Новости. Омск


журналист

Леонид Евсеев: «В боях за рощу Квадратную»

Омича Матвея Баева лично Георгий Жуков представил к ордену Ленина.

Чему гореть в танке. Сплошное железо! Но горели танки, как спички. О чем думал мой земляк Баев Матвей Степанович в последний свой час, в горящем танке? О родителях ли, о жене, о детях, четверых сыновьях: Гаврииле, Анатолии, Алексее, Володьке? Ему было всего 39. Вспомнились ли ему родные пресновские просторы, пресновское небо, леса, поляны ягодные, озера чистые? Мы этого никогда не узнаем. Велика, безмерно велика цена Победы!

В Книге Памяти о нашем земляке из Пресновки Оконешниковского района Баеве Матвее Степановиче сказано скупо: родился в 1902 году, (По метрикам родился 12 ноября 1903 г. Прим. ред.), д. Пресновка. Майор, погиб. И все. Даже обидно. Об иных рядовых и то больше сведений, а тут — майор. Кое-что с помощью Максима Баева, внучатого племянника и исследователя родословной Баевых, удалось узнать о боевом пути славного офицера Красной Армии, но факты его судьбы в Великую Отечественную долгое время оставались неизвестными.

Мы бы не знали о Баеве ничего, кроме скупых строк Книги Памяти, если бы не воспоминания адъютанта маршала Г. К. Жукова — М. Ф. Воротникова.  

Михаил Воротников, полковник в отставке написал книгу «Г. К. Жуков на Халхин-Голе». Книга увидела свет в 1989 году. Несколько страниц этой книги посвящены Баеву Матвею Степановичу, коренному пресновцу, предки которого можно сказать были в числе старожилов, как Оконешниково, так и Пресновки.

Баевы всегда отличались предприимчивостью, трудолюбием, поэтому неудивительно, что Матвей Степанович выбился в кадровые военные и к боям на Халхин-Голе носил капитанские, погоны. Там судьба свела его с будущим великим полководцем Георгием Жуковым, которого впереди ждали взлеты и падения. На курсы политработников Красной Армии Матвей Баев был направлен в 1926 году, когда ему исполнилось 24 года. Грамотного, толкового парня, члена ВКП (б) заметили, и ничто не препятствовало его карьере.

Он обзавелся семьей, которая вместе с ним испытывала тяготы и лишения воинской службы.

Первое боевое крещение Матвей Степанович принял на Халхин-Голе, в 1939 году. Следует заметить, что в то время на Халхин-Голе служило немало омичей. Среди них командир батальона — капитан Иван Григорьевич Свешников, которого хорошо знал Матвей Степанович. Свешников прошел все войны, остался жив, был, как говорят, не из робкого десятка: высокого роста, мужественный, сильный и смелый. В штыковой атаке ему не было равных. Ранее в стрелково-спортивных состязаниях занимал первые места в Красной Армии. От наркома К. Е. Ворошилова имел именное оружие.

С удовольствием рассказывал о своих встречах с Жуковым:

— Я только начал докладывать, а Жуков мне сразу: «А короче можете?»
— Могу, — ответил ему. — А на самом деле сбился и начал путать: коротко доложить не просто. Жуков произвел на меня сильное впечатление. — Я убедился в его глубоких знаниях ближнего боя.

В батальоне служил еще один уроженец Омской области. Вот как пишет о нем комендант Жукова:

— Смело и решительно действовал экипаж командира танка 2-го взвода 1-й танковой роты этого же батальона Алексея Михайловича Кузнецова — омича, жителя с. Алексеевка Кормиловского района Омской области. Свыше двух суток танк находился в непрерывном бою, периодически пополняясь горючим и боеприпасами. Его экипаж был хорошо слажен, каждый понимал друг друга с полуслова. …В первые часы боя танк раздавил противотанковое орудие японцев и уничтожил расчет.

14 июля 1939 г. в районе второй переправы сложилась крайне опасная обстановка. Японцы всячески стремились уничтожить наши обороняющиеся части и овладеть переправой. Их атаки были направлены в основном на стрелковый батальон Баева.

Далее комендант Г. К. Жукова о нашем земляке повествует так:

— Командующий отдал распоряжение — усилить оборону второй переправы. По требованию Г. К. Жукова, командир 11-й танковой бригады направил туда сводную танковую роту (13 танков) В. Р. Филатова. Лично от командующего и начальника штаба М. А. Богданова В. Р. Филатов получил задачу поступить в распоряжение командира батальона Баева и отстоять переправу.

— Когда Филатов добрался до М. С. Баева, того в указанном месте не оказалось. Обстановка резко изменилась. На командном пункте находился один телефонист.

— Найдите мне командира батальона и пригласите его к телефону, — потребовал Филатов.

— Баев только что был на правом фланге, — успокаивающе объяснил телефонист…

— У аппарата Баев.

— Я командир танковой роты старший лейтенант Филатов. Прибыл в ваше распоряжение. Где могу лично встретить вас?

Но комбат вместо ответа передал ему приказ немедленно прибыть снова к командующему.

Используя успех соседних подразделений, батальон Баева сам контратаковал противника и продвинулся вперед, улучшив свои позиции.

Когда об этом было доложено командующему, он поставил капитана М. С. Баева в пример:

— Вот таким, как Баев, должен быть командир. Обороняясь в труднейших условиях, нашел силы контратаковать по собственной инициативе, смело и решительно.

Командующий приказал своему заместителю, председателю наградной комиссии комбригу М. И. Потапову, представить Баева к награждению орденом Ленина.

О капитане Баеве хочется рассказать подробнее. Матвей Степанович вырос на Омской земле в селе Пресновка Оконешниковского района. В 1926 году партия направила омича в Красную Армию, на политработу. Поначалу было трудно постигать азы марксистско-ленинской науки: не хватало грамоты. Но он хорошо усвоил требования партии: надо укреплять ряды Красной Армии, повышать ее боевую готовность. Матвей достиг своей цели: стал кадровым политработником. В боях на Халхин-Голе был капитаном, политруком стрелково-пулеметного батальона. После гибели комбата взял командование в свои руки.

Г. К. Жуков лично руководил обороной плацдарма, пофамильно знал всех командиров частей. Он нередко спрашивал, в каком состоянии оборона капитана Баева. 14 июля начальник штаба группы комбриг М. А. Богданов докладывал, что Баев обороняется на пределе. Создалась реальная угроза прорыва противником и захвата им нашей переправы.

Командующий распорядился разобраться на месте. Было приказано направить в части работников штаба для оказания помощи. Мне — выехать в батальон Баева и лично доложить командующему о реальной обстановке.

Баева я нашел в первой траншее правофланговой роты. Шел жаркий бой. Матвей Степанович метался от одной позиции к другой, подбадривал и воодушевлял бойцов, помогал и советовал, как лучше вести огонь, какую тактику применять бойцу при встрече с противником. Японцы атаковали позиции батальона с криком «банзай».

— Мало артиллерии, совсем нет танков. Будем драться до последнего, пока живы, — сказал Матвей Степанович. — Помогите. Доложите командующему, что не от хорошего прошу: вот-вот враг может прорваться к переправе.

Сложность обстановки была вне сомнений. Рассказал все как есть командующему.

— Скажите Баеву, что на помощь ему будет послана танковая рота. Пусть держится. Сами выезжайте на КП, уточните, как вывести быстрее к нему танки. — Таково было решение Георгия Константиновича.

Вот тут я только по-настоящему и узнал М. С. Баева, хотя мы с ним были из одной 11-й танковой бригады. В ундурханском гарнизоне, где она стояла, приходилось видеть Баева не раз, а вот теперь встретились в бою.

— Не знаю, как там мои. Нет ли каких новостей из Ундур-Хана? Там меня ждут два маленьких сына и жена. (В семье Баевых родятся еще два сына. Прим. ред.)

— Об этом гарнизоне мне ничего не известно. У меня же там никого нет, я холостяк, — ответил я ему.

В одном из последующих боев за безымянную сопку, командуя батальоном, Баев увидел, как вырвался вперед боец со знаменем в руках. Но японская пуля скосила его. Боец упал. Получил ранение и Матвей Степанович — ему перебило ключицу. Тяжело раненный, Баев все же подхватил знамя, устремился с ним вперед. Батальон рванулся за своим командиром и с криком «Ура!» овладел сопкой. Баев потерял сознание и был вынесен бойцами на руках с поля боя. Его эвакуировали на лечение в Омский военный госпиталь.

Здесь он пролежал несколько месяцев и вернулся в строй.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1939 года капитан Баев Матвей Степанович был награжден орденом Ленина. Награду Баев получил из рук Михаила Ивановича Калинина.

Великая Отечественная война застала Баева на границе с Польшей, во Владимире-Волынском, в должности комиссара. Со временем удалось выяснить все обстоятельства его гибели 2 июля 1942 года. Исследователь Максим Бакунин приложил немало сил, чтобы описать действия 80-й танковой бригады в 1942 году (В скобках ссылки на Журнал боевых действий ТБР). В этой бригаде под командованием вначале полковника Петра Задорожного, а затем полковника Василия Буслаева, командовал батальоном с 27 апреля 1942 по 2 июля 1942 Матвей Степанович Баев.

Но все по порядку.

80-я танковая бригада была сформирована согласно директиве НКО № 723190сс от 21 января 1942 г. в Горьковском автобронетанковом центре в Сормово. По штату бригаде полагалось иметь 46 танков (10 КВ-1, 16 Т-34 и 20 Т-60) и 372 человека личного состава, однако фактически на 28 января бригада насчитывала только 36 танков (16 «Valentine», 20 Т-60) и 271 человек личного состава, а также 43 автомашины (3 легковых М1; 35 грузовых: 31 ГАЗ-АА и 4 ЗИС-52; 5 специальных: 2 санитарных ГАЗ-55 и 3 бензовоза ЗИС-5), 3 мотоцикла М-72, 14 ППД и ППШ, 66 винтовок, 69 пистолетов и револьверов. В бригаде совершенно не было штатных радиостанций, тракторов, ремонтных летучек, водомаслозаправщиков (ВМЗ), походной зарядной станции (ПЗС), что позже весьма негативно сказалось на боевых действиях бригады, замедляя эвакуацию и ремонт вышедшей из строя техники [8, л. 6].

23 января на станции Горький 173-й танковый батальон погрузился в эшелон и убыл по железной дороге на Брянский фронт [7, л. 105]. Возможно, в тот же день был отправлен 2-й эшелон 80-й танковой бригады со 174-м танковым батальоном и ротой управления.

Согласно своему журналу боевых действий 80-я танковая бригада 2 эшелонами прибыла на станцию Выползово (севернее пос. Чернь, Тульская область) 26 января и после 12-километрового марша, затрудненного тяжелыми дорожными условиями (глубина снежного покрова достигала 50-70 см), сосредоточилась в районе поселка Синегубово (8,5 км северо-западнее ст. Выползово) в резерве фронта [4, л. 37]. По данным штаба АБТУ Брянского фронта, бригада выгрузилась на станциях Выползово и Скуратово лишь 27 января и до вечера вышла в район Синегубово в составе 29 исправных танков [9, л. 28].

Сам командир бригады полковник Задорожный 27 января доложил в штаб фронта о выходе в район сосредоточения не 29, а 28 исправных танков, еще 8 танков (6 «Valentine» и 2 Т-60) вышли из строя по техпричинам, в т. ч. у всех 6 танков «Valentine» перестали работать аккумуляторы, и танки остались стоять на станции выгрузки, т. к. ни запасных аккумуляторов, ни штатной походной зарядной станции бригада в наличии не имела [11, л. 14].

30 января на пополнение 80-й танковой бригады на станцию Выползово прибыли из Челябинска 10 танков КВ-1 [11, л. 4]

3-4 февраля на основании приказа штаба фронта [7, л. 105] в трудных условиях глубокого снежного покрова 80-я танковая бригада 32-километровым маршем перешла из Синегубово в район населенных пунктов Медвежка, Большое Скуратово (западнее пос. Чернь) [4, л. 43]. Во время перехода в районе Тургенево в сугробах застрял еще 1 танк КВ-1, эвакуация которого из-за отсутствия необходимых приспособлений затянулась на 13 дней [50, л. 100]. Все 8 из 10 танков КВ-1 выбыли в средний ремонт и в боях февраля — марта 1942 г. участия не принимали. Позже штаб бригады отчитался, что выход из строя всех этих танков произошел по вине завода, в т. ч. у 1 танка КВ-1 заклинило поршень, а у 7 остальных вышли из строя КПП. Техническая комиссия сделала заключение, что коробки перемены передач вышли из строя из-за плохой термической обработки шестерен [17, лл. 8, 9, 15].

Пусть читателей не смущает название танка «Valentine». МК.III «Валентайн» (по документам РККА «Валентин» или «Валентина») был разработан английской фирмой «Виккерс» в 1938 году. Максимальная скорость танка составляла 34 км/ч. В Советский Союз танк «Валентайн» прибыл в ноябре 1941 года и участвовал в Битве за Москву. Основные поставки этой машины проходили через Иран. Всего в страну доставили около 3300 этих танков в 7 модификациях. В основном преобладали машины на дизельном топливе, что связано с некоторыми особенностями советского танкостроения. «Валентайны» участвовали в Битве за Кавказ и прошли все тяготы Великой Отечественной войны, закончив боевой путь на Дальнем Востоке в 1945 году.

Именно на «Валентине» воевал с фашистами наш земляк Матвей Баев. Воевал тяжело. Об этом свидетельствуют донесения.

В ночь на 8 февраля согласно очередному боевому распоряжению (№ 0016 от 7 февраля) штаба фронта 80-я танковая бригада в трудных условиях начавшегося снегопада и сугробов на дорогах совершила очередной 28-километровый марш [4, л. 43] и к 6.00 8 февраля в составе всего лишь 22 танков (15 «Valentine», 7 Т-60) сосредоточилась в районе поселка Передовик (11 км севернее г. Мценск). Еще 15 танков (3 КВ-1, 12 Т-60) из-за нерасчищенных от снега дорог отстали в пути, тылы бригады остались в Медвежке [12, л. 10].

Эвакуированные с поля боя 4 других подбитых танков (3 КВ-1, 1 «Valentine») требовали капремонта [7, л. 118]. Все танки КВ-1 были подбиты с близкого расстояния противотанковыми орудиями [7, л. 134]. В личном составе батальон, по уточненным данным, потерял всего 1 человека убитым (старший сержант Вайшев) и 6 — ранеными (майор Баев, лейтенант Голубев, старшины Михайлов и Полянский, сержант Бескровных, старший сержант Пушкин) [7, л. 123]. Командир батальона майор Баев был ранен легко, а потому командование батальоном не оставил [7, л. 214].

Это не первое ранение Баева. Два, в том числе одно тяжелое, он уже получил на Халхин-Голе в боях с японцами.

За день 30 июня 80-я танковая бригада 4 раза подвергалась ударам немецкой авиации — по 17-18 самолетов в каждом, которые бомбили ее по 30-35 минут. Из-за отсутствия зенитных орудий в 80-й танковой бригаде и 132-й стрелковой дивизии, а также из-за отсутствия авиационного прикрытия отбивать атаки с воздуха было попросту нечем. Беспрерывно над полем боем висел самолет-разведчик противника, корректируя огонь своей артиллерии [58, л. 3; 62, л. 2].

»…из-за отсутствия авиационного прикрытия отбивать атаки с воздуха было попросту нечем». Суровая правда войны. Итак, еще донесения.

Контратака 2 июля 1942 г. Переход к обороне

В 14.00 немецкая пехота стала накапливаться во ржи для броска в атаку, однако проведенной вылазкой танки Т-60 173-го ТБ рассеяли это скопление пехоты [7, л. 139]. Наиболее отличился при этом экипаж танка Т-60 взводного лейтенанта Григория Птиченко (уничтожил несколько пулеметов и около 10 немцев) [21, л. 259].

Из атаки не вернулся танк «Valentine» командира батальона майора Баева [7, л. 139]. Высланная ночью батальоном разведка обнаружила танк сгоревшим вместе с экипажем в лощине западнее квадратной рощи. Помимо Баева погибли его механик-водитель старший сержант Семен Басалаев и командир башни сержант Иван Гордиков. При этом разведка подверглась обстрелу со стороны противника, и эвакуировать танк так и не удалось [7, л. 142]. Уже после окончания контратаки в 15.00 противник открыл минометный огонь по южной окраине Каменево [13, л. 171], во время которого вышли из строя сразу 3 танка 173-го ТБ, в т. ч. у танка Т-60 миной был разбит радиатор, а 2 других танка (1 «Valentine», 1 Т-60) вышли из строя по техпричинам. Также разорвавшейся миной был ранен и госпитализирован комиссар 3-й роты 173-го ТБ политрук Иван Окладнов [7, лл. 141, 146]. В целом за день 2 июля 173-й танковый батальон потерял по боевым причинам 2 танка, в т. ч. 1 танк «Valentine» — безвозвратно; подбитый танк Т-60 требовал среднего ремонта [7, л. 152]. В личном составе погибло 3 танкиста (Баев, Басалаев, Гордиков) и 1 танкист был ранен (Окладнов) [7, л. 140].

Чему гореть в танке. Сплошное железо! Но горели танки, как спички. О чем думал мой земляк в последний свой час? О родителях ли, о жене, о детях, четверых сыновьях: Гаврииле, Анатолии, Алексее, Володьке? Ему было всего 39. Вспомнились ли ему родные пресновские просторы, пресновское небо, леса, поляны ягодные, озера чистые? Мы этого никогда не узнаем. Велика, безмерно велика цена Победы!

Из штабного донесения:

«Противник до 14.00 вел себя спокойно, а после на участке 1 ТБ — Каменево — перешел в атаку и стал теснить 1021 СП. Командир 1 ТБ орденоносец майор Баев по согласованию с командиром 80 ТБр полковником Задорожным атаковал противника и восстановил первоначальное положение 1021 СП. В результате короткого боя уничтожено до батальона солдат и офицеров противника. Потери: 1 танк МК-3 и 1 танк Т-60 из состава батальона майора Баева. Сам майор Баев находился в танке со своим экипажем, беспощадно уничтожал немецких захватчиков огнем и гусеницами танка. Но боевую машину Баева фашистам удалось зажечь. На горящем танке, будучи ранен, майор Баев продолжал уничтожать ненавистных захватчиков. Его боевой экипаж погиб смертью храбрых» [58, л. 4].

В своем журнале боевых действий штаб 173-го ТБ написал, что в ходе атаки 2 июля батальон уничтожил 4 орудия ПТО, 3 Nebelwerfer 41 (немецкий реактивный миномет), 5 пулеметных точек, 3 ДЗОТа и до роты пехоты, в т. ч. экипаж танка «Valentine» майора Баева уничтожил 1 орудие ПТО, 2 Nebelwerfer 41, 3 пулеметные точки и до взвода пехоты [7, л. 215].

И никаких представлений к наградам экипажа Баева, хотя бы посмертно!

Общая численность танков, прошедших за 1942 год через 80-ю танковую бригаду, составляла 161 танк (23 КВ-1, 36 «Valentine», 35 Т-34, 16 Т-70, 43 Т-60, 4 БТ-7, 4 БТ-5). Из этого числа 103 танка (10 КВ-1, 25 «Valentine», 24 Т-34, 15 Т-70, 22 Т-60, 7 БТ-5/7) или 64% всего танкового парка были потеряны безвозвратно или отправлены на капремонт. Остальные 58 танков (13 КВ-1, 11 «Valentine», 11 Т-34, 1 Т-70, 21 Т-60, 1 БТ-7) переданы в другие части. В личном составе за время боевых действий было потеряно не менее 716 человек. Всего за весь год 80-я танковая бригада провела примерно 41 день в наступлении (т.е. непосредственно в атаках, а не в обороне или во 2-м эшелоне армий), поддерживая действия 11 различных пехотных соединений в составе 4 разных армий 2 фронтов. В среднем сил бригады в каждой операции хватало на 10 дней наступления. За этот 41 день при участии 80-й танковой бригады было освобождено примерно 18 населенных пунктов и 1 станция, еще 7 населенных пунктов были временно освобождены, но затем сданы советскими войсками немцам.

Преодоление противника стоило невероятных усилий!

Итак, 2 июля 1942 г., уроженец с. Пресновки, майор, командир 173 танкового батальона 80-й танковой бригады, Матвей Степанович Баев вместе со своим экипажем механиком-водителем старшим сержантом Семеном Басалаевым и командиром башни сержантом Иваном Гордиковым сгорели в танке английского производства «Valentine» в районе Квадратной рощи в двух километрах южнее деревни Каменево Орловской области.

Судя по донесениям Баев М. С. активно участвовал в военной операции «Ливенский щит». Вот какую справку по этой операции подготовил А. И. Жутиков, полковник в отставке: «ЛИВЕНСКИЙ ЩИТ» 28 июня — 10 июля 1942 г. (оборонительные бои в Ливенском, Должанском, Колпнянском районах). В рамках Касторненской фронтовой оборонительной операции 28 июня — 10 июля 1942 г. и Воронежско-Ворошиловградской оборонительной операции 28 июня — 24 июля 1942 г. Благодаря мужеству, стойкости бойцов и командиров 13-й армии был сорван замысел гитлеровцев захватить Ливны, развить наступление в обход Москвы с Юго-востока. «Ливенский щит» сковал своим сопротивлением 2-ю полевую и 4-ю танковые армии, не дав немецкому командованию возможность усилить группировку своих войск на Воронежском и Сталинградском направлениях».

Где могут быть захоронены останки экипажа? Михаил Воротников пишет, что Баев погиб в боях за с. Мохово, но это не так. Сопоставив все донесения, документы, источники мы с Максимом Баевым пришли к выводу, о котором я сообщил выше: местом гибели экипажа следует считать окрестности с. Каменево Орловской области. Еще раз прочтем штабное донесение:

«Противник до 14.00 вел себя спокойно, а после на участке 1 ТБ — Каменево — перешел в атаку и стал теснить 1021 СП. Командир 1 ТБ орденоносец майор Баев по согласованию с командиром 80 ТБр полковником Задорожным атаковал противника и восстановил первоначальное положение 1021 СП…. На горящем танке, будучи ранен, майор Баев продолжал уничтожать ненавистных захватчиков. Его боевой экипаж погиб смертью храбрых» [58, л. 4].

В Орловской области насчитывается 734 братских воинских захоронений. В Каменево таких захоронений — 2, в окрестностях Каменево (Ливенский район): в Жерновке (32 км. от Каменево) — одно захоронение, с. Остров (9 км. от Каменево) — одно, с. Росстани (25 км. от Каменево) — одно, г. Ливны (12 км. от Каменево) — три, с. Навесное (43 км. от Каменево) — два захоронения, с. Коротыш (31 км. от Каменево) — два, с. Сергиевское (23 км. от Каменево) — одно. Почти каждое захоронение имеет памятники. В Жерновке на постаменте стоит танк в честь танкистов, которые героически защищали эти места, поля и рощи именно в июле 1942 года.

На любом из этих памятников может быть фамилия нашего земляка, а если ее там нет, то нужно непременно внести.

«Здесь, в боях за свободу и независимость Родины, пал смертью храбрых экипаж танка в составе: командира батальона, майора Баева Матвея Степановича, механика-водителя, ст. сержанта Семена Басалаева, командира башни, сержанта Ивана Гордикова. Вечная память героям!»

Оснований для этого более чем достаточно.

Что интересно, 16 апреля 1942 г. в № 89 газеты «Красная Звезда» был опубликован очерк Константина Симонова «Обычный день». Симонов писал о тех местах, за которые сражался Баев и тысячи других бойцов:

«Самоотверженные командиры старший лейтенант Бондаренко и младший лейтенант Гавриш пали смертью храбрых 27 марта в боях под рощей Квадратной. Прощайте, наши боевые друзья. Вперед, на запад!». Памятник стоит высоко. Отсюда хорошо видна зимняя русская природа. Может быть, товарищи погибших хотели, чтобы они и после смерти далеко провожали взглядом свой полк, теперь уже без них идущий на запад по широкой снежной русской земле. Впереди расстилаются рощи. И Квадратная, в бою под которой погибли Гавриш и Бондаренко, и другие: Березовая, Дубовая, Кривая, Черепаха, Нога. Они не назывались так раньше, и не будут называться потом. Это маленькие безымянные перелески и рощицы. Их крестными отцами были командиры полков, дерущихся здесь за каждую опушку, за каждую лесную прогалину. Эти рощи — место кровавых ежедневных боев. Их новые имена каждую ночь появляются в дивизионных сводках, иногда упоминаются в армейских….»

Лучше Симонова не скажешь. Помянем наших танкистов, помянем всех, ПРЕОДОЛЕВШИХ, казалось бы, несокрушимую мощь «двунадесяти языков», воевавших на стороне Германии и самой Германии. В своей несусветной гордыне они думали, что быстро разобьют «лапотную» Россию, поделят ее и заживут счастливо. Они смеялись над нашими печурками, над фанерными кабинами полуторок, над пленными солдатами и бедно одетыми колхозниками, над деревянными игрушками босых детей. Они не поняли главного. В словах: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!» заключалась невероятная вера, сакральная мощь русского духа.

Все было у них! Финансы, золото, промышленность, «железные» дивизии, безжалостность, доведенная до убийства людей в промышленных масштабах. Не смогли! Свой провал этот они до сих пор не могут нам простить.

133 фамилии моих земляков — пресновцев, не вернувшихся с войны на скромном обелиске у бывшей школы, от которой остались одни воспоминания.

133 только из одной деревни!

Я не хочу, чтобы ЭТО повторилось! Никогда!

А мои жизненные дороги пересеклись с сыновьями нашего комбата. За Владимира вышла замуж лучшая подруга моей матери — Степаненко Таисия. Я хорошо знаю внуков Матвея Степановича по линии Владимира — Татьяну и Юрия. В годы учебы в Оконешниково Баевы приютили меня, и до сих пор т. Тасю я называю «второй мамой» за доброту и щедрость.

С Гавриилом Матвеевичем дружил мой отец — Степан Романович. Вечерами они резались в шахматы, а я, совсем маленький смотрел передачи по первому телевизору, высоченную антенну для которого ставили всей деревней в 1964 году. Анатолий и Леонид, еще одни внуки комбата по линии д. Гани, как его называли в деревне. Был он радиолюбителем, мог починить все, к чему прикасались его руки. Растут правнуки и праправнуки комбата Матвея Степановича, многие живут в Омске. Дай, Бог всем здоровья! С праздником Победы!

Автор выражает благодарность Максиму Баеву за помощь в подготовке материала
Фото из архивов М. Баева и Л. Евсеева

Леонид Евсеев, журналист, лауреат премии Союза журналистов России «Золотое перо России»

Поделиться:

  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила

4
0
Иван08.05.2020 11:55:10
Важен смысл написанного. Спасибо автору за то,что вспомнил о нашем земляке. Прочитал с интересом
1
0
Земляк08.05.2020 15:23:01
Вот такие, как Баев - настоящие герои! Без них и не было бы нашей Победы.
1
0
Сергей09.05.2020 06:01:29
Светлая память участникам Великой Отечественной войны ! Мы никогда не забудем их подвиг во имя нашего народа, во имя нас и наших детей и внуков !
Сибиряки отстояли Москву ! Защищали Родину!
Поддерживаю решение губернатора региона АЛ Буркова о восстановлении, ремонте и сохранении всех памятников участникам Великой Отечественной войны, которые находятся на территории Омской области !
С праздником ! С Днём Победы уважаемые омичи !
1
0
Сергей09.05.2020 06:06:22
В Усть- Ишимском районе Омской области жил и работал полный кавалер Ордена Славы Куликов. Настоящий Герой Великой Отечественной войны !
Мы никогда не забудем подвиг наших земляков , дедов и отцов в Великой Отечественной войне ! Светлая память !
4
0
хм...09.05.2020 09:44:20
Вот ведь Победу тоже приватизировали! Ну не за такую "ПОБЕДУ", как сегодня воевали наши деды! Питерские создали БЛАТНУЮ ЭКОНОМИКУ в которой нет ПРАВА НА ТРУД, НА ОТДЫХ, НА ПЕНСИЮ. Есть только право на БЛАТ, знакомство и связи (лучше всего - с питерскими). Которые нам сегодня расскажут - как они ПРИВАТИЗИРОВАЛИ ПОБЕДУ!
0
0
Сергею09.05.2020 10:54:03
Нафига тебе Москва,много она о тебе сейчас позаботилась??80%потомков тех,кто воевал никогда ее в глаза не видели.
0
1
По БЕДА09.05.2020 10:59:30
Они ее и переписали. Ни о каких об,ективных законах развития общества в России не слышали и не знают,начиная с 17 года.
2
1
Михаил09.05.2020 11:08:54
А старший сын Матвея Степановича -Гавриил пошел на фронт мстить за отца. Был ранен.
1
0
.09.05.2020 12:39:44
Ох сколько ещё неизвестных героев .... тысячи .... какое количество российских людей погибло в годы войны не точно известно .... А паспорта жителям села стали выдавать только после смерти Сталина .... и сколько проживало в стране до войны людей точно не известно .... Честь и хвала героям, победившим фашизм!
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
18+
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2020 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: pressxp00@tries55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 309-087
e-mail: bk55@tries55.ru

Рекламный отдел: (3812) 309-089, 309-121
e-mail: rakurs@tries55.ru, pressa@tries55.ru