Новости. Омск
bk55.ru
статья из журнала
Бизнес-курс
Культура. Конфликт
№ 19(445) от 23.05.2012

Борис Ротберг в роли скандалиста

Борис Ротберг, директор Омского музыкального театра, сегодня в центре сразу двух скандалов  - не пустил на фестиваль "Панорама музыкальных театров" режиссера из Хабаровска Бориса Кричмара и вынудил уволиться молодого дирижера Михаила Гришевского. Последний сейчас готовится подать иск к Омскому музыкальному. Г-н Ротберг в телефонном разговоре с корреспондентом "БК" от публичных комментариев по поводу обоих случаев отказался. Фигуранты же скандалов дали нам интервью.
 

Михаил Гришевский

Дирижер Михаил Гришевский: «Театр доведен до крайнего состояния»

- Михаил, почему вы ушли из театра? Борис Львович на сборе труппы вас так тепло представлял, а продержались вы меньше сезона.
– Одиннадцатого мая я был уволен «по собственному желанию». Причем я отказывался подписать заявление «по собственному желанию». Но, когда я сказал, что подписывать ничего не буду, и попросил уволить меня по статье, Ротберг пригласил начальника охраны и распорядился не выпускать меня из здания до тех пор, пока я не подпишу заявление с нужной ему формулировкой.
– У него начальник охраны – это заместитель по творческим вопросам?
– Видимо. Театр доведен до крайнего состояния бездарной политикой г-на Ротберга. Последние три месяца я работал на собственном энтузиазме. Он снял с меня все контрактные ­надбавки, и я работал за шесть тысяч рублей. ­Несмотря на то, что по контракту я должен был получать порядка 20 тысяч рублей. Я их получал, если не ошибаюсь, до седьмого февраля.
– Что же случилось?
– Борис Львович не переносит личностей в театре. Если человек ярче, чем сам г-н Ротберг, это смерть. Он сам неоднократно говорил, что в теат­ре должна быть единая серая масса. Человек же, который сейчас занимает пост главного дирижера театра, попросту пресмыкается перед директором, боясь потерять работу.
– К сожалению, сравнение с оркестром московской «Геликон-оперы», которая выступала в рамках фестиваля «Панорама музыкальных теа­т­ров», не в пользу оркестрантов Омского музыкального. Есть из-за чего бояться.
– Да, это так. Но главный дирижер г-н Соснин, также как и г-н Ротберг, не переносит никакой критики. Мои проблемы в театре начались, когда у меня начала появляться своя публика. Первые нарекания появились, когда мне после спектакля принесли цветы.
– То есть в кассе стали спрашивать: «А кто дирижирует?» Появились, как и положено в театре, поклонники дирижера Михаила Гришевского?
– Да, так и было. Как только это стало происходить, мне перестали доверять спектакли.
– Какие творческие претензии к вам предъявляли? Сняли же вас со спектаклей на основании чего-то?
– Главный дирижер предъявлял мне претензии регулярно. Чисто субъективные, дескать, я неверно трактую произведения. Нареканий от артистов, что под аккомпанемент оркестра, которым я дирижирую, петь сложно, не поступало. Более того, и солисты, и хор ­неоднократно говорили, что со мной им работать ­гораздо комфортнее. Я провел десять репетиций последней премьеры Омского музыкального «Без вины виноватые» вместо г-на Соснина. Он сам просил меня побыть его ассистентом, хотя по контракту я не обязан этого делать. Режиссер-постановщик г-н Подгородинский сотрудничеством со мной был доволен, о чем сказал руководству. Каково же было мое удивление, когда в программке «Без вины виноватых» я своей фамилии не нашел. Были ко мне претензии от г-на Ротберга личного плана. Он убежден, что в театре он абсолютный властелин, и считает возможным делать мне замечания о моей личной жизни. Поскольку я мужчина свободный, у меня были отношения с двумя артистками в разное время. Но ни одна из них в моих спектаклях не пела. По работе мы с ними не пересекались.
– Значит, творческих претензий не было к вам?
– Ну, кроме обвинений в неправильной трактовке, не было. Режиссер г-н Стрежнев, который сейчас у нас ставит оперу Шебалина «Укрощение строптивой», был также доволен работой со мной, о чем сообщил руководству. Как только это произошло, главный дирижер г-н Соснин снял меня с этой постановки.
– А за что юридически сняли с вас надбавки?
– Я опоздал по форсмажорной причине на спектакль. Это был детский утренний спектакль «Фант! Гав! Гав!», который идет в репертуаре уже не одно десятилетие. Любопытно, что он долгие годы шел под фонограмму, пока один из зрителей не пожаловался на этот факт. И вот я вышел дирижировать. За пультом появился не в 11.00, а в 11.04. У меня испортилась ­застежка у бабочки, вот на то, чтобы ее исправить, и ушли эти минуты. Через несколько дней меня вызвали в администрацию. Указали на недопус­тимость и сказали, что ­снимают с меня надбавки. Я три ­месяца работал за шесть тысяч рублей в надежде, что что- то изменится.
– Каковы сейчас ваши планы?
– Мой адвокат начал заниматься ­организацией судебного иска. Я не собираюсь восстанавливаться на работе. Я вижу, что театра просто нет. Но рассчитываю получить и моральную, и материальную компенсацию. Мне важно ­привлечь внимание к тому, что происходит в Омском музыкальном театре. Совершенно понятно, что такого театра в Омске нет. Незадолго до моего ухода театр покинули три молодых солиста, двое из которых уже находились на позициях героев. Это Наталья Ландовская, ее супруг, прекрасный бас Александр Ватолкин и молодой солист Иван Морозов, ­который пришел в театр вместе со мной в этом сезоне. Г-н Ротберг не в состоянии удержать театральную молодежь. Он набрал огромное количество молодых, которые сейчас выходят раз в месяц на детских спектаклях в ролях котят, щенят и прочих животных. Еще один такой сезон, и они потеряют квалификацию.

 

Борис Кричмар

Режиссер Борис Кричмар: «Почему вышестоящие ничего не видят?!»

– Борис Игоревич, что произошло у вас с г-ном Ротбергом?
– Я зашел в самый первый день фестиваля в Омский музыкальный театр, он же оказался и последним для меня. Я, главный режиссер Хабаровского теат­ра музкомедии, приехал в командировку в театр Бориса Ротберга, и надо было показаться ему. Это профессио­нальная этика. Но как только я к нему зашел, он сразу мне заявил, что сейчас вызовет охрану и меня выведут. Естественно, я повернулся и ушел.
– У вас конфликт с г-ном Ротбергом?
– В 1995 году мы с солистами Омского музыкального театра Анатолием Мотовиловым и Мариной Колударовой сделали втроем камерный спектакль. А я учился тогда в Москве, и в один из приездов, сделав этот спектакль, я дал интервью одной из омских газет. В нем я назвал спектакли в театре г-на Ротберга «удручающими», сказав, что из театра начал уходить зритель. Ему, видимо, это интервью показали. И с тех пор он все, что бы я ни делал, воспринимает как личное оскорбление. А года три назад очень хороший дирижер Виктор Олин, мы с ним много лет общаемся, посетовал, что работать в теат­ре г-на Ротберга невозможно, условий никаких. У него семья, дети, а с квартирой были проблемы. Зарплата маленькая. Я тогда работал в театре в городе Железногорске, это под Красноярском. И позвал его к себе. Нормальные условия ему создали. Хорошие перспективы перед ним открывались. Сейчас он в Екатеринбурге у Кирилла Стрежнева работает. Останься он у Ротберга, такую карьеру он не сделал бы никогда.
– Понятно, что после этого позитивных эмоций по отношению к вам г-н Ротберг не испытывал.
– Конечно. Но когда у меня сотрудника переманивают, я стараюсь создать ему такие условия, чтобы он никуда от меня не уехал. У г-на Ротберга другая психология. Ты гад – и все.
– В театре, в котором вы сейчас служите, иная ситуация?
– Хабаровский театр, где я сейчас работаю, – ровесник Омского музыкального. Но он свеженький как огурчик. Его администрация только и занимается, что поддержанием театра в надлежащем состоянии. В Омске же все пожухло, вытерлось. В зрительном зале чем ближе к оркестровой яме, тем чернее паркет. Дорожки все выцветшие, ужасно. Такое ощущение, что в склеп попадаешь. Почему это вышестоящие не видят?! За 30 лет в театре не было ни одного мало-мальского ремонта.
– С чем связано, на ваш взгляд, такое положение вещей?
– С тем, что директор ничего не делает. Да и на директора нет никакой управы. Это очень грустно. Потому что я сам омич. Меня папа с трех-четырех лет водил в театр. Я вырос на коленях у Арнольда Павермана. Это был главный режиссер Омского театра, тогда еще музкомедии, который располагался в здании за ТЮЗ­ом. Его тоже, увы, «прокакали». Здание-то чудесное было. Там можно было все, что угодно сделать. А оно просто сгнило. А был это один из лучших провинциальных театров подобного жанра. Хотя и труппа была небольшая, и зал был небольшой. Все было такое камерное. Но работали люди творческие. А теперь с 1990 года я считаю, что театр кончился.
– Вы омич, а почему не работаете в Омском музыкальном?
– У меня за плечами более сорока постановок в самом Хабаровске, где я много лет работаю, и в Самарской опере, в Кемеровском музыкальном театре. Конечно, сам бог велел мне работать в Омске. Потому что директора по всей стране кричат, что у нас режиссеров нет. «Нет молодых режиссеров, готовых принять театр». А я работаю много лет в другом городе. Причем есть еще один режиссер музыкального театра из Омска ­Александр Лебедев, который сейчас работает в Новосибирске. В Омске он ­тоже не ставит. Его и не зовут, хотя фамилия его очень известна сейчас.
– Почему так происходит?
– Потому что для многих самодуров провинциальных очень важно, чтобы в афише стояли Москва или Санкт-Петербург против фамилии режиссера.
– У нас есть группа директоров в теат­рах, которая сидит давно. Нужно ли обновление?
– Безусловно. Тут важно, чтобы директор был прежде всего директором. А вообще любой театр начинается с постановочной команды. Такую команду и должен создать директор – режиссер, дирижер, балетмейстер, художник. Вот г-жа Калинина, балетмейстер, в Омске по­явилась. Балет стал подниматься. А г-н Ротберг, скорее всего, ею просто дырку закрывал. Не нужна она ему была по большому счету. Он не ценит людей как таковых. Если личность яркая, он сразу избавляется от нее.


Записал Василий Романов
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2014 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
И.о. главного редактора - Сусликов Сергей Сергеевич
email: pressxp00@tries55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: bk55@tries55.ru

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: rakurs@tries55.ru, pressa@tries55.ru
Яндекс.Метрика   Рейтинг@Mail.ru