Новости. Омск

Татьяна Мацелевич: «По закону, прямо сейчас мой муж должен быть дома!»

Татьяна и Станислав Мацелевичи до уголовных дел

Бизнесмену незаконно изменили меру пресечения с подписки о невыезде на арест

12 октября Омский облсуд оставил в силе приговор первой инстанции известному бизнесмену и, по версии следствия, «главарю банды» обналичников Станиславу Мацелевичу: по делу ООО «Стинко» он получил пять лет лишения свободы.

В этот же день истек срок его содержания под стражей — в СИЗО Мацелевич провел более пяти лет, из которых год и 10 месяцев в крошечной камере-одиночке. Однако его не выпустили. Осужденному незаконно, считает его защита, изменили меру пресечения по другому делу — с подписки о невыезде на арест.

После этого жена бизнесмена Татьяна решилась на откровенное интервью в БК55.

 — Татьяна, узнав, что мужа не выпустят — что вы почувствовали?

— Шок, ужас, разочарование… В марте этого года Первомайский райсуд Омска вынес приговор по делу о хищениях в Страховой инвестиционной компании «Стинко» — мужу вменялось присвоение вверенных средств в особо крупном размере (ч. 4 ст. 160 УК РФ). При этом в суде из 17 эпизодов было доказано только два — приобретение мужем Рыбопитомника и здания на Любинском проспекте. Гособвинитель заявил сумму хищений в 1,7 млрд руб., а суд в итоге снизил ее до 585 миллионов. Мужа приговорили к 5 годам лишения свободы — весь этот срок он отбыл в СИЗО. Апелляция состоялась 12 октября: приговор оставили в силе. И в этот день мужа должны были выпустить, потому что все эти пять лет он уже отсидел в СИЗО — срок истек, но не выпустили — хотя других подсудимых по этому делу освободили из-под стражи в зале суда.

Адвокат мужа Андрей Хабаров обращается в Первомайский суд, в СИЗО — там разводят руками: будут бумаги, отпустим.

 — То есть он пересиживал, получается?

— Да. Хотя срок истек 12-го, его додержали до 14 октября — на этот день было назначено заседание в Центральном суде, где идет еще один судебный процесс: мужа обвиняют в незаконной банковской деятельности. И вот прокурор вдруг предлагает изменить меру пресечения с подписки о невыезде на арест. И суд принимает решение об аресте еще на полгода!

— Но изменить меру пресечения — подписку о невыезде — можно только в одном случае: если она нарушена. Станислав же не мог этого сделать физически — он находился все это время в СИЗО!

— Вот поэтому я считаю происходящее беззаконием… И я сейчас не говорю о виновности или невиновности — я о соответствии наказания закону, разумных сроках! Это же совершенно жуткая ситуация — когда и он, и мы считаем, что он уже практически дома, а его снова не отпустили…

 — Вы готовились встречать Станислава всей семьей?

— Его готовились встречать я и его родители. Дочкам — 7-летней Софии и 6-летней Кире я ничего не говорила, но готовила для них сюрприз. Купила игрушки, которые папа им подарит — тем более, что у Киры как раз день рождения, а своего папу она почти не видела. В 2014-м муж только забрал меня с ней из роддома — на следующий день обыск. В 2015-м его арестовали, и увидела я его только через 2,5 года — до этого ни свиданий, ни телефонных переговоров не могла добиться…

Хотя куда только ни обращалась…

День рождения Киры — папу к ней не отпустили

— 2,5 года — как такое возможно?

— Оказывается, у нас в Омске и не такое возможно. Кстати, в 2017-м  Станислав без доказательств вины находился в СИЗО год и 10 месяцев, почти максимальный срок, и суд не видел оснований продлевать его содержание под стражей, но…  В облсуде, на заседании по мере пресечения, вижу — что-то в зале многолюдно: прокурорские, оперативники (раньше их не было). Появилось подозрение: что-то не то происходит, не дадут ему выйти. Так и получилось: на следующий день предъявили новое обвинение.

Из СИЗО он так и не вышел.

Станислав с дочкой перед арестом

 — Получается, 12 октября 2020-го  ситуация повторилась?

— Получается, так.

— У него есть догадки о причинах происходящего?

— После 12-го он мне позвонил и грустно так сказал: «Ты же понимаешь: еще есть активы, которые кому-то нужны».

 — Станислав намекает на то, что есть заинтересанты, которые считают, что не все удалось забрать?

— Весь бизнес Станислава полностью разрушен — если и остались какие-то организации, они банкротятся, муж ими не распоряжается, не управляет. Первые годы, когда его посадили, продолжались обыски и, параллельно, захват его СРО «Первая гильдия строителей» (это была одна из самых крупных в стране организаций, которая выдавала лицензии застройщикам).

Так вот, после ареста Станислава, в офисе появились известные в Омске предприниматели, сорвавшие с двери табличку с его фамилией… Они же распорядились  поменять замки. Теперь в этом офисе совсем другое СРО заправляет делами, а начинала «Первая гильдия Станислава Мацелевича».

 — Тогда о каких активах он говорил?

— То, что представляет интерес — 200 млн руб. на счетах конкурсного управляющего ООО «Стинко» Иосипчука — личность весьма любопытная! При этом требований потерпевших — на 28 миллионов, задолженность по налогам — около 37 миллионов. Минусуем — остается 145 млн руб. Вот пока их не выведут, как мне представляется, на подставные фирмы, не успокоятся.

Вот еще что настораживает: потерпевшие за все эти годы так ничего и не получили, налоговая — тоже, зато конкурсный управляющий Иосипчук, выписанный из Ростова и оказавшийся, к чему бы это, однакашником бывшего областного прокурора Спиридонова, не стесняется в тратах. Одна из потерпевших — дольщица, выяснила, что он заключил договоры на оказание юр.услуг аж на 300 тыс. руб. в месяц, договоры аренды заключал в Москве и Ростове-на-Дону — на 150 тысяч в месяц. А добившись снятия ареста с рыбопитомника, продал оцененный гос. экспертом актив в 150 млн рублей за 264 тысячи.

Там еще много странностей…

— Ну, а вы готовы за эти активы сражаться в сложившейся ситуации?

— Честно — уже не до этих денег ни Станиславу, ни мне. Сражаться я готова за мужа, поскольку речь идет фактически о спасении его здоровья и жизни. Состояние Станислава после пяти лет в СИЗО близко к критическому. Он мне признавался, что первое время — в одиночной камере размером с купе думал, как бы с ума не сойти, настолько тяжело было.

За эти годы он похудел на 20 кг, лицо бледное, вид у него больной.

В СИЗО Станислав «сбросил» около 20 кг. Фото kvnews.ru
 

Я решилась озвучить в БК55 нашу ситуацию, поскольку считаю ее крайне опасной. Мы, конечно, обжалуем изменение меры пресечения — если Омский областной суд не услышит наши доводы, я и до Верховного суда РФ дойду.

Наташа Вагнер

Поделиться:
  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
18+
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2020 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: pressxp00@tries55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 309-087
e-mail: bk55@tries55.ru

Рекламный отдел: (3812) 309-089, 309-121
e-mail: rakurs@tries55.ru, pressa@tries55.ru