Новости. Омск

Атака на СМИ, кому жаловаться: здесь Лоренц, выше, в замах у Чайки, друзья Камерцеля и родственники Шрейдера?

Сергей Сусликов ответил на вопросы корреспондента БК55.

– В канун новогодних праздников «камерцелевский» «СуперОмск» выдал суперсенсацию про квартиру Вашего сына, выставленную на продажу по баснословной (в масштабах Омска) цене 175 млн рублей. Неназванные авторы намекают, что квартира могла быть приобретена только на ворованные деньги.

– Эту квартиру сын купил лет десять назад в ипотеку. Хорошо помню, как в один из дней мне позвонил журналист по фамилии Борис Сухоруков с вопросом: «Сергей Сергеевич, покажите квартиру». - «Какую квартиру? Я в доме за городом живу». - «Которую Вы за 25 миллионов купили».

Я тогда «послал» этого журналиста вместе с квартирой за 25 миллионов. Приезжаю на работу, и тут выясняется, что полежаевские СМИ уже растиражировали новость про издателя Сусликова, купившего квартиру в новом элитном доме на набережной за баснословные деньги. Это был редкий случай, когда меня эта наглая ложь довела до бешенства. Я даже в суд собирался подавать на этих мерзавцев. И вот тут на сцене появляется мой сын Егор: «Отец, это не ты, это я купил квартиру».

– Ваша реакция?

Я ничего тогда ему не сказал. Его жизнь, его решения. Хотя идея такой покупки мне не могла понравиться по определению. И Егор, конечно же, не мог об этом не знать, хотя бы потому, что я по принципиальным соображениям ни разу не ездил за границу, даже на отдых и лечение. Я не вывез туда из нищей России ни одного русского рубля, и мне стыдно было покупать дорогие авто: с девяностых и до 2008 года ездил сначала на старой «Волге», а потом на «Ниве», зарабатывая при этом на издательской деятельности один миллион рублей в день... А моей сегодняшней и единственной пока иномарке 11-й год пошел.

– Вам эту квартиру показали в первоначальном ее виде?

– Нет. Прошло почти десять лет, когда меня наконец-то позвали на новоселье.

– Получается, он десять лет потратил на то, чтобы сделать квартиру?

– Вряд ли слово «потратил» здесь уместно. Теперь-то я знаю, что это были годы творческого созидания. У Егора была мечта создать большую семью, которая объединяла бы всех наших родственников, весь род в Омске. И для этой семьи он, с присущим только ему упорством, искал достойное жилье. Все, что тогда строилось – не нравилось. А вот за эту квартиру на последнем этаже в доме на набережной, возведенном его друзьями-архитекторами Фредиными, он зацепился. Но именно ее хозяин дома, известный строитель Борис Медведев, оставил для себя. Она не продавалась. Егору тогда пришлось покупать, опять же, в ипотеку, две квартиры этажом ниже. Эти квартиры, которые он намеревался объединить, простояли два года: свободных денег, как я понимаю, у него тогда на ремонт не было. Ну а потом Медведев неожиданно выставляет свой этаж, если мне не изменяет память, на аукцион, где между желающими его купить развернулось настоящее сражение. И Егор в нем просто обязан был победить. Пусть даже это обошлось ему в сумасшедшие 25 миллионов рублей. Ведь это была квартира его мечты.

– Двадцать пять миллионов! А если по курсу доллара того года?

– Почти миллион долларов. Знаю, что друзья отговаривали от покупки, мол, дорого, не для Омска... Но Егор решил жить здесь, строить семью в Омске: у него уже четверо – две девочки и два мальчика.

– Квартира правда шикарная, как пишут?

– Это дорогое жилье, много эксклюзивных вещей, но ощущения роскоши там нет. Сразу чувствуешь, ее для другого делали... Творческие люди знают, что такое работать на идею. Тут не получится что-то где-то поджать, схалтурить, увильнуть, сэкономить. По сути, все, что Егор зарабатывал в последнее десятилетие, как я понимаю, и даже кредиты брал – вкладывалось в этот дом на набережной, где должна жить его большая семья. Жить, и я это подчеркиваю, в Омске, из которого сегодня валят тысячами.

– Но ведь он выставил ее на продажу? Значит, уже расхотел жить в Омске?

– Пока не знаю, но не исключаю, что продажа эта вынужденная. Возможно, Егору понадобились деньги, дабы улучшить позиции на рынке «наружки», где он еще недавно был лидером. 

– Вы имеете в виду скандальный аукцион 2016-го, приведший к переделу рынка?

– Это был черный передел. У Егора фактически отняли солидный кусок бизнеса, который он строил, как и квартиру, долго – более 20 лет. Сделали это олигархи. Их настоящей целью, конечно же, был не сын Егор, а его отец – Сергей Сусликов. Но из ненависти ко мне лично и к моему «Бизнес-курсу» они, олигархи, даже союз временный заключили. Роли расписали, зоны ответственности назначили. Впрочем, всю эту грязную историю в деталях мы расскажем в одном из январских номеров «Бизнес-курса», который будет посвящен 15-летнему юбилею журнала. 

– А фамилии выгодополучателей назвать можете?

– ВПК-шник Морев, сыгравший роль гангстера, и наследник бизнес-империи генерала Камерцеля Павлов. Эти два человека поделили бизнес Егора, по сути, пополам. Помогали им прокурорские, милицейские чины, а также высокопоставленные чиновники мэрии и правительства Назарова. Идеологическую и пропагандистскую часть работы по черному переделу рынка в пользу олигархов блестяще исполнил Андрей Голушко, вложивший в уста спикера Совета Федерации Матвиенко слова про бардак в наружной рекламе в Омске и какой-то не такой сайт БК55. Ну а финансистом выступал сажевый миллиардер Каплунат, ссудивший Мореву миллионы на победу в так называемом аукционе.

– Сергей Сергеевич, передел рынка наружной рекламы олигархами произошел в 2016-м, а сейчас уже 2019-й?

– А сейчас «дело олигархов» подхватил зампрокурора области Лоренц.

– А его-то здесь какой интерес? Хотя поговаривают, что это месть Вам за статью про «домики Шрейдера и его зятя Лоренца».

– Есть такая информация, мол, сами «немцы» здесь ни при чем. Это Лоренц «удила закусил» из-за статьи про его домик на землях дендропарка. Хотя другой источник, тоже вроде бы серьезный, ненавязчиво подбрасывает мысль о том, что это все-таки «немцы», а Лоренц здесь ни при делах...

– А кто же при делах на самом деле?

– При делах главари клана – Камерцель, Шрейдер, Павлов, Ткачук и... Лоренц в качестве исполнителя. Такой вывод лежит на поверхности. Чуть ли не на третий день после публикации статьи  «Может ли государство, г-н Президент, доверять депутату ГД Шрейдеру и его зятю прокурору Лоренцу?» в редакции появился майор полиции с жалобой вице-спикера Горсовета Ткачука, обвинившего меня в клевете. Речь шла о скандальной информации, напечатанной еще в 2013 году на сайте областного правительства «Омскрегион», где устами руководителя Главного управления информационной политики Трениной и вице-губернатора Компанейщикова Ткачука чуть ли не обвинили в воровстве 13 миллионов бюджетных денег. Эта информация разлетелась по всем омским и даже федеральным СМИ. А клеветником, спустя годы, Ткачук с Лоренцом почему-то решат назначить меня, Сусликова, попросившего врио губернатора Буркова поднять вопрос об якобы исчезнувших бюджетных миллионах еще раз.

Я привел майору несколько аргументов:

1. Источником так называемой «клеветы» является правительственный сайт и конкретные должностные лица, Тренина и Компанейщиков.

2. Ткачук уже подавал на меня, Сусликова, в суд с требованиями признать недействительными сведения о пропавших 13 миллионах... И проиграл этот суд.

3. И, наконец, журнал «Бизнес-курс» и сайт БК55 зарегистрированы Роскомнадзором как средства массовой информации. И есть Закон о СМИ, не просто регулирующий нашу деятельность, но и защищающий нас, журналистов, от подобных обвинений в клевете с попытками возбуждения уголовных дел. В законе четко расписаны ответственность журналистов и права героев наших публикаций. Но там, повторяю, нет и быть не может слова «клевета».

Наш разговор был коротким, майор извинился и в тот же день написал «отказную» в возбуждении уголовного дела.

Однако история на этом не закончилась. Нас еще будут таскать в полицию три месяца. Будут исписаны тома бумаги, проведены дорогостоящие экспертизы... При этом полицейские дознаватели будут испытывать неловкость за некоего высокопоставленного прокурорского чина, принуждавшего их делать не просто бессмысленную, но еще и аморальную работу. Мол, люди мы подневольные – прокуратура (читайте Лоренц) держит этот вопрос чуть ли не на ежечасном контроле, другими настоящими делами заниматься некогда.

Когда нам вручали после всех экспертиз окончательное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, дознаватель сказала: «Надеюсь, на этом для вас все закончилось».

Увы, все только начиналось. Получив оплеуху в виде отказа в возбуждении против меня, Сергея Сусликова, уголовного дела, прокурор Лоренц набрасывается сходу, без подготовки, теперь уже на моего сына – Егора Сусликова.

– Вы имеете в виду уголовное дело на Вашего сына и обыски? Почему они это сделали? Почему наехали на одно из лучших СМИ в Омске, его учредителя и главного редактора?

– В материалах уголовного дела есть любопытный документ, названный справкой. На самом же деле это банальный донос, написанный от руки майором полиции Ананьевым, установившим в ходе так называемых оперативно-разыскных мероприятий, что к «деятельности группы предприятий «Компаньон» причастна Сухорукова Наталья Александровна». Ниже майор Ананьев утверждает, что она вела на предприятиях моего сына бухгалтерский учет, составляла налоговую отчетность указанных юридических и физических лиц и неоднократно представляла их интересы в ИФНС (инспекция федеральной налоговой службы). На основании этой злонамеренной лжи судья Погребная выдаст санкцию на обыски как в ГК «Компаньон», предприятиях моего сына, так и в редакции журнала «Бизнес-курс» и моем загородном доме, куда они приедут рано утром – полный автобус каких-то людей с тремя собаками, которых они пустят по кругу...

– Они у Вас наркотики и оружие искали? Почему? Тоже по доносу?

– Допускаю, потому что эти люди, называющиеся правоохранителями, не брезгуют ничем, а офицер полиции, майор Ананьев, даже до клеветы опустился, судью обманул.

– В чем клевета?

– У нас, в издательском доме «ТРИЭС», но не в ГК «Компаньон» сына, действительно вот уже двадцать лет работает Наталья Александровна Сухорукова. Ее должность – директор журнала «Бизнес-курс». Она же еще и выпускающий редактор, моя жена, единомышленник и... правая рука. И она, это все знают, не имеет никакого отношения к бухучету и составлению налоговой отчетности предприятий ГК «Компаньон». Вряд ли она сможет просто перечислить даже названия компаний моего сына... Если бы у нас на месте Лоренца был честный прокурор, то клеветник Ананьев, наверное, сидел бы сейчас в наручниках. А у полицейских дознавателей действительно появилась бы реальная работа по реальному уголовному делу о клевете, имевшей целью «воспрепятствование законной деятельности журналистов».

Выяснилось, что у ГК «Компаньон» своя серверная под замком, свой системный администратор, у которого ключи от этого замка, своя бухгалтерия, свой главный бухгалтер, свой персонал... И никаких следов Натальи Александровны! Более того, все отношения отца и сына сводятся к тому, что Егор арендует у «ТРИЭС. Издательский дом» площади на общих основаниях, а мы последние три-четыре года печатаем у него в типографии журнал по рыночным ценам. И только потому, что Егор предложил условия лучше, чем у конкурентов.

– Правоохранители, получается, вляпались? Как они теперь выкручиваются?

– Обыски, как мы помним, в августе прошли. А все последующие месяцы они только тем и занимаются, что опрашивают тех, кто когда-либо работал в «Компаньоне» за последние 25 лет, про Наталью Сухорукову. Над ними и над их вопросами откровенно смеются: «Ну что, тебя спрашивали про Наталью Александровну из «ТРИЭСа», «не работает ли она в «Компаньоне» главным бухгалтером?»

– А Вы пытались привлечь этого самого сочинителя Ананьева за клевету, как это делал Ткачук с помощью того же Лоренца?

– Мы, конечно, это сделаем, зная наперед, что Лоренц «рыть землю» под Ананьева, как когда-то за Ткачука, не станет. А трагизм ситуации в том, что жаловаться придется именно ему, Лоренцу, у которого зять Шрейдер и свои люди в Генпрокуратуре. При этом у меня нет сомнений, что майор Ананьев – член команды «камерцелевского» клана. Не исключаю, что он тоже человек подневольный, на него, как и на многих других правоохранителей, в том числе и на судей, у лидеров этой группировки есть компромат. Конечно же, Ананьев, написавший от фонаря подленький донос, уверен в своей безнаказанности, его всегда прикроют... А, может, даже возьмут на повышение в ту же прокуратуру в качестве вознаграждения за «оказанные услуги».

– Вернемся к материалам уголовного дела, построенного на фальсификациях. Что они «шьют» Егору?

– Там просто свалены в кучу все предприятия сына, которые даже сравнивать нельзя: у них не только совершенно разные виды деятельности, но и потребители, конкурентные рынки. Но этим господам без разницы: высокотехнологичные полиграфические услуги, посредническая деятельность рекламного агентства или специфическая наружка. Они складывают в столбик выручку всех этих предприятий и делают вывод: поскольку общая сумма превышает действовавший на тот момент лимит по упрощенке, то Егор должен был заплатить НДС. Примечательная деталь, государство, видимо, понимая несправедливость установленных нормативов для малого бизнеса, за последние несколько лет увеличило этот лимит в разы – с 60 миллионов до 150 миллионов в год.

– Получается, что и здесь фальсификация и обман суда?

– В любом случае у них для возбуждения уголовного дела не было ни заключения экспертизы, ни результатов проверки налоговой инспекции. Лоренц в своем желании отомстить мне лично за статью про «домик» в дендропарке, из которого ему пришлось съехать под покровом ночи, просто пошел ва-банк.

– А в чем разница между квартирой Вашего сына и домиком Лоренца?

– Егор купил свою квартиру в ипотеку, почти десять лет обустраивал ее, потратив на это огромные деньги. Все это теперь легко проверить: в ходе обыска были изъяты как бумажные, так и электронные носители бухгалтерии «Компаньона» за всю его историю. И которые, кстати, свидетельствуют, что сын мой работал эффективно, а значит, мог себе позволить такую квартиру построить.

А вот прокурор Лоренц и его тесть, депутат ГД Шрейдер, арендовали роскошные особняки на землях дендропарка за смешные 20 тысяч рублей в месяц вместе с коммунальными платежами у частной коммерческой структуры некоего Шнейдмиллера, с которым они находятся в родственных отношениях (племянник бывшего мэра Шрейдера). Примечательно, что по условиям договора плата за аренду с коммунальными услугами входит еще и в рассрочку платежа по выкупу самого дома. А недавно выяснилось, что и «домик Лоренца», и «домик Шрейдера» обходятся арендаторам вообще бесплатно, они даже эти смешные двадцать тысяч, по данным налоговой, не платят. («Домик Шрейдера» и «домик Лоренца»: теперь вот еще и бесплатно?)

Получается, что высокопоставленным государственным мужам и одновременно лидерам «камерцелевского» клана можно делать все, что они не пожелают? Им дозволяется огульно обвинить моего сына Егора в дроблении бизнеса без каких-либо экспертиз и налоговых проверок, а потом наехать с обысками на его отца – журналиста и Издателя. И, не не предъявив обвинение, не посчитав сумму ущерба, арестовать имущество.

А вот на Шнейдмиллера, оказывающего специфические «услуги» представителям клана Камерцеля-Шрейдера и действительно уличенного налоговой инспекцией в реальном дроблении бизнеса, можно глаза закрыть? Хотя здесь-то как раз все на поверхности: человек учредил 5 фирм в ТК «Маяк», на каждый этаж по компании (ООО «Маяк, ООО «Александр», ООО «Анюта», ООО «Алина», ООО «Благо»), имевших одних и тех же учредителей – Шнейдмиллера А.В., Мартьянову Н.А., Смолякова В.М., одного директора – Шнейдмиллера А.В. – и одного главного бухгалтера – Мартьянову Н.А. (сестра жены Шрейдера), и сдает их в аренду, при этом не платит НДС.

В материалах проверки налоговой инспекции есть информация: «Использование помещений ТК «Маяк» после их передачи ООО «Александр», ООО «Анюта», ООО «Алина», ООО «Благо» не изменилось, содержание договоров аренды осталось прежним, расходы, связанные с содержанием здания, предъявлялись к возмещению только в части, касающейся энерго-, тепло- и водоснабжения, все организации использовали в своей деятельности одни офисные помещения без разделения их по организациям, одни IP-адреса, телефонные номера, адрес местонахождения, электронной почты, банк, договоры об обслуживании с использованием системы «Интернет Банк-Клиент» с ними заключены от имени всех лиц одним лицом – их директором Шнейдмиллером А.В., он же имеет право первой подписи, Мартьянова Н.А. – второй, во всех организациях были заняты одни и те же работники, носившие спецодежду, не отражавшую их принадлежность к организации, в какой они трудоустроены».

Как видим, дробление бизнеса тут налицо! А сумма недоплаченных налогов и штрафов, по расчетам ИФНС по Кировскому административному округу, составила почти 53 миллиона рублей! Но... Уголовное дело не заводилось, а имущество, которое реально выводилось, по данным налоговой, с предприятия-должника, не арестовывалось.

Вывод: к Шнейдмиллеру, находящемуся в родственных связях как с депутатом Госдумы Шрейдером, так и с первым зампрокурора области Лоренцем, нет вопросов. Он – «камерцелевский»! Его Лоренц оберегает от правосудия?

В распоряжении редакции есть и другие факты дробления бизнеса людьми, состоящими в близких родственных отношениях с генералом Камерцелем.

– Сергей Сергеевич, пора подводить черту? Что у нас в осадке?

– В осадке реальное преступление, совершенное людьми в погонах против меня лично, моего бизнеса и членов моей семьи. И уголовная статья на это есть: воспрепятствование журналистской деятельности с отягчающими в данном случае обстоятельствами. Ведь я не просто гражданин свободной России. Я еще и пишущий журналист, учредитель и главный редактор влиятельного омского журнала «Бизнес-курс» и сайта «БК55». Напомню, Конституция РФ и Закон о СМИ гарантируют мне «в связи с осуществлением профессиональной деятельности защиту чести, достоинства, здоровья, жизни и имущества как лицу, выполняющему общественный долг».

Как они, прокуроры Лоренцы и майоры Ананьевы, пользуясь служебным положением, защищают мою Честь и Достоинство, мы могли убедиться на примерах выше. Здесь весь «букет» в наличии: клевета, фальсификация, обман судьи Погребной, выдавшей санкции на обыски в моем доме и редакциях СМИ, в результате чего почти на сутки была парализована работа сотрудников сайта БК55, журнала «Бизнес-курс» и газеты «Хочу работать!» Информацция об этих обысках была предана гласности, ведь они изначально ставили перед собой цель - дискредитировать меня и мои СМИ перед читателями.

– Уголовное дело против сына Егора тоже можно назвать букетом?

– Безусловно, претензий со стороны налоговой к нему нет, как нет и элементарной экспертизы, устанавливающей сам факт дробления. А, значит, никто и не мог посчитать реальную сумму недоплаченных налогов. И, наконец, главное – Егору не предъявлено обвинение, он даже не является подозреваемым на сегодняшний день, а у него арестовывают имущество, надо полагать, по личному требованию Лоренца, конечно же, наплевав на законы. И, наоборот, в случае со Шнейдмиллером налоговая, не только установившая сам факт дробления, но и посчитавшая сумму ущерба вплоть до копеек, требует арестовать имущество ТК «Маяк», но ей отказывают. Все нормально в нашем королевстве!

– Почему так?

– А разве непонятно? Эти господа в погонах, зарвавшиеся от чувства безнаказанности, берут в заложники моего сына , кстати, не в первый раз, с очевиднейшей целью – заткнуть мне рот, поставить меня, журналиста, на колени. И одновременно показать на моем примере всем, живущим в этом городе, что с ними сделают, если они вдруг захотят быть свободными гражданами свободной России. Так может действовать только мафия, глубоко пустившая свои щупальца в органы власти, правоохранительную систему и суды. Суть же омской специфики в том, что здесь все держится на принуждении страхом: если на тебя ничего нет сейчас, то завтра обязательно найдется или сфабрикуется уже на родных и близких. И такой участи, принуждения страхом, увы, в Омске не удалось избежать министрам, депутатам, мэрам, областным судьям, представителям бизнеса и даже губернаторам, не говоря уже о простых смертных.

Вы думаете, они действительно озабочены тем, чтобы вернуть 26 миллионов якобы не уплаченного сыном НДСа? Чушь собачья! Эти миллионы Егор, будь на то решение суда, смог бы выплачивать с текущей деятельности собственных компаний. Но им-то другое нужно: наложить арест на имущество, парализовать работу компаний, искусственно загнать в долги, разорить и обанкротить, нанеся при этом походя ущерб государству, исчисляемый, если смотреть в перспективу, сотней миллионов рублей.

Когда-то журналист Караулов назвал членов «немецкой» группировки, поставившей под контроль весь Омск - СТАЕЙ, а губернатор Полежаев вожака СТАИ генерала Камерцеля - «бандитом в погонах». Увы, сейчас нет Полежаева. А власть милицейского клана над людьми в Омске по-прежнему безгранична. И даже журналист в качестве показательной жертвы не является для них исключением.

– Сергей Сергеевич, в одном из интервью Вы сказали, что стараетесь как можно реже вспоминать 2000-е, когда были вынуждены публично заявить: «Вы можете замочить всех моих детей, но «Бизнес-курс» все равно выйдет в свет. Пока я живой». В этом же интервью Вы обещали рассказать подробности тех страшных событий, так сказать, для «истории».

– Егора тогда чуть не убили. Как выяснится, это была акция психологического устрашения, которую довольно часто практиковал камерцелевский УБОП во главе с полковником Калгановым. Позже они заведут уголовное дело на Егора и тут же через адвоката сына пришлют мне весточку из приемной полковника: «Зря папа что-то там писать взялся. Не надо...»

А когда я их просто пошлю, они позвонят снова – «сушите сухари».

Несколько лет спустя, в разгар войны «немецкой» группировки с губернатором Полежаевым, ко мне в офис приедет мэр Шрейдер с извинениями от себя лично и генерала Камерцеля – мол, начальник милиции не по доброй воле против вашего сына преступления совершал, его Полежаев заставил.

Я Шрейдеру тогда поверил. А теперь думаю: кто заставляет беспредельничать сегодня прокурора Лоренца, зятя того самого Шрейдера? Полежаева при власти уже нет. Бурков?

В январе в спецвыпуске, посвященном 15-летию журнала «Бизнес-курс», я расскажу эту страшную для меня, отца, историю в подробностях и документально.

– И последний вопрос. Когда Ваш сын сказал: «Отец, это не ты, это я купил квартиру», Вы были недовольны, но промолчали. Почему?

– Когда Егор заканчивал школу, я предупредил его: «Не поступишь в институт, пойдешь в армию. Могу «по блату» помочь попасть тебе в род вооруженных сил, который сам выберешь». Он выбрал десант. Я, корреспондент «Известий», позвонил по «вертушке» тогдашнему военкому и спросил, есть ли возможность, чтобы сын пришел в армию уже подготовленным бойцом? Оказалось, есть. В институт Егор не поступил, но служил, как я ему обещал, в элитной бригаде спецназа. Когда вернулся, встал вопрос, что делать дальше. Я его сразу предупредил: «Горшок за тобой носить не буду». А позже высадил (Егор считает, что он сам вышел) из машины на 21-м километре Черлакского тракта со словами: «Теперь живи своим умом».

Парень он оказался с характером. Перебивался поначалу в железном гараже, потом какие-то сердобольные женщины дали ключи от пустующей квартиры. Тогда-то и появился «Компаньон» – фирма на девяти квадратах, которая, по замыслу ее учредителя Егора Сусликова, должна была разорить отца. И ведь он действительно со своим проектом «Универсальная биржа», выходившим сотнями тысяч экземпляров практически во всех печатных СМИ Омска, стал издательскому дому «ТРИЭС» главным конкурентом. Позже все доходы от «Универсальной биржи» Егор стал вкладывать в совершенно другой вид бизнеса, никак не связанный со СМИ – в наружку. Он был в числе первых в Омске, кто понял перспективность этого направления бизнеса.

Пройдет время, он подойдет ко мне и скажет: «Отец, ты правильно сделал: орлы тоже выбрасывают своих птенцов из гнезд, чтобы научить их летать». Все эти годы, и прежде, и сейчас, мой сын живет своим умом. У нас не принято говорить о работе. Он не лезет в мои дела, а я – в его. Купил квартиру за 100 миллионов – это дело его личного выбора, если даже этот выбор ошибочен. 

– А вас, признайтесь, совесть не мучает? Ваш «Бизнес-курс» пишет, а Егору – прилетает.

– Еще как мучает! Иногда мне кажется, что именно я и есть главный виновник бед, обрушивающихся на Егора и его семью за 15 последних лет. Как-то он передал мне слова одного из омских олигархов: пусть, мол, папка прощения попросит у Сергея Александровича... Выбор на самом деле прост. Проси прощения, иди в услужение к олигархам, реальным правителям региона, стань членом клана, служи ему, а не читателю...

Но тогда возникает вопрос: буду ли я сам себя уважать, будет ли мой сын меня уважать за это предательство собственных идеалов и надежд, возлагаемых омичами на меня и мои СМИ?

Опять получается - сын за отца?

Это несправедливо! Но кому жаловаться? Здесь в Омске – верховодит прокурор Лоренц, а выше, в замах у Чайки – друзья генерала Камерцеля и родственники депутата Госдумы Шрейдера.

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ:

Сергей Сусликов: «Вы можете замочить всех моих детей, но «Бизнес-курс» все равно выйдет. Пока я живой»

Может ли государство, г-н Президент, доверять депутату ГД Шрейдеру и его зятю прокурору Лоренцу?

Про особо теплые отношения семьи Шрейдера со все той же «Стройкой». ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Шрейдер, Шнейдмиллер, Лоренц... и ТК «МАЯК»: очень «семейная» история

Поделиться:
  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
18+
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2019 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
И.о. главного редактора - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: pressxp00@tries55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 399-087
e-mail: bk55@tries55.ru

Рекламный отдел: (3812) 399-089, 399-121
e-mail: rakurs@tries55.ru, pressa@tries55.ru