Новости. Омск
bk55.ru

Про «царскую охоту» и непотопляемого Козлова, или Чьи следы на снегу, охотинспектор?

21-12-2020 13:30:10
 Фото: ohotniki.ru

В Калачинском районе давно — и, увы, практически безуспешно — борются с некоторыми «косуледобытчиками». Может потому, что это больше волнует общественность, чем официальных лиц? Или, возможно, потому, что этот «удачливый» охотник сам до недавних пор имел удостоверение охотинспектора?

Дерсу Узала калачинского разлива

На фермерских полях Калачинского района, где сеют рапс, овес, подсолнечник — особенно рядом с лесами — частенько видят косуль, или, вернее, видели ранее, до семи особей за раз: начиная с весны, когда в в почву вносят органические удобрения, и до поздней осени. Но как только выпадет первый снег, остаются только одни следы, но не косуль, а — специфических широких шин внедорожника…

На фото, присланных в редакцию неравнодушными калачинцами, видно, что хозяин внедорожника не просто катается по заснежанным полям для удовольствия, нет, он выслеживает очередную жертву.

Вот на снимках (см.ниже) следы внедорожника с широкими протекторами, тянущимися вдоль лесного массива…

…А здесь (см. ниже) они пересекаются.

Для людей сведущих это значит, что браконьер объехал лесок по кругу, посмотрел, есть ли следы косуль, ведущие в лес… И далее, ему надо убедиться, вышла ли жертва из лесу. Если следов нет — значит можно загнать и убить.

Кому принадлежат все эти следы от специфических шин, знает, пожалуй, каждый калачинец. Да да, конечно же, «болотоходу» Михаила Козлова, в недалеком прошлом главы охотничьего ведомства Калачинского района, которого, увы, несмотря на славу организатора ВИП-охоты для всяких больших и малых начальников, со скандалом уволили «по собственному» в конце марта этого года.

А теперь интересный вопрос. Местные охотники за зайцами излазили всю округу вдоль и поперек, но… Следы косуль, которых по лету здесь было немало, так и не обнаружили… Почему? Ответ прост: их поубивали… Кто?

Догадайтесь с одного раза?

А за несколько лет до этого, известный калачинский фермер Геннадий Руль рассказывал:

— На этой территории за последние 5-6 лет в больших количествах размножились косули, есть и дикие козы, я встречал и лосей. Дело в том, что косули живут в бурьяне, которым с девяностых годов заросла часть полей. Так как мы сеем рядом с этими полями подсолнечник и овес, животные ходят сюда кормиться, зимой они как на ладони, их очень просто выследить и загнать. Здесь регулярно появляются Козлов и его знакомые. Они барражируют на машинах на глазах у моих работников, стреляют.

Все эти и другие истории с незаконным отстрелом можно отследить в подробностях по омским СМИ и судебным процессам. С тех пор мало что изменилось — судя по обильным следам, Козлов по-прежнему «на боевом посту». Не только охотнику, но и несведущему человеку понятно: не просто же так всё им изъезжено вдоль и поперёк около каждого леска! И не ради прогулок на свежем воздухе бывший охотовед нарезает круги по «своей вотчине». Явно высматривает следы косуль: зашли ли в лес, нет ли обратных следов? Если до сих пор там — отлично! Пусть он уже не при должности, но высокопоставленные друзья то остались — прикроют, если что.

Этапы большого пути

Как он «дошел до жизни такой»?

По словам местных жителей, незаконный отстрел косуль — давнишняя «молодецкая забава» как калачинских, так и омских чиновников — любителей охоты. Благо, с их же слов, главный распорядитель, он же калачинский охотовед Михаил Козлов, всё организовывал на самом высоком уровне. Никаких дел, естественно, не заводили. Хотя однажды, в начале 2011 года в Калачинском ГОВД возбуждалось уголовное дело по факту незаконного отстрела косуль фермером Александром Лисовичем, проживающим в селе «Золотая Нива». Несколькими годами ранее он уже привлекался Оконешниковским РОВД к уголовной ответственности за отстрел диких животных, но отделался легким испугом и незначительным штрафом.

Руль тогда лично обнаружил останки трех косуль и написал заявление на имя Михаила Чемоданова, на тот момент начальника Калачинского ГОВД. Геннадий Александрович предоставил не только фотографии с места преступления, но и фамилию водителя и государственный номер автомобиля УАЗ-452, на котором вывозились туши. Он же подсказал, что в мобильном телефоне сына фермера можно найти фотографии незаконного отстрела косуль.

Увы, но дело опять было закрыто. При этом, насколько известно, мобильный телефон у сына фермера не изымался, водителя УАЗа никто не допрашивал. Да и самого Руля никто не опрашивал, хотя история имела большой общественный резонанс. За так называемое «везение» Лисовичу, по словам местных жителей, стоило благодарить не только высокопоставленных местных полицейских чинов вроде подполковника Щербины, но и Михаила Козлова. Он участвовал «во всех разбирательствах, где задействован Лисович, после чего эти дела, как правило, закрывались за «недоказанностью».

А вот еще один случай, как говорится из разряда вопиющих, датируемый августом 2013-го.

Западнее деревни Кибер-Спасское работники фермера Руля заготавливали сено. Они и рассказали, что рядом идет охота на косуль.

Руль сам прибыл на место, предварительно убрав людей и технику. Во избежание. А дальше, при помощи бинокля, наблюдал так называемую «царскую охоту»: порядка 10 человек на шести машинах выгоняли косуль в чистое паровое поле и, прямо на пахоте, расстреливали в упор… Позже высокопоставленным браконьерам был устроен большой полевой ужин. В бинокль  фермер  рассмотрел знакомые каждому калачинцу лица, в том числе Вадима Цыганкова, возглавлявшего на тот момент администрацию района и главного охотинспектора Козлова.

Но дальше было еще интереснее:

— Со своего сотового телефона я сообщил о происходящем заместителю начальника Калачинского ГОВД Олегу Щербине (деятельность этого г-на заслуживает отдельного журналистского расследования, — прим. ред.). Однако, не смотря на его заверения, что меры приняты, сотрудники полиции на место происшествия так и не прибыли. На первый звонок он ответил, что с целью выяснения всех обстоятельств, на место происшествия направлен охотовед Козлов. Через час, когда я позвонил повторно, услышал от замначальника Калачинского ГОВД, что Козлов все еще в пути… А еще через час подполковник полиции сообщил, что Козлов информацию проверил, но никаких браконьеров не обнаружил. Была, мол, только компания граждан, развлекавшаяся стрельбой по бутылкам. Вопрос. Кто кому морочил голову? Ведь Михаил Козлов все это время был на моих глазах: он руководил сначала «охотой», а потом и приготовлением ужина. И человек, который был со мной в тот вечер, эту информацию может подтвердить.

По факту незаконного отстрела косуль Руль повторно обращался к теперь уже бывшим начальнику МО МВД Калачинского района Михаилу Чемоданову и начальнику УМВД по Омской области Юрию Томчаку. Жалобу из областного УМВД «спустили» в Калачинское ГОВД, где в возбуждении уголовного дела по факту незаконной охоты ему отказали, так как в Калачинском ГОВД не усмотрели наличия события преступления.

— Самое смешное, что мне сказали, будто я Щербине не звонил, хотя я взял распечатку у сотового оператора и показал, что звонки действительно были, — вспоминает фермер.

Пришел ответ и из Минприроды за подписью тогда еще министра Александра Винокурова.

— По результатам рассмотрения Вашего заявления на действия ведущего специалиста Управления по охране, контролю и сохранению объектов животного мира и охотничьих ресурсов Минприроды М. И. Козлова сообщаем, что в отношении него проведена служебная проверка и нарушений законодательства в действиях М. И. Козлова не выявлено, — говорится в официальном ответе («Оконешниковский фермер варварски отстреливал косуль при попустительстве полиции» от 16.04.14).

Позже Руль — да и не только он! — не единожды видел на своих полях следы косуль и рядом — следы «вездехода» Михаила Козлова. Видели и его самого, когда одного, когда в компании с кем-то. После этого частенько находили следы крови и место, откуда стреляли.

— Это было не раз и не два, сезон не сезон — не важно. Мы работаем — они стреляют. Ни разу здесь не видели кого-то постороннего, только людей Козлова. Постоянно одни и те же машины — «Нивы», УАЗ, «хендай». Здесь охотиться милое дело: час от города — и можно пострелять.

Сам Михаил Козлов, на тот момент курирующий несколько районов, разливался соловьем:

— Слава богу, у нас нет проблем с техникой …. у нас работают фанаты своего дела. Я, например, если в лес не съезжу, болею, не знаю, куда себя девать. Есть и заинтересованность со стороны Минприроды. Косулям, конечно, нужна охрана, но здесь у нас все на высшем уровне. Вот вы сейчас напишете, что их больше стало, полезут браконьеры. Кроме того, нужно проводить правильно биотехнические мероприятия. Это, например, подкормка. Не было зафиксировано ни одного случая, чтобы животное умерло от истощения.

Естественно, не от истощения, ему ли не знать. Какой цинизм!

А Геннадия Руля он «никогда в глаза не видел, не встречался» и «Если бы что-то было не так, мы бы с вами не разговаривали». И поскольку с известным фермером он лично никогда не встречался, то «…Как он может говорить, что где-то меня узнал.»

(«Калачинский фермер уличил местных ВИПов в истреблении косуль» от 22.12.14)

Ай, молодца! Железная логика.

.

О бедном охотоведе замолвите слово…

Дальше — больше.

Оскорбленный в лучших чувствах г-н Козлов подал иск в Калачинский городской суд с исковым заявлением к Г. А. Рулю, ООО «Омские СМИ» и ООО «Издательский дом «КВ» о защите чести, достоинства и деловой репутации, компенсации морального вреда. В ходе судебного разбирательства установлено, что распространенные в выше названных средствах массовой информации сведения не соответствуют действительности и порочат честь, достоинство и деловую репутацию М. И. Козлова, формируя негативное общественное мнение о его личных и деловых качествах. В итоге Геннадия Руля, потревожившего его «достоинства», обязали выплатить 50 тысяч рублей, с омских СМИ, опубликовавших статьи — опровержение и по 25000 соответственно.

И дело тут даже не в сумме, а в гаденьком подтексте: «Справедливости захотелось? А на-ка, выкуси!» («Омский охотинспектор отсудил у агрария Руля 50 тысяч за клевету»)

А поговорить Козлову с Рулем таки довелось.

Как вспоминает Геннадий Александрович, в начале декабря 2018 года он выехал вечером за своим работником и увидел в поле знакомую машину, как сами понимаете, охотоведа Козлова. Тот вел себя как-то странно: то дергался ехать, то останавливался. Видимо, не мог разглядеть в сумерках, кто едет по дороге. Руль остановился, поднял капот и сделал вид, что ковыряется в моторе. Козлов постоял-постоял да и поехал, а Руль рванул следом и ехал буквально в метрах 3-4 от него. И что сразу отметил: машина егеря идет тяжело гружённая, аж просела. Сразу стало понятно КАКОЙ там груз. Как признался Геннадий Александрович, у него даже мелькнула шальная мысль долбануть его как следует в зад. По факту ДТП приедет полиция и… возьмут, как говорится, «на горячем», с поличным… Не решился — была бы это хотя бы омская полиция. А местная… Что толку, если у Козлова здесь все схвачено?  Да и свою машину даром бить жалко.

И все же не удержался и позвонил Козлову на сотовый:
— Ну что, и какие еще нужны доказательства?
Козлов от облегчения — опять не попался! — даже сматерился.
— А-а-а, это ты?! Что, тебе еще мало?
А дальше опять углубленный русский народный. Вот и поговорили.

Кстати, имел честь пообщаться по телефону с Михаилом Ивановичем и правозащитник Александр Щербак. Как он рассказывал, позвонил, представился и поинтересовался об использовании его (Козлова) личной техники в коммерческих экскурсионных мероприятиях в заказнике «Лесостепной». В ответ «был послан таким матом, что любой боцман позавидует.»

Следующий скандал разгорелся в буквальном смысле — 28 декабря 2018 года — на подворье самого охотоведа Козлова сгорела бытовка. Бог шельму метит!

На пепелище сотрудники МЧС обнаружили около 10 единиц незарегистрированного оружия, хранившегося вне сейфа. По некоторым данным, часть этого оружия могла принадлежать главе администрации Калачинского района Мецлеру. Подозревали даже поджог. 

Спрашивается, зачем охотоведу хранить дома десять единиц огнестрельного оружия, да еще и не зарегистрированного? Ответ напрашивается. Конечно же, для «царской охоты»! Ведь тех ребят, собравшихся пострелять «по бутылкам» средь беда дня в августе на паровых полях фермера Руля, кто-то, наверняка, услужливо снабдил ружьями. Приехали на все готовенькое… 

В комментариях по этому поводу кто-то озабоченный заметил:
«охотник 28.12.2018 16:43:37 спалили дом охотоведа по старой русской «традиции» за принципиальность, а теперь можно говорить что угодно и про кого угодно.»

На что другой комментатор не без ехидства в ответ:
«Так и есть 28.12.2018 19:39:43 Нашли мне святошу — защитника природы! Первый браконьер! Как заведёт свои аэросани, всей живности капут! За ним давно пора ФСБ приглядывать, а можно не приглядывать, просто подняв дела, которые замяли. Кстати, чем закончила история с двумя невинно убиенными лосями по осени? И егерь там был, то ли бывший то ли вдруг который стал бывшим! И браконьеры убившие лосей в отказ пошли и минприроды с прокурорскими не настаивают! Так кто тут защитник природы?»

Что любопытно. В феврале 2019 года всё тот же правозащитник по вопросам охоты и браконьерства Александр Щербак, не менее пристально наблюдающий за «деятельностью» Козлова, отправил запрос в минприроды по поводу этого оружия. Как он считал, Козлов, как минимум:

«… за приобретение и незаконное хранение этого оружия охотовед должен быть привлечен к административной ответственности по ч.6 ст. 20.8 КоАП РФ, а также лишен лицензии на право приобретения огнестрельного оружия.»

Обращение самого Щербака в комментариях, видимо, пропало втуне:
«Александр Щербак 13.02.2019 13:28:16 Граждане, калачинцы и омичи! Со страниц БК55, обращаюсь к Вам: Проявите свою гражданскую позицию, обратитесь в министерство, сообщите об известных Вам фактах! Пора перестать бояться высокопоставленного окружения Козлова, оно несомненно будет оказывать давление на проводимую в отношении него проверку…»

Поскольку в ответе из минприроды было сказано, что « должностные лица (читай Козлов) специально уполномоченные … имеют право хранить и носить личное оружие.» Более того: «Наличие на месте пожара десяти единиц незарегистрированного оружия компетентными органами не подтвердилось».

Вот так-так! Это нам, омичам, можно лапшу на уши про «не подтвердилось», вешать, но не в крохотном Калачинске, пожарные которого эти самые десять стволов из попелища вытащили. Разве такое утаишь? .

Ну, и как тут не вспомнить расстрелянных лебедей на озере близ Куликово? Их видели десятки людей, но «лепший» друг предполагаемого браконьера — охотинспектор Козлов, кто ж еще? — сказал, что там лебедей отродясь не было и людям просто показалось. Стоит ли удивляться, что доследственная проверка в поселении «…Никаких следов пребывания на озере лебедей и следов их расстрела…» не обнаружила. (см. «Нет Анискиных в Калачинске, а вот Фантомасы не переводятся»)

Гневный спич комментаторов не заставил себя ждать:

«Иван Сергеевич 17.07.2019 13:01:29 Главный охотинспектор Калачинского района в засаде, отсиживается молча! Достиг вершины наглости в организации барской охоты и варварском истреблении диких животных. Теперь друганы Козлова М.И. —  демонстративно нагло публично расстреливает лебедей, в сентябре прошлого года С. Ю. убивает по наводке егеря двух лосей, почти год длится разбирательство, дело теперь в суде, однако результат также будет оправдательный, главный судья района также является друганом Козлова М.И.....»

Но всему есть предел! Даже терпению охочих до охоты ВИП-охотников — в декабре 2019 года Козлова в очередной раз уличили в нарушении правил обращения с оружием. На ролике, размещенном в соцсетях, где охотинспектор, не стесняясь в выражениях, «жучит» двух горе-охотников, посмевших пострелять в его вотчине. При этом в авто охотоведа четко виден его же незачехленный карабин «Тигр». Тут уж главе «всея охоты» грозила реальная перспектива лишиться права владения оружием, но он вовремя «приболел» и всё в очередной раз спустили на тормозах… Но самому Михаилу Ивановичу пришлось в конце марта покинуть такой близкий сердцу — и не только! — пост.

Как водится, тихо, «по собственному».

«Горе» комментаторов не имело границ. В пределах разумного:
«Вася 22.04.2020 12:49:54 Лично «повезло» общаться с этим … когда тот наехал на нас с дедом только за то, что мы проезжая по лесу стали невольными свидетелями организованной им охоты на косулю или лося. Одежда в крови, на возражения не стал долго тянуть, достал ПМ и стал угрожать. Мерзкий тип! Давно пора!»
(орфография и пунктуация авторов сохранена)

На манеже всё те же

Казалось бы всё, финита? Как бы не так!

Как только выпал первый снег, снова стали видны следы знакомых широких шин в районе Куликовского и Краснопольского сельских поселений и Потанинского урочища — опять вокруг каждого леска. Стало быть по-прежему кружит, ищет следы косуль и явно не для того, чтобы подкормить или любоваться. Значит, не смотря на увольнение, ничего не поменялось — Михаил Козлов по-прежнему «обходит дозором владенья свои». Теперь, говорят, в качестве внештатного инспектора. Которых, как уверил меня правозащитник Александр Щербак, в природе не существует — голимая отсебятина. Кстати, как «болотоход»(трэкол), так и аэросани, Козлов, уволившись, приватизировал, так что тут кто бы что не говорил — не ошибёшься — следы его техники, как личная подпись. Аэросани, как рассказывают местные жители, в ход пойдут уже после нового года, когда снегу побольше и лед покрепче.

У бывшего охотинспектора есть своя проторенная тропа: в районе деревни Стародубка на лед Оми и вперед, до Куликово. Берега высокие, крутые — и не видно его, и не слышно. Опять же в солнечный денёк те же косули под берегом, бывает, греются — стреляй, не хочу.

Выезжает обычно у Куликовского поселения — там берег пологий — и вперед, в леса, «творить чудеса». Вот такая картина маслом вырисовывается: следы козловских шин есть, а вот косули пропали. Практически без следа.

Федя, дичь!

В начале декабря этого года конюх, пасший коней на стародубских полях, услышал выстрелы. Когда Геннадий Александрович Руль приехал кормить его обедом, он по пути видел две машины в полях. Одна из которых, серебристая «Нива», рванула, как заяц, прямо по бездорожью. Позже, рядом, в леске, они с конюхом нашли застреленного козла.

С трудом дозвонился до нового охотинспектора — Маськова Сергея Алексеевича, тот вызвал полицию.

У Руля состоялся прелюбопытный разговор с сотрудником полиции. Тот открытым текстом заявил, что дело заводить не будут. А далее, с охотинспектором Маськовым:

— Вы проверили следы от машины Козлова в полях вокруг лесов? Что он там делал?
— Да это не он.
— Как не он? Его шины ни с кем не спутаешь.
— Не может быть.
— Как не может быть, когда на снегу «места живого нет»!
Нехотя:
— Ну хорошо, я разберусь.

Бах-бах и … мимо? Да нет, попались

Когда через три дня восемь калачинских охотников встретили охотоведа Маськова всё там же, в так называемых «козловских угодьях», он, видимо, как раз и искал те самые следы.

Да не один. С ним был экс-прокурор, а ныне инспектор ООПТ (особо охраняемой природной территории) заказника «Лесостепной Игнатов Владимир Иванович. Оба, в нарушение постановления, были без масок. И первый вопрос, который сходу задал Игнатов, был:
— А вы что здесь делаете? Тут косуль нет!
— Нам косули и не нужны, у нас лицензии на зайца и лису.

Раз-два-три-четыре-пять, вышел кто-то пострелять

Инспектор Игнатов, чувствуя, что промахнулся, стал брать «на голос»: кто выдал документы на оружие, предъявите и то и сё, вам нечего здесь делать и проч. В общем, искал к чему придраться. Интересно было бы послушать: а что сам Игнатов делает здесь, на «чужой» территории? Так далеко от своего заказника, который минимум в 35 километрах от этого места?

Охотники тоже не остались в долгу. У них были встречные вопросы к охотинспектору Маськову, который стоял в сторонке скромным статистом: мол, я не я и лошадь не моя.

— Какие, собственно, к нам претензии? У нас все документы в порядке. А вы видите, что все поля вокруг лесов здесь и дальше укатаны машиной Козлова? Вы можете объяснить, что и на каком основании он здесь делает?

В ответ всё тоже невнятное: не может быть, не он, разберусь… И что самое смешное, наш «герой», с которым было обещано разобраться, сидел в машине охотинспектора Маськова — внештатный в штатском — как мышь под веником, не высовывая носа. Охотники его, естественно, заметили. Наконец один из них не выдержал и обратился к Козлову:

— Михаил Иванович, выходи, будь мужиком! Поздоровайся с народом.

Ему куда было деваться — вышел, но промолчал — сказать то было нечего. Не те времена, чтобы нагло врать в лицо: мол, решил прокатиться по старой памяти.

На том и разошлись каждый в свою сторону.

Я, кстати, поинтересовалась в пресс-службе минприроды: а сколько лицензий на косуль было выделено на Калачинский район? А то вдруг люди охотятся с полным себе основанием, чинно-законно?

— Подождите минуточку.

Минуточка растянулась на пять и в ответ сначала слегка обеспокоенно:

— А вы почему интересуетесь Калачинским районом?

 — Почему-почему? Готовлю материал. Сельчане нашли в лесу застреленного козла, пытаемся разобраться, браконьеры шалят или кто-то поохотился неудачно.

— А-а-а. На общедоступные охотничьи угодья ни одной, на закрепленные — 16 лицензий.

Как я выяснила у охотников, общедоступные охотугодья — это в том числе и те, где, как маятник, постоянно мотается Михаил Козлов. А щедро одаренное лицензиями закрепленное охотугодье — это одно из двух охотхозяйств — «Большемитькинское». Что до лицензий, которые Козлов, будучи главным охотоведом, говорят, выдавал только по «большой дружбе». Те же охотники объяснили, почему на общедоступные охотугодья не выдано ни одной. Ларчик открывался просто: с осени охотинспектор — в нашем случае еще Козлов — подает сведения, сколько косуль на его территории. Исходя из этого и выдаются лицензии.

И если, простите, г-н Козлов сказал прошлой осенью, что косуль немае, только для сэбэ — то и лицензии ни одной. Компроне?

Когда материал был практически готов, кое-какие данные подкинул калачинский депутат Виталий Поддубиков.

Оказалось, что-то ли из-за того, что Козлова кто-то предупредил, то ли по другой причине, но он теперь ездит с бывшим калачинским прокурором, а ныне инспектором ООПТ Игнатовым в его «Ниве»: своей машиной пользоваться перестал. Поддубиков сам их недавно встретил в 11 часов вечера, когда они возвращались со стороны Стародубки, где, как говорят, тоже частенько охотятся. Депутат было прокатился за ними, чтобы посмотреть, как они будут разгружаться…

Но они его заметили, быстро въехали во двор и закрыли ворота.

Сладкую парочку Козлов-Игнатов частенько видели вместе. Говорят, что их тандем — или трио? Не забываем про подполковника местной полиции Щербину! — до сих пор трудится в поте лица: один отстреливает в лесу косуль, а второй барражирует по дороге, чтобы, не дай бог, не нарваться на кого не следует. Ведь шерстистость «волосатой руки» заметно понизилась. Потом так и едут цугом: впереди Игнатов, следом груженый трэкол Козлова. Чем?

Может, дровами?

На днях на поля выпал свежий снег. И, как мне сказали, тут же появились свежие следы. Всё те же, всем отлично знакомые. Спрашивается, доколе? Доколе уже бывший охотинспектор будет распоряжаться на калачинских землях как на своих собственных?

Ждем ответа, ждем… Или?

Ульяна Нескорова

Сетевое издание БК55

Регистрационный номер: ЭЛ № ФС 77-60277 выдан 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2014 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: redactor@bk55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: bk55@tries55.ru

Рекламный отдел: (3812) 309-089, 309-121
e-mail: rakurs@tries55.ru, pressa@tries55.ru
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru