Новости. Омск

Приговор по «ОПГ омских спортсменов» озвучен, но не вручен осужденным

До сих пор фигуранты громкого уголовного дела, их адвокаты и родственники довольствуются резолютивной частью вердикта, оставившего в силе приговор суда первой инстанции…

Профессиональные юристы связывают медлительность суда апелляционной инстанции с большим объемом информации, подлежащей фиксации в тексте определения.

В общей сложности два заседания длились более 10 часов, были опрошены три новых свидетеля, приобщена масса документов, рассмотрено порядка двух десятков ходатайств. Все защитники и осужденные воспользовались своим правом выступить в прениях. Как говорится, по полной программе.

Отвлекающий маневр?

Родственники пятерых осужденных на длительные сроки молодых людей считают, что судебная коллегия «необоснованно поддержала выводы суда первой инстанции», «не учла новые обстоятельства по делу», «не разобралась в вопиющих противоречиях материалов уголовного дела», «не обратила внимание на процессуальные и правовые нарушения своего коллеги из Советского райсуда».

– Мы считаем, что наше дело имеет заказной характер. В преддверии возбуждения уголовного дела на первого замгубернатора Гамбурга в регионе нужен был громкий отвлекающий внимание граждан, прессы и вышестоящих инстанций процесс. И такое дело было сфабриковано и с помпой пошло в тираж, – выражает общее мнение матерей Лали Хвичия. И добавляет:

– Почти все так называемые «потерпевшие» являются наркозависимыми, есть даже свидетельские показания, данные в суде, как они занимались фасовкой доз для дальнейшей продажи. Открыто, никого не стесняясь и не боясь. Почти все они ранее привлекались к уголовной ответственности, ряд лиц на период следствия находился или под отсрочкой исполнения наказания или под уголовным преследованием. Некоторые, по мнению и информации наших адвокатов, являются внештатными сотрудниками полиции и регулярно дают показания в судах. То, что эти «потерпевшие» занимались распространением наркотиков под крышей силовых ведомств, мы нисколько не сомневаемся, – подытожила женщина общую позицию родственников.

Да это все в Омске знают!

Сказка «про ОПГ»…

А еще граждане категорически не согласны с квалификацией состава преступления как «ОПГ».

– Какая может быть «организованная преступная группа», если на момент совершения двух-трех инкриминируемых деяний парни не были между собой даже знакомы?! А пятеро из девяти пострадавших не знали и никогда не слышали ничего про лидера ОПГ, – высказывает свое мнение правозащитница Ирина Зайцева.

Мы уже неоднократно писали про так называемые признаки ОПГ, которые приписываются фигурантам этого уголовного дела. Факты, приведенные следствием (а затем и гособвинением) в обоснование своей позиции, просто не выдерживают никакой критики – см. Кто – кого: «ОПГ омских спортсменов» или «ОПГ из шестого отдела»?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2067:-l-r-l-r&catid=185:astashkin«Торчки», «барыги» и «рецидивисты» – фавориты омского Правосудия?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1964:lr-lr-lr-&catid=185:astashkin.

Так, осужденный Станислав Ева в апелляции приобщил к материалам дела документы, свидетельствующие, что вменяемая ему «конспирация автомобиля» – это «всего лишь вынужденная регистрация ТС на свою родную сестру по причине того, что у меня имелись кредитные обязательства перед банком и претензии заимодавца могли коснуться движимого имущества». Никакого иного, тем более, криминального подтекста в этом обычном житейском варианте поведения не было!

Константин Григорьев документально подтвердил, что на установленной следствием якобы «конспиративной квартире» никогда не находился и не имеет к ней никакого отношения. «Секретный телефон» был зарегистрирован на мать. Фигурирующее во всех сводках и отчетах силовиков его место работы – «охранник кафе «Сказка» – также не соответствует действительности.

– Данная формулировка применялась лишь с целью связать меня и Александра Задворнова общим местом работы, – считает осужденный.

Общую позицию о «неубедительности выводов предварительного и судебного следствия на предмет наличия такого квалифицирующего признака как «ОПГ»  выразили и адвокаты.

Возможно, это всего лишь наше частное мнение, но если из обвинения убрать ту самую пресловутую «организованную преступную группу», то вердикт суда, а главное размер наказания могли бы соответствовать реальной степени тяжести преступлений и их последствиям для «потерпевших». Видимо, следует напомнить служителям Фемиды, что все пострадавшие прекрасно себя чувствуют (кто еще не в тюрьме), никто (за исключением одного экс-милиционера, получившего удар в туловище за потребление наркотиков и лишившегося части селезенки) в медучреждение самостоятельно не обращался, заявления в правоохранительные органы по месту жительства не писал. Все эти действия были проделаны «потерпевшими» много позже описываемых в обвинительном заключении событий, дружно и в одно и то же подразделение УМВД на Пушкина, 138.

Судя по всему, именно здесь и придумывалась схема «про ОПГ», про массовый отъем имущества, про жестокости и изуверства омской «банды»…

Бумага все стерпит.

Про «синие уши»

В очередной раз не были услышаны доводы защиты о несуразностях и нестыковках материалов следствия и реальности.

Наконец-то допущенная до зала суда свидетельница Кристина Б. показала, что 26 июля 2013 года она со своим молодым человеком отмечала получение диплома и видела в кафе ранее знакомого ей «потерпевшего» Шантина. Тот «отдыхал в кафе», «играл в бильярд», «передвигался бодро», никаких телесных повреждений на лице данного гражданина она «не видела», по причине того, что «их не было».

Между тем по материалам обвинительного заключения накануне Шантин был зверски избит членами ОПГ: ему проткнули железякой ногу (в колене, он едва ходил), выстрелили в глаз с расстояния 10-ти сантиметров, нанесли порядка двадцати ударов по разным частям тела, в том числе по голове, отчего его уши были синие, а на лице были многочисленные и видимые издалека кровоподтеки. Каким образом все эти побои и травмы улетучились через два-три дня после озвученных событий, просто не объясняется. Фантастика да и только!

Но и это еще не все. Свидетельница Кристина Б., как она показала на суде (под протокол и подписку о лжесвидетельстве), дважды была у следователя Плаксина С.Б. из «шестого отдела» УМВД России по Омской области и подробно рассказывала ему именно это и именно так, как оно и было, но тот всякий раз писал… свой вариант показаний девушки! Дескать, толком ничего не видела, и было это 26 июня, а не июля, как утверждает свидетель. Та дважды отказывалась подписывать фальсифицированный протокол. Причем в первый раз она была с адвокатом, и «следственные выкрутасы» происходили на глазах у профессионального юриста, который и посоветовал доверительнице «не подписываться под тем, что вы не говорили». Во второй раз девушка была одна, и сотрудник полиции буквально довел ее до слез, пытаясь заставить подписать нужный ему текст. Но свидетель выдержала натиск «борца с оргпреступностью» и, отказавшись от подписи, ушла. Каково же было ее удивление, когда в апелляции выяснилось, что в материалах дела имеются ее показания с… подложным текстом и… подложной подписью!!! Данное должностное преступление подполковника Плаксина С.Б. зафиксировано в протоколе судебного заседания и десятком свидетелей.

Эти обстоятельства были известны защите еще на стадии разбирательства в суде первой инстанции, но гособвинение от вызова свидетеля Кристины Б. категорически отказалось, а попытка инициировать это со стороны защиты не увенчалось успехом. Благо, что апелляция снизошла до удовлетворения ранее заявленного ходатайства.

Но услышано ли сказанное?!

«Мифический Ринат»

Если хрупкую девушку, которая поведала изнанку следствия, с трудом, но в суде заслушали, то одного их главных свидетелей обвинения так и не нашли. Ни оперативники, ни гособвинение, ни Фемида!

Некто «инкогнито Ринат» стал тем, кто, по словам потерпевшего Руслана Ростова, вручил подсудимому Зазе Саджая 200 тысяч за возврат автомобиля его владельцу. При этом Рината никто не видел, то, что данный человек вообще существует и что он является «братом Ростова», не подтвердили в суде даже родители последнего, заявив, что такого родственника у них нет. Сам Ростов категорически отказался называть персональные данные человека, свидетеля обвинения, фигурирующего и в... тексте приговора суда!

Подробно разложив «эпизод Ростова» по составляющим, защита пришла к выводу, что мошенничество с автомобилем совершил именно «потерпевший» гражданин и уголовное дело по данной статье УК РФ (ст.159 ч.3) необходимо возбуждать именно в отношении него. Заведомо зная, что его машина находится в залоге у банка, а кредит не погашен, он перепродает транспортное средство. Потом ТС еще дважды меняет хозяина, пока не оказывается у омички, которая по суду теперь и выплачивает банковские обязательства гр. Ростова!

На этом фоне версия обвиняемого Александра Задворного о том, что у Ростова имелись перед ним долговые обязательства и в счет их погашения потерпевшим был на время передан ему автомобиль, больше похожа на правду, чем рассказы про «мифического Рината» и «вымогательство». Судя по всему, гражданин Ростов сам кого угодно обведет вокруг пальца. Что и доказал делом.

Кстати сказать, ходатайство защиты «об истребовании данных с видеокамер Омска по нарушениям авто Ростова требований ПДД» было оставлено без внимания, хотя данная информация не могла быть получена без санкции суда и, наоборот, могла пролить свет на то, кто реально находился за рулем авто в дни «гипотетических преступлений».

Видимо, нужно отметить для полноты картины, что в период следствия по «ОПГ омских спортсменов» гражданин Ростов находился под «уголовным делом», а, следовательно, на огромном и действенном крючке полиции.

Таким образом, понятно, откуда все эти странные путаные показания «потерпевшего» Ростова. Непонятно другое: как на таких доказательствах может строиться обвинение? И судебный вердикт?! Ума не приложить. Но ведь это «реалии», которые «по моему велению по моему хотению» узаконил судья Андрей Гужинов, а потом засилила и коллегия из трех судей.

Не абсурд ли…

Подлог зафиксирован!

В еще пущем уголовном стриптизе представила материалы предварительного расследования правозащитница Ирина Зайцева.

Она уже неоднократно и вполне аргументировано заявляла, что «дело сплошь фальсифицировано» – см. В деле «ОПГ омских спортсменов» вместо апелляции – скандал?! http://omsk-pravo.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1996:-l-r-&catid=185:astashkin.

Формальные указания на подлог позже сменились вполне весомым содержанием и доказательствами. Опрошенные понятые и свидетели массово стали отказываться от своих подписей в протоколах следственных действий и утверждать, что «участвовали в иных мероприятиях» и «при иных обстоятельствах», при этом подписи ими или «не ставились» или им «не принадлежат».

Так, в суде был опрошен гражданин Чешуин, который показал, что такого-то числа был остановлен сотрудниками полиции в штатском, которые попросили его поучаствовать в процедуре и сфотографироваться с гражданином, у которого возле банка угнали автомобиль. Тот согласился. Никакой текст протокола при нем не составлялся, никакой подписи в нем он не ставил. Ему сказали, что позже вызовут в органы повесткой, но никто к нему не обращался, никаких повесток из полиции он не получал.

Зато в материалах у/дела появился… протокол за подписью гр. Чешуина, где зафиксированы показания потерпевшего Мироненко, который повествует, что три известных ему гражданина, Саждая, Григорьев и Задворнов, избивали его у банка и отобрали у него банковскую карточку! (к слову сказать, видимо, под видеокамеру, которой снабжены все омские банки).

Ознакомившись с текстом процессуального документа, понятой Чешуин свои подписи не признал – он подписывается совершенно по-другому, к тому же он не ставил свои подписи ни в каких официальных документах данного уголовного дела.

(поддельная подпись гражданина Чешуина в протоколах уг./дела)

(настоящая подпись гражданина Чешуина в паспорте и в подписке суда «по статье 306-307 УК РФ»)

Как к этому факту «подлога» и «должностного преступления» отнеслась апелляция Омского областного суда, пока приходится лишь догадываться, но то, что «левый» приговор оставили в силе, указывает на лояльный характер судейского восприятия подобных «перлов». Видимо, фальсифицировать материалы уголовных дел нынче незазорно и вполне законно. И это никак не повлияет на выводы суда и на приговор. Даже если сфабрикованные доказательства лежат в основе обвинения!

Общественная защитница Зайцева заявила ходатайство о вызове в суд еще порядка десяти свидетелей, которые, по их словам, также были введены сотрудниками полиции в заблуждение, часть из них также не ставила подписей, участвовала в иных процессуальных действиях. Но свои показания они готовы были дать только по судебной повестке, так как трудятся и не могут покинуть рабочее место по желанию правозащитницы, суд, посовещавшись на месте, в вызове свидетелей отказал. Да, уж...

Оставь надежду сюда попавший…

Назад в будущее по-омски

Но ведь новое прочтение УПК РФ омскими судьями – это еще не предел фантасмагории, которую пытаются протащить силовики и люди в мантиях через систему местного «правосудия».

Правозащитница Ирина Зайцева раскопала данные Информационного центра УМВД России по Омской области (так называемый «стержневой запрос») по всем «потерпевшим». Эти сведения были ею дважды оглашены в суде первой и апелляционной инстанций. Из них следует, что зафиксированные в материалах дела события не совпадают по датам с тем, когда они были официально зарегистрированы правоохранительными органами. Например, у того же гр. Мироненко автомобиль был угнан совсем в другой день и с другого места, чем это указано в обвинительном заключении. Аналогичные несовпадения просматриваются у потерпевших Чудинова, Дюкова, Ростова, Чернакова. Общественная защитница справедливо удивляется, как можно потерять паспорт, водительские права и свидетельство регистрации ТС, заявить об этом в полицию (что украли) за месяц до того, как это сделали по материалам у/дела «омские спортсмены» – «открыто похитили»?! К сожалению, выяснение этих «деталей» и «мелочей» не входит в компетенцию или сферу интересов наших судебных инстанций. Истребовать документы Фемида посчитала ненужным и неважным.

Получается, что здесь у нас все, как при царе-горохе. Подписано и…

С плеч долой!

Одного поля ягоды?

Не хочется быть провидцем, но игнорирование судами здравого смысла и 100-процентных доказательств фальсификации громко-скандального уголовного дела лишь ускорит агонию местной насквозь прогнившей правоохранительной системы.

С такой же долей уверенности можно прогнозировать, что «оборотни в погонах» потянут за собой в «профессиональную преисподнюю» и служителей Фемиды. Например, по делу «ОПГ омских спортсменов» уже прямо пишут и говорят, что судья Ирина Смоль как выходец из ОРЧ УМВД России по Омской области и хорошая знакомая (экс-коллега) следователя Плаксина С.Б. не имела право не просто быть докладчицей по этому делу, но и быть в составе коллегии. Самоотвод в таком случае был бы «лучшим доказательством чистоты и силы». А раз этого не случилось, то решение судебной инстанции в любом случае будет выглядеть предвзятым, необъективным и заказным. Как и поведение судьи Смоль в процессе рассмотрения апелляционной жалобы. Ужимки, закатывания глаз, театральные вздохи (по мнению слушателей (и зрителей) – все это приобретает наряду с информацией о возможной ангажированности совсем иной смысл и звучание.

Не потому ли так торопились судьи вынести свое решение? Так, походя, отказали в ряде обоснованных, внятных и справедливых ходатайств со стороны защиты, ранее также без видимых причин не удовлетворенных их нижестоящим коллегой?! Непонятно, конечно, почему, зная и предчувствуя по ходу заседания именно такой идентичный финал, адвокаты и осужденные не заявили коллегии судей отвод.

А в довесок и прокурору, которая молча внимала информацию о массовых должностных преступлениях со стороны сотрудников полиции! Тем более что это уже не «сообщение о преступлении в порядке статьи 144 УПК РФ», которое требует перепроверки, а само ПРЕСТУПЛЕНИЕ, зафиксированное в ходе судебного заседания и не требующее дополнительной легализации!!!

И здесь уже не может быть двойных толкований, если апелляция вдруг в своем итоговом вердикте «забудет» дать оценку работе следственных органов и прокуратуры, превративших акт восстановления законности и справедливости в преступный суррогат.

Или рука руку моет?!

Александр Грасс

  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Ваше имя*:
Ваш E-mail:

Введите числа с картинки:



Мария08.09.2016 08:35:29
Судья Ирина Смоль в затруднительном положении, т.к. не знает что писать в приговоре. Уже родственники и адвокаты почти как две недели не могут получить приговор на руки.В суде помощник судьи отвечает, что большой объем и не успевают. Но вот парадокс, вчера каким то образом в следкоме появился приговор. Очень интересно сравнить приговор который дали следкому и тот который получат осужденные.
1
2
15 декабря 2017
536 0
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)

CopyRight © 2008-2014 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
И. о. редактора информационной ленты сайта - Ермоленко Ольга Николаевна.
email: [email protected]

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: [email protected]

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: [email protected], [email protected]