Новости. Омск

Омский сирота, попавший в тюрьму, неожиданно стал владельцем квартиры

Квартиру в «Рябиновке», от которой добровольно отказываются жильцы омских бараков, осуждённый-сирота из ИК-9 Антон Морозов воспринимает как подарок судьбы и шанс изменить свою жизнь к лучшему.

С 15 лет, когда он осиротел, Антон Морозов не имел своего жилья. Впрочем не было его и раньше: квартира, в которой Антон жил со своей матерью, им не принадлежала. А после смерти матери для подростка с третьей группой инвалидности, выросшего без отца, началось бродяжничество. Однако совсем скоро Антон обрел новое "пристанище" — в исправительной колонии Омска.

«В детском доме мест не было, а есть что-то надо. Малолетку с инвалидностью на работу никто брать не хотел. Какое-то время неофициально работал на стройке, но там платили мало или вообще не платили. Пользовались тем, что я юридически неграмотный. Пришлось переступить закон», — тихим, но уверенным голосом рассказывает 24-летний Антон.

Первый реальный срок он получил за квартирную кражу. На свободе не осталось никого и ничего. Не имея опоры в жизни до заключения в тюрьму, Антон не сумел обрести её и на свободе, и в 2013 году снова попал на скамью подсудимых. На этот раз — за угон, на этот раз — на 4 с лишним года в колонии строгого режима №9. Тогда Антон не подозревал, что по изменениям в законе, вступившим в силу с 1 января 2013 года, ему как сироте полагается благоустроенная квартира. Своя и бесплатная.

«Ощущения непередаваемые. Даже не верится, что квартира есть. Садился в тюрьму — ничего не было, — рассеянно говорит Антон после торжественного вручения ключей. — Пока не могу даже представить. Как она выглядит? Не знаю. Представить не могу».

В одной руке он держит документы на квартиру, связку ключей и торт. Торт свежий, целый, в неповреждённой упаковке, что на территории колонии зрелище редкое. Сотрудники колонии решили сегодня отступить от протокола и не проверять привезённый чиновниками омского Минимущества торт: «Сегодня такой праздник, не будем его портить».

В жизни Морозова это действительно большое событие. Потеряв мать в 2006 году, он практически не жил в квартире, перебиваясь ночлежками во дворах или подъездах.

«Иногда была возможность, снимал квартиры у бабушек. Спал в подъездах, возле подъездов, на лавочках — всякое бывало. Иногда тётя к себе пускала».

Тётя — единственная родственница Антона, но оформлять опеку над осиротевшим племянником она отказалась. «Не сошлись характерами».

«Её можно понять. У неё своя семья, двое взрослых дочерей и двое внуков», — делится Антон в ответ на вопрос, не держит ли он обиды на свою тетю.

Да и бессмысленными кажутся все обиды после сегодняшнего события. Первый заместитель министра имущественных отношений Омской области Аркадий Соловьёв лично вручил Антону ключи от квартиры — прямо на сцене, за трибуной, на глазах у всего отряда. Пришлось даже подготовить речь — короткую, скромную, с сухими благодарностями министерству образования и Минимущества и с более искренними — капитану Оксане Ворониной, старшему инспектору группы социальной защиты: «Огромное, большое, прямо огромнейшее спасибо!».

Именно она оформляла все необходимые документы для Морозова — и для получения квартиры, и для выхода по УДО. Воронина почти с материнской теплотой отзывается об Антоне как о человеке позитивном, общительном, эмоциональном.

«Он в шоке от масштабности происходящего. Спрашивал — может, не надо такого торжества?».

По словам Ворониной, Антон принимает большое участие в жизни колонии, в организации массовых мероприятий.

«Он может оформлять стенды, у него красивый почерк. Играет в футбол очень хорошо. Старается везде всячески заработать себе поощрение», — рассказывает старший инспектор.

Антон подтверждает позже — футбол любит, ещё его тянет к машинам, а в литературе интересует военная проза. Искренность Антона, с которой он вот так запросто рассказывает о своём прошлом, о своих товарищах в колонии, об интересах, переживаниях и планах на будущее, подкупает.

«Хочу троих детей — двух девочек и мальчика. Но это потом, к этому надо стремиться. Сначала сам встану на ноги, оформлю прописку, устроюсь на официальную работу. Не упущу шанс начать жизнь с чистого листа», — с неожиданным пафосом выдаёт Антон.

Шанс у него действительно есть. Антону всего 24 года, аттестат о среднем образовании у него есть — получен в колонии. Здесь же он осваивает профессии слесаря-сантехника и сварщика. Шутит, что с этими знаниями и опытом работы на стройке сможет держать свою квартиру в порядке.

Вообще для осуждённого, к которому, пожалуй, впервые в его жизни приковано столько внимания, Антон держится хорошо, хоть и видно, что волнуется. Послушно сидит перед камерой, терпеливо выполняет все распоряжения телеоператора, который создаёт сюжет: вот Антон входит в спальный блок, открывает тумбочку, достает фотоальбом с детскими снимками, разглядывает фотографию матери.

«Не устал ещё от такого повышенного внимания? Не переживаешь?» — спрашиваю его.

«Уже лучше, я понемногу отхожу и меньше волнуюсь», — признаётся Антон, признаётся впервые за этот день не на камеру, а за пределами фото- и телеобъективов.

Всё это время в спальне, где происходит разговор, пусто и тихо. Осуждённых построили на улице и держат там, чтобы не мешали журналистам. Уже наступило время обеда, и сотрудники колонии деликатно напоминают, что Антон должен идти. Вместе с ним обеда ждут ещё сотни осуждённых. Но те, кто знаком с виновником торжества, подождать готовы.

«Они были очень удивлены и рады за меня, — рассказал Антон. — Говорят, давай, вставай на ноги, сюда больше не возвращайся».

Памяти о проведённых в колонии №9 годах в виде тюремных наколок Антон оставлять не хочет.

«Наколки — клеймо на всю жизнь. Зачем мне эта память? Здесь нет ничего хорошего. И хочу сказать всем — соблюдайте закон, не попадайте сюда. Ничего здесь хорошего нет».

Справка: Морозов — не первый осуждённый из числа сирот, получивших от государства квартиру. По словам Ворониной, только в их колонии квартиры согласно очерёдности получили уже трое. Двое вышли на свободу и заселились, третий осуждён на долгий срок и свою квартиру увидит только в 2020 году.

Изменения в законе «О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» вступили в силу 1 января 2013 года. Закон даёт данным гражданам по достижении 18 лет однократное право на получение благоустроенного жилья по договору социального найма. По плану регионального Минимущества на текущий год сиротам должно быть предоставлено 380 квартир. Следует отметить, что не все сироты, которые будут обеспечены жильем в этом году — осуждённые.

Анна Давыдова

Фото Максима Самылкина

  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Ваше имя*:
Ваш E-mail:

Введите числа с картинки:



05 декабря 2017
1962 0
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)

CopyRight © 2008-2014 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
И. о. редактора информационной ленты сайта - Ермоленко Ольга Николаевна.
email: [email protected]

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: [email protected]

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: [email protected], [email protected]