Новости. Омск

Николай Бондаренко: «История с макаронами и министром — это когда власть озвучивает то, что думает»

Фото: А. Алёхин

Весьма радикальный саратовский депутат и блогер побеседовал с БК55 об общей политической обстановке в стране и борьбе левой оппозиции и власти.

Николай Бондаренко стал известен всей стране в прошлом году, когда в Саратове случился скандал с областным министром Натальей Соколовой, выдавшей при обсуждении местной продуктовой корзины хамскую фразу «Макарошки всегда стоят одинаково». Министра, напомним, отправили в отставку, а Бондаренко, будучи депутатом областной думы, ещё и поставил на себе эксперимент, целый месяц питаясь одними макаронами и делая отчёты о происходившем. В Омске он и старший референт аппарата фракции КПРФ в Госдуме Марат Музаев поучаствовали в семинаре местных коммунистов «Электронные СМИ и соцсети как поле политической борьбы».

— В Омск вы приехали на вот такой семинар, с какой целью и почему он именно сейчас?

— Получили там, у себя определённые результаты и вот приехали поделиться опытом. Это правильные важные мероприятия, которые нужны.  И я как депутат регионального парламента из глубинки очень чётко вижу, насколько сегодня граждане нуждается в информации.

Власть сегодня сформировала в головах людей ярлыки, которые очень сложно вытравить: что власть едина, что там все вместе пилят бюджеты и так далее.

— Но вроде бы официально-то она такое не говорит?

Я говорю о том, какое у среднестатистического гражданина отношение. Ну например, к областной думе. Нашей. Реальная-то картина совершенно противоположная. Там непримиримые бои, очень яростная и бескомпромиссная борьба, и, собственно сегодня донести это, показать, является очень важной задачей для партии. В первую очередь потому, что у нас в стране работает цензура, нам заказан, например, путь на государственные телеканалы и радио. Поэтому развиваться нужно.

Николай Бондаренко и Марат Музаев

— Но ведь уже очень много людей говорят: «Я уже 20 лет не смотрю телевизор!», «Я вообще не смотрю телевизор», целая секта несмотрящих телевизор, и при этом… телевизор оболванивает народ. Как это сочетается?

— К сожалению, работа по оболваниванию людей шла на протяжении последних почти 30 лет. И рассчитывать на то, что плоды и результат этой пропаганды рассыплются, потому что люди вдруг перестали смотреть телевизор, конечно, наивно. Во-вторых, мы должны понимать, что несмотря на уход большой прослойки населения от телевизора, он, может, не напрямую, но всё равно взаимодействует с ними. Потому что он формирует общественное мнение в целом.

Кроме того государство потратило очень много сил и ресурсов на то, чтобы убить у людей желание верить во что-либо и в первую очередь — в выборы. В итоге люди ложно убеждены, что выборы ничего не решают. Власть этим пользуется. Тем не менее те, кто на выборы ходят, дают в последние годы очень интересные результаты. Считалось, что люди возрастные исконно голосуют за КПРФ. Это уже изменилось. Сегодня они голосуют за Путина и его партию. В основном. В первую очередь причина — что у них очень низкий уровень достатка. Они из-за этого и состояния здоровья не могут организовать себе более качественный досуг, кроме как включить ТВ, где им расскажут, как власть заботится о народе. За нас же голосуют люди среднего возраста. Люди около 35 лет. Те, кто уже имеет семью, ипотеку, столкнулся с какими-то проблемами. Сейчас нет понятия среднего достатка, большая часть живёт ниже среднего.

О расколе и сферических марксистах

— Кстати, вот известно, что вы рассказываете о своей работе и в своём блоге, и в местной партийной газете.

— Да. Блог — на «Ютубе». Там у нас 516 тысяч подписчиков, это партийный ресурс, на нём в рамках освещения работы регионального парламента выступаю не только я, но и однопартийцы. У нас в думе 5 депутатов из 45. И в том числе в блоге показывается и их работа. Показываются или наши инициативы, или, наоборот, позиция власти. Это не работа в интересах Бондаренко, это работа против власти. Потому что сегодня, к сожалению, левые не очень активно работают в Интернете.

Там в блоге бывает по-разному. Есть и монологи, и диалоги, выкладывается очень много материала. Каждый день что-то. И это получает хороший отклик аудитории. До 516 тысяч подписчиков мы доросли за полтора года.

— Известно мнение о расколотости левых,  есть много тех, кто считает КПРФ соглашательницей, официально встроенной во власть, есть троцкисты, «Коммунисты России», и вообще до каких-то сектантов и диванных марксистов (которые даже и в кружках каких-то не состоят, а просто дома сидят, ругаются и теоретизируют). Насколько это действительно проблема?

— Это очень большая проблема, и власть делает очень много, чтобы играть на этих противоречиях, культивируя этот процесс. По принципу «Разделяй и властвуй». Так, в частности, была создана «Справедливая Россия», которая фактически переписала программу КПРФ, была призвана расколоть левое поле, увести часть электората у нас. Конечно, в чём-то это удалось.

Эта партия создавалась искусственно, как проект власти. После этого сформировался ещё ряд движений и партий, за последние минимум несколько лет в России зарегистрировано более 8 коммунистических партий: КПСС, Казачья партия РФ (в итоге аббревиатура КПРФ и да, конечно, она на деле не коммунистическая), «Коммунисты России» и так далее. Если при этом взять хоть последних по стране, окажется, что в них члены — те же сотрудники администраций, которые раньше были в «Единой России» и им сказали выйти и вступить в «КР». Власть вкачивает очень много сил, чтобы решить эту задачу.

— Усилия власти — это одно, а вот что касается обвинений в соглашательстве?

— Они всё равно тоже идут от власти. Для неё КПРФ является главной угрозой. И для защиты своих политических интересов представители власти обливают нас грязью, выдумывают несуществующие факты, чтобы только очернить наш имидж. И как итог — граждане, симпатизирующие левым идеям, в КПРФ не идут. Они ищут альтернативу, создают какие-то кружки, движения, которые едины в своих заблуждениях о том, что КПРФ — это спойлер власти, структура, которая якобы продала выборы президента в 1996 году, якобы пляшет под дудку «Единой России».

— Хорошо, тогда как этому противостоять?

— Ну, ситуация не критическая, не могу сказать, что её нужно переламывать. Партия всё равно аккумулирует абсолютное большинство людей левых взглядов в стране. Хоть остальных движений и много, они очень малочисленны. Никто больше даже приблизительно по численности не сопоставим. Поэтому, считаю, работать нужно, вариант здесь один — информационная борьба. Они врут, а мы должны терпеть? Нет. О чём мы сегодня и говорили.

Омск и Саратов — братья по несчастью

— Про омских коммунистов говорят — у них единственный пример своего партийного регионального телеканала. Что нужно было бы саратовским, чтобы тоже создать такой? Либо чего не хватило…

— Конечно, у них уникальный опыт. Причина — высокий уровень команды и правильная модель. Такого опыта и организации в Саратове нет. Наш кадровый потенциал именно такую задачу решить не позволяет.

— Насколько довольны прошедшим семинаром и кто это люди — участвовавшие в нём? И каковы впечатления от Омска — если говорить о политической и экономической ситуации, то, что вы узнали.

— Семинаром я максимально доволен, мне очень важно было, что люди проявили такой интерес, было видно, что для них это значимо.

В Омске я первый раз — город очень красивый. Что касается политики и экономики — может быть, в этом плане он и Саратов в чём-то различаются. Но в проблемах — они абсолютно братья по несчастью. Это те же проблемы, которые существуют и в других регионах: власть, оторвавшаяся от народа, жёсткое, системное недофинансирование, приводящее к износу инфраструктуры, низкий уровень жизни, безработица, проблемы экологии.

И это ожидаемо, потому что такая модель выстроена на федеральном уровне в рамках всей страны. В ней из регионов фактически высасываются все соки, а их потребности финансируются по принципу «брось собаке кость, чтобы уж не сдохла с голоду».

— В Саратовской областной думе у вас 5 депутатов из 45. В Гордуме — 3 из 45. Как считаете, почему ваше представительство меньше, чем в Омске?

— Мы должны понимать, что реальное положение значительно отличается от формального. У омских товарищей в результате выборов на деле должно было быть ещё больше мандатов. Как и у меня дома. Но в результате применения властью методов фальсификации, конечно, получаем вот такое количество мест.

Это говорит, что в нашем регионе более реакционная власть.

— Но только ли дело в фальсификации — или ещё в чём-то?

— Нет, КПРФ на самом деле побеждает на различных выборах на протяжении многих лет. То, что сегодня делает власть в рамках кампаний — не обязательно переписывание протоколов комиссий. Это в том числе ущемление кандидатов при распределении эфирного времени. Или какая-то политическая «чернуха». Это различные манипуляции общественным мнением. И в рамках этой работы, конечно, результаты сильно искажены. Поэтому, наверное, в какой-то степени есть и субъективные факторы, если это можно назвать объективным процессом, но субъективный фактор — это возможность отконтролировать, защитить, сохранить результаты. Наверное, я не вдавался, не знаю как у наших товарищей здесь обстоят дела с подготовкой наблюдателей в комиссиях, возможно, это тоже играет свою роль.

— То есть вам нужно больше наблюдателей? А пока не получается набрать их столько, сколько нужно?

— Их невозможно набрать идеальное количество. Когда мы закрываем каждый участок одним наблюдателем (это удаётся), это отлично. Но когда мы закрываем его двумя, это намного лучше. Или четырьмя. Поэтому здесь нет предела совершенству. Нам противостоит наимощнейшая неправедная машина, которая призвана сфальсифицировать результат, в неё вкладывают огромные деньги и её используют умнейшие люди. И безусловно мы здесь в меньшинстве. При этом работа наших людей в комиссиях вскрывает различные нарывы, может, вы слышали историю про 62,2% на более чем ста участках в пользу «Единой России» в рамках всей страны на выборах в Госдуму в 2016 году. Это было математически невозможно, стало целым мемом, но…

«Спойлером была Собчак»

— Таким образом, не очень умно говорить, что КПРФ — соглашательница и встроеннная во власть, если столько примеров преследования? Карманную партию, «своих» так не прессуют.

— Конечно. Пример самый свежий из известных — с Грудининым. Когда говорили, что он спойлер, чтобы обеспечить легитимность выборов. Собчак — вот она была спойлером. В рамках этого ей и дали руководящую должности в крупнейших государственных информагентств с баснословной зарплатой. Тем временем у Грудинина отобрали совхоз, лишили мандата районного депутата, не позволили ему стать депутатом Госдумы вместо покойного Жореса Алфёрова (хотя там ещё идут суды, где решения принимают однако по указке сверху).

— Вообще накал в вашей думе горячий: я смотрел видео, вы там выступаете, протестуете, и чуть ли не тут же прибегает полиция, пытается вас то ли повязать, то ли заткнуть. Это как понимать?

— Вообще полицейские там дежурят в течение последнего долгого времени. За два года моей работы депутатом на меня три раза пытались возбудить уголовное дело. По экстремистским статьям. И появились в думе они конкретно из-за нас. С целью оказать на нас давление, это вроде элемента запугивания. У них есть задача заткнуть нам рты и нет задачи обеспечить там порядок.

Про макароны

— Может, это и вынужденный ваш уход в радикализм — но, наверное, из этой же серии и тот скандал, когда областной министр Соколова прогремела на всю страну с фразой «Макароны всегда стоят одинаково»?.. И это тогда вас самого привело к идее провести эксперимент на себе — питаться месяц макаронами?

— Я считаю, не только мой, наш радикализм, всего левого движения выражается в нетерпимости к политике геноцида собственного народа со стороны власти. И нет ни одного адекватного человека, который смотрел бы на это спокойно. У меня образование юридическое, и я отдаю отчёт каждому своему сказанному слову. И не призываю к незаконному свержению власти, я просто выражаю категорическое несогласие с её политикой. А она в свою очередь пытается возбуждать уголовные дела, натравливает полицию, выдумывает какие-то мифические факты, чтобы очернить меня и партию в целом. То есть дело не лично во мне. Действие рождает противодействие. В условиях принимаемых в нашем регионе решений нам не оставляют других методов. Отсюда и вынужденное повышение голоса, какое-то сопротивление, когда нас лишают слова, выключают микрофоны.

— И на это у вас есть ответ — вы тогда периодически достаёте мегафон?

— Да, и уже не единожды он там появлялся.

— Что касается эксперимента с макаронами, какие выводы вы из него сделали?

— Как говорили классики марксизма — коммунисты должны идти в буржуазный парламент, понимая, что они будут в меньшинстве, что не смогут принять необходимые законы, провести нужные реформы — власть отклонит их своим большинством. Но мы должны идти туда для использования парламента как трибуны, чтобы иметь рупор для более эффективного донесения наших мыслей, программы до населения. И пользуясь этой трибуной, мы подняли вопрос об областной продуктовой корзине, до этого являвшийся техническим, на очень серьёзный информационный уровень. Вывели в ранг проблемной повестки для власти. И привело это к обсуждению на самом высоком уровне. Задача была достигнута — обличить власть, сняв с неё маски и показать её истинное лицо.

Эксперимент мой тоже на это был нацелен — показать позицию власти в отношении собственного народа. Корзина лежит в основе прожиточного минимума, а он — в основе МРОТ, размерах пенсий и стипендий, пособий.

— И вот это был пример, когда как раз вас пустили на телевидение, конкретно — на «Первый канал». Вопреки цензуре, о которой вы говорили.

— Ну вот после этого в эфиры-то и не пускают (смеётся). Это, наверное, был первый такой громкий случай. После него госканалы и стали делать какие-то выводы. Тем не менее мой визит на канал не был заслугой честных журналистов. Это была вынужденная мера, скандал набрал очень большие обороты. И канал был заложником ситуации, ему просто пришлось меня позвать.

Ну, а в том, что в итоге-то меня пытались лишить слова — уже ничего удивительного нет.

«Власть начала это говорить не вдруг…»

— А вообще все эти ситуации с оскандалившимися чиновниками и депутатами и их фразами про макароны, государство, которое не просило рожать, кору дуба, которую нужно заваривать — в этом уже году вы для себя зафиксировали самые интересные?

— Конечно. Депутат-единоросс Набиев из Волгоградской области — сказал, что пенсии в 8-9 тысяч получают только алкоголики и тунеядцы… Недавно глава администрации посёлка в Карелии, по мнению которого нужно было бы перестрелять нескольких самых буйных граждан, которые мутят воду — и всё бы успокоилось. Мы должны понимать, что все эти случаи известны не потому, что власть вдруг начала так говорить. А с тем, что у оппозиции получается фиксировать их и добиваться резонанса. 

— В нынешней ситуации большие выборы не скоро, как действовать оппозиции, какую борьбу вести, чтобы отстаивать интересы народа?

— У нас в арсенале есть эффективные легальные методы борьбы, мы их обязаны применять. Во-первых — уличный протест. Только под его давлением власть вынуждена менять свою неправедную политику. Мы это можем видеть в разных формах — будь это отмена уголовного преследования политических фигурантов, либо строительство непопулярных объектов. Примеров множество, они все объединены высокой степенью организации общества, консолидацией его требований. Мы сами организовываем борьбу и поддерживаем любой протест, который организуют силы более прогрессивные, чем действующая власть. Это же и цель конкретно нашей работы на «Ютубе».

Второе — участие в выборах более мелких. Мы сегодня видим, что власть теряет доверие из-за своей антинародной политики, разочарованы даже те, кто верил до последнего. Например, они убеждены, что повышение пенсионного возраста или тарифов — процесс неслучайный.

«Никакого Путина убеждать никто не будет»

— Что касается как раз пенсионной реформы: в прошлом году перед её проведением проходили митинги, КПРФ активно их организовывала, потом повышение всё равно произошло, и протест как-то схлынул. Но при этом из источников в «Сути времени», например, сообщают, что на самом деле в правительстве Медведева сейчас паника: они понимают, что эффекта это не дало, лучше не стало, теперь надо будет объяснять это Путину, по сути говорить, что реформу надо отменять, и возникнет вопрос, кто виноват. А отвечать не хочется… И головы полетят.

— «Суть времени» — проект администрации президента, работающий на усиление власти. Что они говорят — то призвано сбить людей с толку. Никакого Путина ни в чём убеждать никто не будет. Он сам и есть организатор реформы. Его команда, которую он сам назначает. Это сила, которая совокупно провела реформу. Перед ним стоит задача, которую диктует ему его идеология — отменить любую социальную помощь. Урезать любые подобные расходы.

В этой схеме население должно существовать самостоятельно. Сэкономленные деньги будут потрачены на более важные по их мнению задачи. Это сверхприбыли и невероятные доходы чиновников, руководителей госкомпаний, силовиков, всевозможные привилегии для лучших людей. В развитие инфраструктуры и экономики на эти деньги я не верю. Тема нацпроектов, о которых сейчас на каждом углу кричат — очередная порция невыполнимых обещаний под стать «майским» указам или призванному быть агитационным манифесту «Единой России». Для формирования у общества оптимизма и мнения, что власть о нём думает.

— Левый блогер и журналист Александр Майсурян в этом году написал: «В Латинской Америке массовый протест против ущемления интересов народа, а у нас с коммунистами почти никто не вышел, не потому что все довольны жизнью, а потому что не верят им в ситуации, когда коммунисты братаются с суперлибералами, Навальным, правыми и в частности движением «Декоммунизация». А зачем, мол, народ с ними тогда будет выходить на митинги?» Как ответите?

— Нет, не поэтому. Народ не вышел, потому что власть у него сформировала устойчивое ошибочное убеждение, что вокруг все одинаково врут. Что не только власть такая — все такие. Все будут воровать и обманывать. И делается это с умыслом. Власть боится уличного протеста и вкачивает сумасшедшие ресурсы, чтобы его пресечь. Лучший механизм — добиться уныния, чтобы люди опустили руки и потеряли надежду. Не только с коммунистами — народ не идёт на митинги и к Навальному, анархистам и ультраправым. И мы видим, что именно заслуга действующей власти.

Касаемо сотрудничества с Навальным — лично я выступаю двумя руками за временный союз. Не более. Это хорошо себя зарекомендовало в истории.

Поделиться:
  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила

6
40
Гость11.12.2019 23:25:31
Господин является депутатом, находится во власти. Что Саратов, средняя зарплата низкая, численность населения в городе сокращается...
2
0
ветеран12.12.2019 10:09:52
Он ТЕБЕ не господин, НО и НЕ товарищ.....
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
18+
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2020 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: pressxp00@tries55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 309-087
e-mail: bk55@tries55.ru

Рекламный отдел: (3812) 309-089, 309-121
e-mail: rakurs@tries55.ru, pressa@tries55.ru