Новости. Омск

Павел Прудников: «Научное сообщество можно сравнить с культурным растением»

Профессор кафедры теоретической физики ОмГУ им. Достоевского Павел Прудников получил грант в размере 1 млн руб. на «Исследование неравновесных фазовых превращений ­­в ­неупорядоченных и низкоразмерных системах». Он рассказал «Бизнес-курсу», как ­монетизировать научные ­исследования.

– Павел, сколько грантов сейчас в вашей научной копилке?
– Это уже третий по счету президентский грант. Я стал одним из пяти российских ученых, получивших финансовую поддержку от правительства. ­Безусловно, эта награда для меня очень важна, для ученого это не столько финансовый, сколько психологический фактор поддержки. Скажу сразу: если вы хотите стать очень богатым человеком, заниматься наукой, пожалуй, не стоит. А тем, кто вступил на этот путь, отвлекаться на что-то другое уже нельзя, ведь вернуться в науку после перерыва чрезвычайно сложно. И что может мотивировать молодого ученого в таком случае? Различные стипендиальные программы. Чтобы получить такую поддержку, необходимо заниматься научными исследованиям на серьезном уровне. Как правило, вкус к научным исследованиям появляется у студентов на четвертом курсе университета. Очень важно не упустить этот ­момент, всячески мотивировать талантливых ребят и вдохновлять их на дальнейшее развитие.

– А как обстоит дело с материальной базой? Можно ли получить деньги на закупку оборудования?
– С поддержкой фундаментальных исследований в Омске дело обстоит непросто.
Вот потребовался нам так называемый суперкомпьютер. Если вы можете себе представить обычный персональный компьютер, то суперкомпьютер по уровню мощности и производительности равен миллиону таких машин. Помощь пришла из соседнего региона: Новосибирский центр финансовых технологий передал нам в безвозмездное пользование суперкомпьютер high-end класса, который в свое время обсчитывал весь город. Это чрезвычайно редкий случай; стоимость подобных систем даже с учетом скидок, которые оказываются образовательным учреждениям, начинается от двух с половиной миллионов рублей. Эти деньги очень сложно получить в форме гранта. Как правило, гранты выделяются под решение научных задач, и в основном эти средства покрывают командировочные расходы.

– А как распределяются эти средства? Существует ли какая-то отчетность?
– В конце года мы обязаны отправить в фонд смету, в которой нужно подробно расписать, как были потрачены деньги. Очень часто звучит мнение, что миллион – это огромная сумма. На самом деле 15% от этой суммы отчисляется на накладные расходы. 600 тысяч идут на поддержку коллектива – аспирантов и молодых сотрудников. Еще 200 тысяч уходит на командировки – как раз этих денег хватает, чтобы каждый сотрудник съездил на одну научную конференцию.

– Сам процесс оформления гранта хорошо отлажен?
– Здесь существуют некоторые подводные камни. Один из моих аспирантов в 2014 году выиграл конкурс «Умник», ему полагалась премия в размере 200 тысяч рублей. Деньги выделяются на протяжении двух лет. В первый год нареканий не возникало, он получил положенные сто тысяч рублей. А вот второй этап финансирования не наступил по сей день, хотя с тех пор прошло уже три года. Но ведь это может притормозить дальнейшее развитие идеи, например, в тех случаях, когда планировалась закупка материалов, необходимых для дальнейшей работы. Для многих эти деньги связаны с какой-то конкретной закупкой, которую никак нельзя перенести на следующий год.

– В последние годы поддержка науки стала более ощутимой? Какие проблемы существуют в науке?
– Научное сообщество можно сравнить с культурным растением, с яблоней, например. Проходит не менее пяти лет, а то и больше, прежде чем яблоня начинает давать плоды, а если случается какой-то ­природный катаклизм – заморозки или повышение популяции мышей – яблоня сразу же погибает. А вот дичку ничто не берет, она в первый же год дает плоды, но по вкусу они никогда не сравнятся с яблоками. Так и научное сообщество: оно живет вместе со всей страной, но возможность приспособления у него довольно низкая. Фундаментальные исследования – это в том числе и процесс обучения людей. При этом на входе должно быть достаточно большое количество людей, поскольку тех, кто дает результаты, на выходе крайне мало.
Все, что происходит со страной, в первую очередь отражается на науке. Во время кризиса ­сразу же начинают страдать научные исследования. Был хороший период – начало 2000-х, но тогда у нас отсутствовал ориентир, мы не знали, в каком направлении нужно двигаться дальше. Нельзя сказать, что объем финансирования за последний год существенно упал, но вот уровень бюрократизации в науке возрос существенно. Учителям и преподавателям приходится обрабатывать тонны документов, в итоге не так много времени уделяется самому преподавательскому процессу.
Я всегда говорю о том, что нужно поддерживать образование и науку, иначе нам придется увеличивать финансирование других корректирующих инстанций. Еще очень хочется, чтобы мы, наконец, ушли от формального образования, ведь это чрезвычайно плохо сказывается на мышлении, которое формируется у школьников в старших классах, как раз в то время, когда их натаскивают на ЕГЭ. Также я считаю, что науку нельзя сосредотачивать исключительно в крупных городах. Всем известно, что значительно эффективнее вложить деньги в малый бизнес по всей стране, чем осуществлять гигантское финансирование одной группы. Так и с наукой.

– А вы чувствуете поддержку ­областного ­правительства? Ведь нередко говорят, что мы по каким-то причинам не осваиваем федеральные программы, в том числе и научно-образовательные.
– Ученому порой очень сложно объяснить чиновнику, чем он занимается. Но многие фундаментальные исследования имеют на выходе конечный продукт, на этом и нужно делать акцент. Я занимаюсь низкоразмерным магнетизмом и тонкими пленками, в свое время за исследования в этих областях выдавали Нобелевские премии. Все емкости жестких­ дисков, которые мы используем, увеличились на два порядка. Это пример конечного результата, когда технологии запущены в реализацию. Поиски пути от идеи к материальному воплощению – самый сложный этап научного процесса. Часто я слышу, как в пример приводят Кремниевую долину, но там сложились уникальные условия, которые вряд ли удастся повторить в нашей стране. В свое время Кремниевая долина обслуживала военные заказы. Эти наработки позднее использовались и в гражданском назначении. Все просто забывают о том, что все риски по финансированию брали на себя военные. В России пока не готовы идти на подобные риски. Это проблема многих проектов. Типичный пример – государственная корпорация РОСНАНО, которая занимается исключительно коммерческими проектами и практически не интересуется новыми инновационными продуктами.

– И все-таки, несмотря на все сложности, научная деятельность в последнее время привлекает многих молодых людей. Как мотивировать их к дальнейшему развитию в этой сфере?
– Молодым людям очень важно получать моральную поддержку, в том числе и внутри семьи. Очень часто начинающие ученые прекращают свою деятельность только потому, что испытывают давление родственников: им постоянно приходится слышать упреки, мол, когда ты закончишь учиться и, наконец, начнешь зарабатывать? Таких случаев немало. Именно по этой причине нам необходима финансовая поддержка государства.

Текст: Ирина Буркина

  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила
Ваше имя*:
Ваш E-mail:

Введите числа с картинки:



12414.04.2017 09:57:30
Закончил физфак несколько лет назад, Павел Владимирович вел несколько предметов, очень умный человек, хороший преподаватель, рад за его достижения, продвигать науку нынче довольно сложно, желаю ему дальнейших успехов на этом поприще.
0
0
ха-ха14.04.2017 10:09:20
закончил 11 лет назад. П.В. не преподавал у нас, но папу его помню))
0
0
CC15.04.2017 10:43:18
Учился с Пашей на одном курсе. Студентам тогда, да думаю и сейчас, не хватает цели на после ВУЗовское время. Из нашего потока, в 50–60 человек, только он и занимается наукой, а остальные используют такое фундаментальное образование совсем по другому назначению.
Когда стипендия аспиранта на уровне прожиточного минимума, а то и ниже, то сложно науку двигать, кушать хочется.
0
0
Тигран15.04.2017 20:26:40
Ну "почему только он и занимается наукой", людям "в теме" объяснять не нужно. Кафедра ТФ перейдет ему по наследству.
3
1
Афанасий18.04.2017 14:51:51
Отца его знал. Крепкий был середнячок, более похожий на баптиста, чем на физика. Способных студентов недолюбливал. Педант.
0
0
09 августа 2017
4076 1
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс цитирования Rambler's Top100
Рейтинг@Mail.ru
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)

CopyRight © 2008-2014 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
И. о. редактора информационной ленты сайта - Ермоленко Ольга Николаевна.
email: [email protected]

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: [email protected]

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: [email protected], [email protected]