Новости. Омск

Сотрудник омской колонии, которого судят за смерть заключенного, признал свою вину

Он оставил мужчину во время эпилептического припадка, не вызвав скорую. (ИЗ ЗАЛА СУДА)

Советский районный суд рассматривает дело сотрудника ФКУ ИК-3 Евгения Лейнвебера, которого обвиняют в халатности, повлекшей по неосторожности смерть человека (ч. 2 ст. 293 УК РФ).

Как уже сообщал «БК55», инцидент произошел вечером 27 июня 2016 года. Тогда Лейнвебер работал дежурным помощником начальника колонии. В тот день у заключенного Захарова, который был болен сахарным диабетом, случился эпилептический приступ. Лейнвебер же не вызвал врачей и не оказал мужчине первую помощь, оставив его одного. У Захарова произошел повторный приступ, и он умер от отека мозга и легочно-сердечной недостаточности.

В качестве эксперта на сегодняшнем заседании выступила Галина Нечаева, доктор медицинских наук, профессор, заведующая кафедрой внутренних болезней и семейной медицины омского медуниверситета. Она пояснила суду, как и при каких обстоятельствах у больного диабетом может произойти приступ, и какую в этом случае необходимо оказать помощь.

Оказалось, что, помимо диабета, Захаров был болен гепатитом B и C, а также ВИЧ. В колонии за ним следили врачи, а сам Захаров периодически колол себе инсулин, понижая уровень сахара в крови. В тот день Захаров поссорился с кем-то из заключенных, дело дошло чуть ли не до драки, и из-за стресса его состояние ухудшилось. У мужчины начались судороги, и он попросил помощи у сотрудника колонии Лейнвебера. Как рассказала Галина Нечаева, во время приступа больному можно оказать первую помощь, дав ему что-то сладкое – конфету, сахар, сладкую воду или даже кусочек белого хлеба, после чего обязательно вызвать скорую. О средствах первой помощи Лейнвебер, конечно, мог не знать, поскольку медицинского образования не имел.

«Оказать помощь он сам не мог, но должен был вызвать неотложную помощь – это мера первой необходимости, – подчеркнула доктор медицины. – Захаров был чрезвычайно вирусно нагружен, и в таких ситуациях сахарный диабет ведет себя абсолютно непредсказуемо, подобрать нужную дозу невозможно, поэтому прогноз в таком случае неблагополучный. Но при оказании своевременной медицинской помощи смерти, возможно, удалось бы избежать. Шансы небольшие, но они были».

Как пояснила Галина Нечаева, во время судорог больной теряет сознание, а после приступа впадает в кому, что несведущий в этом деле человек может принять за улучшение его состояния, посчитав, что больной просто заснул.

После выступления эксперта слово дали подсудимому. Евгений Лейнвебер заявил, что признает свою вину в случившемся и во всем раскаивается. Однако, давая показания, он противоречил и своим словам, сказанным ранее, и свидетелям. Как пояснил Лейнвебер, в его представлении эпилептический приступ выглядит не так, как это было у Захарова, поэтому он не посчитал ситуацию серьезной.

«Эпилептический приступ, который я видел раньше, – это когда человек падает. А Захарова трясло, он дрожал, поэтому я посчитал, что это не эпилептический приступ. Я подумал, что это какой-то приступ, связанный с сахарным диабетом, – рассказал Лейнвебер. – Во время эпилептического приступа человек падает без сознания, у него западает язык, затруднено дыхание. Такого с Захаровым не было, и я посчитал, что медработник и «скорая» не нужна».

Больного заключенного Лейнвебер под руку повел в санчасть. Зайдя туда, Захаров упал в проем между кушеткой и стеной и ударился головой. После этого, по словам подсудимого, он поднял Захарова и уложил на кушетку, причем в это время успел перекинуться с ним парой фраз, и заключенный даже заявил, что у него «все нормально». Затем, как утверждает Лейнвебер, приступ у больного прекратился, он предложил Захарову остаться в санчасти, а сам ушел, наказав одному из сотрудников следить за заключенным. Впрочем, этот самый сотрудник ИК в суде утверждал, что в тот день даже не видел Захарова. Сам же Лейнвебер в тот роковой день описывал ситуацию иначе.

«После того, как Захаров упал, Вы не могли с ним разговаривать, это утверждает врач, – отметила судья Елена Королькова. – И фельдшеру скорой помощи Вы поясняли, что, заходя в процедурный кабинет, Захаров не спотыкался, он упал в результате случившегося приступа. Вы говорили фельдшеру, что даже удерживали его, чтобы он не причинил себе вреда».

При этом на предыдущем заседании, когда суд допрашивал фельдшера, Лейнвебер утверждал, что та его оговаривает. Теперь же такие явные расхождения в показаниях подсудимый объяснить не смог, лишь заявив еще раз, что признает свою вину.

По решению суда, в рассмотрении дела сделали перерыв. На следующее заседание по ходатайству адвоката будут вызваны члены экспертной комиссии, которые делали судебно-медицинское заключение по факту смерти Захарова.

Поделиться:
  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила

Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
18+
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2020 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: pressxp00@tries55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 309-087
e-mail: bk55@tries55.ru

Рекламный отдел: (3812) 309-089, 309-121
e-mail: rakurs@tries55.ru, pressa@tries55.ru