Новости. Омск

Великобритания

Российская интернет-партия

Фото vk.com
Идеологический профиль интернет-пользователей - примерно такой же, как у населения в целом: большинство поддерживает режим, затем идут левые (хотя разрыв между этими двумя группами сейчас меньше, чем до переизбрания Путина), и, наконец, последнее место делят националисты и «либеральные демократы».

В последние годы число пользователей русскоязычного интернета (Рунета) стремительно растет. Сейчас больше половины взрослого населения России пользуется интернетом. Россияне в среднем проводят в социальных сетях больше времени, чем жители любой другой страны, кроме Израиля и Аргентины. Такое положение дел в сочетании с координирующей ролью, которую социальные сети играли в оппозиционных движениях 2011-2012 годов, заставляет многих верить в исключительный политический потенциал Рунета.

Исследование, проведенное в 2012 году независимым «Левада-центром» показывает, что идеологический профиль интернет-пользователей - примерно такой же, как у населения в целом: большинство поддерживает режим, затем идут левые (хотя разрыв между этими двумя группами сейчас меньше, чем до переизбрания Путина), и, наконец, последнее место делят националисты и «либеральные демократы». Таким образом, данные, полученные на основании анализа социальных сетей, могут служить надежным источником информации о российском обществе и о его политических различиях. Более того, интернет отражает весь спектр мнений, включая взгляды националистов, «новых левых», религиозных фундаменталистов и так далее, обычно не представленные в мейнстримных СМИ.
Социальные сети позволяют нам присмотреться к этим новым группам и понять, что они могут значить для российского будущего.

Идеологические расхождения
Изучение массовых интернет-сообществ и элитарных блогосферных групп позволило нам выявить четыре отчетливых варианта «идентичности»: либерал, левый, националист и сторонник режима. Все эти идеологические направления существовали в России до большевистской революции и сохранились в исторической памяти, несмотря на монопольное положение, которое в СССР 70 лет занимала Коммунистическая партия. В современном российском обществе они крайне аморфны, что вполне понятно: люди соотносят себя с исторически узнаваемыми категориями, из которых лучше всего им знакомы деление на правых и левых, а также на либералов и сторонников авторитаризма. Группы на популярных интернет-сайтах - таких, как «ВКонтакте», русском эквиваленте Facebook, - носят названия, ясно указывающие на их политическую направленность: «Я – русский», «Наша Родина – Советский Союз», «Коммуна» и так далее. Но кого они представляют на самом деле?

1) Широкие массы советских граждан
Формально самая большая группа интернет-пользователей – это сторонники Путина. Однако присмотревшись к ним, мы решили, что лучше всего им подойдет название «широких масс советских граждан». Это конформисты, люди, которые всегда вместе с большинством и всегда на стороне действующего правительства, каким бы оно ни было. Сейчас они поддерживают «Единую Россию» и близкие к ней партии – такие, как ЛДПР Владимира Жириновского, а также православные объединения, но в девяностых многие из них поддерживали ельцинский «Наш дом – Россия», а временами и либералов Егора Гайдара и Анатолия Чубайса. В настоящее время инертная гомогенная масса советского общества медленно и мучительно распадается. На популярных сайтах вроде «ВКонтакте» этот процесс не слишком заметен, но если взглянуть на Facebook и Twitter можно увидеть, как в рамках вышеназванных направлений появляется множество элитарных групп. Это делает идентичности более сложным и разнообразными, хотя их носители продолжают называть себя «левыми» или «националистами».

2) Левые
Первыми перемены затронули левых. В этом сегменте видны новые для России тенденции, которые отчасти подтверждают вывод Фрэнсиса Фукуямы (Francis Fukuyama) о том, что левые (в основном западные) перестали любить и защищать рабочий класс, повысивший стандарты жизни, обуржуазившийся и более не нуждающийся в поддержке. Вместо этого они теперь поддерживают народы бывших колоний, культурные меньшинства, ЛГБТ-структуры и так далее. В России между различными марксистскими и левыми течениями существуют огромные различия. Хотя все они вроде бы выступают за равенство и социальную справедливость, при этом у зюгановских крайних ксенофобов мало общего с защитниками меньшинств из «антифа», а с точки зрения бывших коммунисток, превратившихся в патриархально настроенных старух, феминистки-панки из Pussy Riot выглядят богохульницами. Следует также заметить, что даже в Рунете, «новых левых» мало по сравнению со сторонниками Коммунистической партии.

3) Националисты
Эта группа сейчас сильно меняется. Русский национализм как самостоятельная идеология появился в начале 20-го века. Его придерживались такие печально известные причастностью к еврейским погромам организации, как «Черная сотня» и «Союз русского народа». В то время национализм подразумевал защиту империи и царского самодержавия, однако нынешние националисты все чаще проявляют враждебность к имперским устремлениям, на что указывает их лозунг «Долой Кавказ». Это - главный предмет их разногласий с путинским правительством. Антикремлевские настроения продолжают усиливаться и расширяться в националистической среде, причем не только в Москве и в Санкт-Петербурге, но и в регионах. В некоторых местах, например, в Ставропольском крае, национализм играет роль ведущего оппозиционного течения.

4) Либералы
Либералы изменились меньше всего, но у них и меньше всего различий между «простыми» сторонниками и «элитой». Эту группу отличают три характеристики. Во-первых, это самое рассредоточенное и расколотое из интернет-сообществ. У них нет даже устойчивого самоназвания – слово «либерал» редко употребляется в либеральных кругах. Они называют себя «рукопожатными» (а других «нерукопожатными») и используют негативные термины вроде «Антиселигер».
Вторая характерная черта этого сообщества – глубокий пессимизм. Они считают реализацию в России либерального политического сценария в европейском стиле крайне маловероятной. Себя они рассматривают как меньшинство, находящееся во враждебном социальном окружении – среди людей с «рабским менталитетом» - и потому обреченное на неудачу. Из этого вытекает третья их характерная черта: отсутствие политической программы для России в целом, которую в лучшем случае заменяют идеи, адресованные членам сообщества.

Идеология или котики?
Распад российского общества на идеологические группы можно считать свершившимся фактом. В каком-то смысле, это шаг вперед по сравнению с положением дел в советское время с его аморфными народными массами. Сейчас мобилизовать население целиком в мирное время было бы невозможно, да и манипулировать им намного труднее. С другой стороны, сравнительное изучение интернет-сообществ в разных странах показывает, что российские пользователи наиболее расколоты. В российском интернете идеологические группы практически не связаны друг с другом. Между ними почти не бывает дискуссий и контактов.

Чтобы понять, как будет в ближайшие годы развиваться этот идеологический спектр, нужно рассмотреть организационные и объединительные способности различных направлений. Такой подход резко меняет приведенную выше картину. Лучше всего дела с самоорганизацией обстоят у левых и националистов. Прорежимные конформисты от них сильно отстают (их организовывают сверху), а либералы меньше всех проявляют интерес к самоорганизации, что не обещает им в будущем ничего хорошего. Итак, что же помогает мобилизации этих идеологических групп и какие проблемы объединяют их в блогосфере?

Идеология сильнее всего интересует левых. Они обсуждают классический марксизм, неомарксизм, отчуждение, справедливость и интересы. Второе место занимают националисты, последнее - либералы. Они предпочитают категорию «Иное» – смесь личных фотографий, обсуждения книг, споров о персонажах из кино и котиках… собственно политический контент сводится у них к минимуму. Разумеется, интерес к личной жизни вполне естественен, но мы все-таки говорим о политических интернет-группах!

Да, на Западе либерализм как идеология тоже выглядит изрядно размытым, но это потому что его ключевая идея – примат прав человека – там считается само собой разумеющейся. У нас ситуация совсем другая – права человека в России не имеют веса, а сейчас стали мишенью целенаправленной кампании, предполагающей, что Запад использует эту концепцию как предлог для вмешательства во внутренние дела России. Можно было бы подумать, что подобные притеснения подтолкнут российских либералов к действиям, но, увы, они слишком заняты дискуссиями (ведущимися на уровне намеков) о том, имеют ли в принципе права человека некую особую значимость. Некоторые либералы (в том числе и такие видные, как Владимир Милов) даже защищают националистический лозунг «Хватит кормить Кавказ». Уж какие тут права человека.

Однако главный грех либералов – это их вера в историческое предопределение. С одной стороны, она приводит к пессимизму. У России, жалуются они, авторитарная политическая культура и рабский менталитет. Ее население неспособно сбросить историческое ярмо и поддержать либеральные ценности. С другой стороны, эта же вера вызывает вспышки нелепого оптимизма, особенно на протестных митингах, когда ораторы начинают уверять аудиторию, что исторический прогресс самопроизвольно обеспечит триумф свободы и демократии в стране. При этом, сколько для этого потребуется времени – века или тысячелетия, - они не уточняют. Если посмотреть на текущий исторический момент, станет понятно, что победа от либералов ускользает. Невозможно отрицать, что они помогли внушить более чем половине российского населения ненависть к «Партии жуликов и воров». Однако опубликованный недавно список министров-миллионеров, охарактеризованных как сторонники экономического либерализма, сразу же вызвал отклик: «Хорошо устроились либерасты: сами воруют, а на Путина сваливают». Либералам никто не доверяет.

Будущее идеологических мутантов
Неструктурированные, расколотые общества, не дошедшие до стадии нации, обычно проходят через долгие периоды либо правления диктаторов, либо правления толпы – причем трудно сказать, что хуже. В 1979 году иранская монархия пала, и на смену ей пришла исламская теократия. Арабская весна 2011-2012 годов свергла ряд застойных диктатур, но привела к власти идеологов исламизма. Любое ослабление российских авторитарных тенденций и связанная с ним дестабилизация могут привести к появлению абсолютно новой разновидности потенциальных политических лидеров – идеологических мутантов, порожденных союзом националистической ксенофобии и левого социалистического популизма - другими словами, отражающих чаяния общества.

Наше исследование показывает, что единственная идея, разделяемая всеми четырьмя массовыми направлениями в социальных сетях - это ксенофобия. Ненависть к исламу, выходцам с Кавказа и всевозможным мигрантам распространена даже среди либералов и еще более распространена среди остальных трех групп. Еще одна набирающая популярность идея – социальная справедливость: россиян больше интересуют качество жизни, комфорт и чувство безопасности, чем рост доходов, хотя, правительству, разумеется, проще повышать зарплаты и индексировать пенсии, чем разбираться с жилищным сектором и коммунальными услугами. Общественное недовольство растет, и леваки с националистами мутируют, реагируя на реальную повестку дня. Наиболее активные элементы слева и справа заимствуют друг у друга лозунги и сливаются в российский вариант национал-социализма.

Скажем, листовка партии «Воля», небольшой, но вполне типичной маргинальной организации, бьет по всем болевым точкам сразу, критикуя правительство: «Наша страна умирает. Ее убивают как раз те, кто обязан «по должности» о ней заботиться – чиновники»; национализм - «народное движение “За Иванов!” – это значит в защиту коренного населения России против колонизации страны»; левая риторика против международной буржуазии - «заводы и предприятия за годы перестройки были отданы на откуп Западу, грабительство названо “приватизацией”».

Подобные заявления легко находят отклик в современной России. История учит нас, что в таких ситуациях существуют две модели народного объединения. Первая – это испанская модель, когда после смерти Франко различные политические группы объединились и подписали Пакт Монклоа, отрицавший диктатуру и ставший «дорожной картой» для перехода к демократии. Вторая – модель Веймарской республики, перешедшей от авторитаризма к диктатуре. Первая модель основана на диалоге и уважении чужого мнения, вторая – на уничтожении и подавлении всех противников режима. Я не говорю, что первый вариант в России невозможен. Однако опасность второго очевидна: он намного проще и может осуществиться в силу чистой инерции, если ничего не предпринимать, чтобы его предотвратить.

Эмиль Пэйн 
 
Теги: интернет
  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Ваше имя*:
Ваш E-mail:

Введите числа с картинки:



05 декабря 2017
1978 0
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)

CopyRight © 2008-2014 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
И. о. редактора информационной ленты сайта - Ермоленко Ольга Николаевна.
email: [email protected]

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: [email protected]

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: [email protected], [email protected]