люди там умеют ценить уникальные вещи, которые, к тому же, будут служить годами. Одна клиентка из Москвы, к примеру, очень удивилась, узнав, что чайная пара стоит «всего» 1000 рублей – и купила целых три. А на ярмарке в Омске довольно скромную цену, напротив, могут посчитать слишком высокой – другие мастера из нашего города, кстати, тоже сталкивались с этой проблемой. Так или иначе, благодаря интернету моя посуда постепенно расходится по миру: мои изделия живут у новых хозяев в Москве, Санкт-Петербурге, Новом Уренгое и даже в Казахстане.

– Вы вложили немалую сумму в покупку печи, приобретаете материалы, оплачиваете аренду… Мастер-классы и продажа изделий окупают затраты?

– Все-таки, моя основная профессия, которая меня кормит – мастер маникюра. Маникюр пришел в мою жизнь на два года раньше керамики, во время учебы на 4 курсе Медакадемии. Тогда я стала понимать, что творчество – это мое, а вот медицина – не особо. Пока керамика – исключительно для души, выручаемых денег хватает, чтобы покрыть расходы, но не более. Это определенный отдых, вдохновение. Что в маникюре, что в керамике мне нравятся необычные дизайны, неожиданные сочетания цветов, асимметрия. В работе с глиной мне близки искривления, подтеки глазури, выпуклости, шероховатости, природные трещины на глине, придающие изделию нотки первобытности. Как керамист я еще в самом начале пути, возможно, в дальнейшем расстановка сил в моей творческой и профессиональной жизни изменится, керамики станет больше. Пока я продолжаю развиваться в обоих направлениях и вынашиваю большие мечты: к примеру, создать целый комплект авторской посуды для какого-нибудь атмосферного омского кафе, уехать на месячный учебный курс и с утра до вечера лепить, чтобы вернуться домой с целым чемоданом изделий!

Фотографии предоставлены героем публикации

  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила

1
0
Константиныч28.04.2018 09:51:16
Два больших СПАСИБО: Евгении - увлеченному человечку и Юлии за талантливый рассказ.
25 мая 2018
567 0
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Яндекс цитирования Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2018 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Ермоленко Ольга Николаевна.
email: [email protected]

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: [email protected]

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: [email protected], [email protected]