Новости. Омск

В Омске начальника полиции Быкова, прикидывающегося невинной жертвой, защищают теперь два дорогих адвоката

Фото: БК55

Которые в очередной раз пытаются доказать: подсудимый стал жертвой провокации.  

В Кировском райсуде продолжаются судебные заседания по делу о взятках бывшего начальника полиции города Омска Евгения Быкова.

Напомним, 23 апреля 2021 года его задержали с поличным при получении 300 тыс рублей от предпринимателя Сергея Павлова, давнего приятеля Быкова, действующего на тот момент под наблюдением сотрудников УФСБ по Омской области. Тогда полковнику полиции было предъявлено обвинение в получении 6 млн 450 тыс от коммерсанта Александра Игнатьева за покровительство над его интим-салонами Orange, а затем к делу добавился эпизод с 480 тыс от нелегального предпринимателя Сергея Зубкова за попустительство в торговле контрафактными алкоголем и табаком.

Павлов, а также взяткодатели Игнатьев и Зубков проходят по делу ключевыми свидетелями, с которых предъявленные изначально обвинения  были сняты. Экс-помощник полковника Быкова Михаил Лебедев, служивший начальником отдела ИАЗ городского УМВД, уже осужден и приговорён к 2,9 годам колонии общего режима. За пособничество. Кроме прочего выяснилось, что на сомнительного приятеля начальника омской полиции — Павлова, существует еще и второе уголовное дело, вне рамок рассматриваемого. И оно, с одной стороны, как бы играет на руку стороне защиты, а с другой… У стороны обвинения появился дополнительный рычаг воздействия на  Павлова, которому в этой ситуации невыгодно выгораживать своего дружка Быкова. 

Об этом подробнее в репортаже БК55 из зала суда.

Итак, судодень начался с того, что журналистов снова не пустили на процесс, — исследования ОРМ, будь они не ладны. Однако и после прослушивания «таинственных» записей судья не разрешал представителям СМИ войти в зал суда, даже после ходатайства адвокатов Быкова. Что же такого «секретного» мог рассказывать полковник в своих показаниях, что не должно было стать достоянием общественности, остаётся только гадать…

«Ну пояснения будут очень серьёзными, ваша честь», — заявил Быков после появления в зале прессы, при этом что-то уточняя у адвокатов.

Основным свидетелем обвинения, как известно, является господин Павлов Сергей Владимирович, с которым Быков был знаком задолго до всей этой истории со взятками и его назначения на высокопоставленный полицейский пост. Бывшего приятеля подсудимый теперь и обвиняет во всех смертных грехах, пытаясь доказать, что Павлов проворачивал свои махинации, прикрываясь «добрым именем» начальника полиции, а тот, в свою очередь, не сумел вовремя распознать в приятеле врага…

Версия крайне сомнительная, если брать во внимание многочисленные телефонные переговоры и даже встречи начальника полиции Быкова с человеком, который не просто занимался весьма мутными делишками, но еще и просил, запросто называя высокопоставленного полицейского Женей, помочь ему эти делишки проворачивать.

В этой связи к подсудимому Жене Быкову, пытающемуся прикидываться теперь наивной жертвой коварного обманщика, многие годы ходящего у него в дружках, возникает вполне резонный вопрос.

И не один:

Что связывало Вас, г-н полковник, с жуликом Павловым, регулярно делающим вам сомнительные предложения? Почему этот человек, называющий вас Женей, мог звонить вам, по сути, в любое время дня и ночи? И как можно доверять, начальнику полиции миллионного города, имеющему такие, увы, порочащие его связи? 

Допрос свидетеля в суде проходил на протяжении пяти заседаний с 5 по 21 апреля 2022 года. И, по мнению Быкова, явившийся для дачи показаний Павлов в сопровождении так называемых охранников, лишь пускал пыль в глаза судье, поскольку никакой информации о поступавших ему угрозах, а значит и о необходимости защиты, в деле нет.

«Ну, а его ответы на вопросы? Собирался с Зубковым облепиху поехать собирать… находясь под госзащитой. Ну, сам себя и выдал, что ни под какой госзащитой он не находится, и всё это сделано только для того, чтобы придать значимости этим показаниям», — распаляется полковник. — И когда мне предоставили возможность задавать ему вопросы, первое, о чём я спросил: «Сергей Владимирович, не хотите говорить правдиво? Услышал ответ: «А может и не нужно говорить правдиво». Это дословно его фраза, прозвучавшая 5 апреля»

Подсудимый заявляет, что свидетель в ходе следствия постоянно менял показания, а некоторые из них «даже не читал», что подтверждается его «невнятными» ответами на допросе в суде. И в том же духе он перечисляет все те свои «доказательства» вины Павлова и ошибок следствия и ФСБ в «фальсификации» дела.

Об этом Быков уже не раз говорил в течение своего, мягко говоря, затянувшегося допроса.

При этом Евгений Иванович читает явно ранее составленный текст, пытаясь что-то из него выбирать. Как потом выяснилось, это были протоколы допросов Павлова, которые уже оглашались в суде, снова почему-то вне присутствия СМИ, что наводит на определенные выводы.

Интересно, кому больше выгодно скрыть правду от общественности — обвинению или защите?

Подсудимый просит учесть, что Павлов подтвердил во время допроса факт встречи с Быковым 23 апреля (в день задержания), когда он спрашивал, а возьмёт ли Быков деньги (это будет важно при допросе свидетеля — лингвиста, т. к. этой фразы на аудиозаписи той самой встречи, по словам полковника, нет).

«Из его уст (Павлова) прозвучали такие фразы. Я ему задал вопрос: «Вы начали врать, чтобы передать деньги?» Его ответ: «Если бы вы отказались, нас бы там и задержали», т. е. он подтверждает, что не знал о том, как я себя поведу в этот момент. На мой вопрос: «Любой ценой вам нужно было отдать эти деньги» ответ Павлова говорит сам за себя: «Ценой собственной свободы», — цитирует Быков выдержки из допросов бывшего приятеля.

Оказывается, ранее на заседаниях оглашались и допросы свидетеля Павлова во время следствия, и протокол их очной ставки с Быковым (тоже в закрытом заседании? — сплошные тайны мадридского двора). Адвокат Михайлов спрашивал тогда у свидетеля, соответствуют ли ответы в протоколе действительности, на что Павлов ответил отрицательно, а пояснить ничего не смог.

А теперь на минутку представим, что уголовное дело нашего героя Быкова рассматривается в суде присяжных, то есть простыми людьми, не имеющими юридического образования. И вот этим добропорядочным омичам экс-начальник полиции их города, сидя в клетке, начал бы вешать лапшу про его встречу с каким-то своим давним приятелем Павловым и какие-то деньги, которые нужно непременно отдать любой ценой, даже собственной свободы… Зачем все это? Ведь, согласитесь, для вполне нормального человека, имеющего нравственные устои, куда важнее ответы на другие вопросы:

«Почему начальник омской полиции поехал в тот день на встречу с прохвостом Павловым, делающим ему сомнительные предложения на регулярной основе? Что стало поводом для этой встречи полицейского, находящегося при исполнении общественного долга, с этим самым Павловым, которого он в суде теперь представляет бессовестным мошенником? И в чем, собственно, заключалась благородная или даже просто иная, полезная для общества, цель  встречи должностного лица с отпетым жуликом?

Увы, ответа на эти вопросы Быков омичам не дает и вряд ли это у него получится! Мешают ему здесь, как тому танцору, «порочащие связи» и моральный облик, вряд ли соответствующий статусу занимаемой должности…

Могут ли омичи доверять показаниям этого человека, носящего офицерские погоны и когда-то приносившему присягу?  

Немного о совместной работе теперь уже ДВУХ защитников Быкова. Кажется, что коллеги пока не выстроили единой линии, впрочем это их первое совместное заседание, — возможно ещё сработаются. Во всяком случае, интересен сам факт того, что Быков оставил себе обоих защитников: видимо, второй — Станислав Абрамов — за столь короткий срок успел покорить сердце бедного полковника, готового, видимо, хорошо заплатить своим, надо полагать, весьма недешевым адвокатам… Любопытно, из каких источников? 

Итак, оглашен документ о прекращении уголовного преследования Павлова.

Если кратко, то п2 ч3 ст 281.1 УК РФ, ч4 ст 291.1 УК РФ по факту Павлов, в качестве посредника, в период с апреля 2019 года по 23 апреля 2021 года частями передал Быкову взятку в размере 6 млн 450 тыс от Игнатьева, а также в период с октября 2020 года по март 2021 года передал Быкову взятку в размере 480 тыс рублей от Зубкова. Дал изобличающие показания, признал вину, участвовал в мероприятиях, способствующих раскрытию преступления, поэтому от уголовной ответственности должен быть освобожден.

Ходатайство от Павлова на прекращение уголовного дела было принято 2 декабря 2021 года. Защищал его адвокат Бондарев. Кстати, на бюджетные деньги. На что ему дано разъяснения, что по ст 281 УК РФ он не реабилитирован. Однако тут же, 2 декабря было вынесено постановление о прекращении уголовного преследования. Вина его подтверждена, но…

Следователь ссылается на постановление пленума Верховного суда от 9.07.2013 согласно которому для освобождения от уголовного преследования за дачу взятки по ст 291, ст 291.2 УК РФ требуется активное содействие раскрытию преступления, а также добровольное признание в совершении взятки или коммерческого подкупа, независимо от мотива.

При этом НЕ может признаваться добровольным заявление, сделанное лицом, в связи с его задержанием по подозрению в совершении этого преступления.

(Фото сделано во время допроса Павлова в суде)

Однако Павлова всё равно освободили. Следствие основание усмотрело. «В связи с деятельным раскаянием подозреваемого».

При обвинении в пособничестве во взяточничестве почему-то его действия расписываются как взяткодавателя, и применяется статья как взяткодателя.

«Условно говоря, обвиняя за наркотики, нельзя прекратить дело по оружию. Так и здесь. Между двумя статьями есть значительная разница. Для того, чтобы прекратить уголовное дело по даче взятки, достаточно либо активное сотрудничество, либо добровольно явиться. Любое из условий. Но чтобы прекратить по посреднику, необходимо выполнение этих двух условий. Но добровольно-то он не явился. Более того, нужно получать согласие на прекращение уголовного преследования в соответствии со ст 28, как посредника, а согласие получено как дача взятки», — поясняет подсудимый Быков, будучи сам юристом. — Уголовное дело по Игнатьеву родилось в 19 августа 2021 года. И цель его прикрыть фальсификации по эпизоду Игнатьева. Из этого поставления как описываются действия Павлова по эпизоду Игнатьева: заявление написал, и деньги пошёл передавать, и в ОРМ участвовал, да, он это всё делал, но когда? 23 апреля 2021 года».

Кроме того, в постановлении о прекращении уголовного дела по Павлову отсутствует решение по мере пресечения и по вещдокам, как того требует УПК. А главное, почему-то нет оценки его действий как раз в тот период, что вменяется Быкову.

Однако, как выяснилось, это уголовное дело — не единственное. Есть и другое, №…0003 по получению денежных средств за этот самый период. И возбуждено оно, по утверждению защиты, не позднее 22 апреля 2021 года, т. е. в день задержания Павлова.

«Но это дело же нельзя было здесь показать. Иначе стразу станет понятно, что всё остальное — это преступные действия Павлова, а он пришёл ко мне передавать деньги…», — парирует Быков.

И три обстоятельства, подтверждающие наличие этого уголовного дела:

  • Первое — опрос Игнатьева в ФСБ от 28.12.2019. Там идёт ссылка на результаты ОРД. Такое объяснение без засекречивания в рамках ОРД получить невозможно.
  • Второе — последний допрос Павлова в качестве обвиняемого по уголовному делу № 0003 от 19 мая 2021 года. Обвинение предъявляется по делу № 0012, а допрос ложится по делу № 0003.
  • Третье — запрос следователя главврачу наркодиспансера от 27 мая 2021 года по уголовному делу № 0003, запрос следователя руководителю ЗАГС…также по делу № 0003 по Быкову, Лебедеву и Павлову.

«Скажите мне, где я совершал эти преступления?! 1,5 года сотрудники ФСБ следили, ну хоть один намек? Мой телефон прослушивается — ни одного разговора нет. Павлов с Игнатьевым общается, меня упоминают в марте, что если ко мне прийти, то могут быть последствия для салонов. И больше не вспоминают ни разу. Ни в телефонных переговорах, ни при встречах. А замысел выстраивался очень просто! , — кричит Быков и тут же извиняется перед своим адвокатом, только что вышедшем с больничного — Вот здесь, ваша честь, я не знаю, кто так поступил. Либо Павлов обманул сотрудников ФСБ, либо они вынудили. Но получилось так, что 23 апреля Павлов приходит ко мне с предложением. При этом и следствие, и сотрудники ФСБ, и гособвинитель прекрасно знали, что в материалах ОРМ какой-либо информации, касающейся меня, нет. Соответственно все понимают, что предложение денежных средств в рамках ОРМ является провокацией и преступлением не является. Но меня-то задержали на показаниях Павлова и закрыли в тюрьму!»

И снова подсудимый, по 100-му кругу перечисляет в обобщении все предоставленные доказательства своей «невиновности». Ну, а дальше…предлагает суду «очиститься от всего этого мусора». Дословно.

Быков просит исключить показания Павлова из доказательств стороны обвинения и признать их недопустимыми, поскольку они получены с существенными нарушениями УПК.  

Суд ходатайство принял, но отложил принятие решения по нему до приговора. Также по ходатайству защиты будут истребованы биллинги и детализация мобильных телефонов понятых Барышева и Мецлера, фигурирующих в ОРМ.

Кроме того защита попросила о проведении аудио и видеотехнической и фоноскопической экспертизы материалов ОРМ со встречи Павлова и Быкова от 23 апреля, поскольку защита считает, что на записи разговора в момент передачи взятки были вырезаны или искажены звук и фрагменты речи.

Экспертизу просят поручить специалистам из Москвы.

«Считаю, что нет оснований для удовлетворения, поскольку сторона защиты не привела доказательства и сведения, свидетельствующие о том, что есть основания не доверять материалам ОРМ», — ответила зампрокурора Марина Денищенко.

Однако судья Максим Серебренников решил рассмотреть это ходатайство после допроса эксперта-лингвиста, выполнявшего экспертизу.

Адвокат Михайлов заявляет повторное ходатайство о детализации и биллига по номерам телефонов Игнатьева, которое ранее пытались запросить Быков и новый адвокат Абрамов. И на этот раз суд его удовлетворил. Дело в том, что защитник нашёл в деле такой случай, когда при досмотре сотрудником ФСБ у Игнатьева перед встречей с Павловым был телефон с сим-картой Теле2, и после соответственно тоже. А вот во время встречи Игнатьев звонил опаздывающему Павлову с номера МТС, что в протоколах ОРМ сотрудниками ФСБ не отражается.

«Вы же слушали первоисточники, у меня очень много вопросов к Михайлову», — отмечает Быков, добавляя, что со свидетелем, возможно, будут «работать» целую неделю.

Речь о свидетеле Михайлове, том самом, что предлагал тет-а-тет одному из защитников экс-полицейского. Теперь он будет выдавать свои секреты в зале суда. Решено пригласить его на следующее заседание. Ну, а пока, к допросу приглашается эксперт-лингвист, анализировавший аудиозапись встречи Павлова и Быкова 23 апреля, — Евгений Виданов, завкафедры в ОмГПУ.

Допрос ведут Быков и второй адвокат Абрамов поочередно. Подсудимый упрямо пытается выяснить, почему лингвист, описывая диалог, обозначает говорящих по фамилии и каким образом он идентифицировал собеседников.

Виданов ответил, что фамилии были указаны в постановлении о назначении экспертизы, но к самому анализу это не имеет никакого отношения, а предоставленными копиями допросов Павлова и Лебедева он не пользовался. При этом отмечает, что идентификацией личностей говорящих занимаются фоноскописты.

«В представленной мне аудиозаписи разговаривают два человека, два мужчины. Один из говорящих называет своего собеседника Женя, Жень, другого зовут Сергей, Сергей Владимирович. Это установлено контекстом. По фамилии они себя не называют. Причисление каких-то реплик к фамилиям осуществлено экспертом на основании постановления о назначении лингвистической экспертизы. И всё».

И как не пытался Быков обвинить эксперта в необъективности, свидетель стоял на своём и повторял по сути одно и тоже, допрос зашёл в тупик.

«Вы же и даёте здесь какие-то скользкие ответы. Вы же эксперт, вы должны чёткие ответы давать», — возмущается Быков.

Но судья делает ему замечание:

«Будете пререкаться, будет ещё одно замечание. Будет ещё одно замечание, будете удалены из зала суда до проведения прений сторон. Пожалуйста, вопросы».

Однако дальше Быкову всё-таки удаётся сладить с формулировками своих вопросов, и, по всей видимости, очень нужную ему информацию удаётся-таки получить.

На вопрос, знал ли Быков о цели встречи с Павловым, лингвист отвечает что информация, которую рассказывал Павлов, для Быкова была безусловно новой, но Быков сам был заинтересован в её получении. А фраза «я сейчас развернусь и уйду» расценена экспертом, как попытка прекратить разговор, как только поведение Павлова становится для Быкова не приемлемым.

Часто защита задаёт эксперту вопросы, на которые он не компетентен отвечать. Видимо, делалось это для того, чтобы показать суду: простой лингвистической экспертизы не достаточно для полного анализа одного из главных доказательств обвинения. Нужно проводить ещё.

Что касается неразборчивых реплик говорящих на записи, эксперт счёл их незначительными для общего контекста беседы.

«Я анализировал живой разговор, у меня не возникало вопросов с тем, что здесь есть некое несоответствие», — отвечает эксперт, указывая, что перевод тем характерен для повседневного общения между людьми.

На вопрос о возможных провокациях Павлова в диалоге, лингвист ответить не смог, потому как вопрос такой следствием не ставился, да и одним лингвистическим анализом здесь не обойтись, — нужны и психологи, и фоноскописты, и другие эксперты. Да и в общем, большинство вопросов от защиты касались тех фраз, которые не звучали на записи, предоставленной следствием, или тех вопросов, которые не входят в компетенцию анализа лингвистики.

Однако эксперт всё же подтверждает, что Быков деньги у Павлова не просил, о том, что Павлов их у Игнатьева забрал, — не знал, и о сумме полученной взятки осведомлен не был. О том, как будут делиться деньги Быков тоже не знал.

Но то, что какие-то отношения между Павловым, Быковым и Лебедевым и были и раньше, очевидно. Другое дело, что это были за дела, из разговора не понятно.

Да и одобрение от Быкова о том, что бизнес Игнатьева трогать не будут, Павлов получил только на той самой последней встрече (что тоже подтверждает версию защиты).

«Любая фраза, которая могла бы быть в этом разговоре, и если она была, то почему её не было у эксперта, могла бы скорректировать выводы и изменить отдельные формулировки, но эксперт не может сказать, а что бы было, если бы было. Но поменяла, конечно», — заявляет Виданов на бесконечные «если бы да кабы».

Далее к допросу свидетеля подключился адвокат Михайлов, пытаясь подвести некий итог из того сумбура, что устроили Быков и Абрамов.

Он уточнил, мог ли эксперт работать с материалами дела и сравнивать их с представленной аудиозаписью. На что Виданов заметил: сравнения записи с текстами допроса или других материалов, предоставленных следствием, это тоже задачи лингвистов, но в вопросе сличения. И речи об объективности в этом случае не идёт.

На этом вопросы к лингвисту подошли к концу. Как и само заседание. А между тем, судья так и не вынес решение по ходатайству о проведении фоноскопической экспертизы. Стало быть, действительно есть, о чём задуматься? 

Конечно же, взять начальника омской полиции с поличным было для чекистов делом архисложным.

Быков, каким мы его видим в суде, ну никак не похож на невинную жертву, скорее на матерого мздоимца, имеющего колоссальный опыт работы в полиции и принимающего исчерпывающие меры по прикрытию своих явно неблаговидных поступков. Есть также основания считать, что за фигурой Евгения Быкова стоят весьма влиятельные люди, те самые, кто обеспечивал головокружительную карьеру от начальника астраханского отдела ОБЭП до начальника омского областного УВД, а потом и тюменского УВД…

Речь идет о генерале Коломийце, весьма темной личности, назначившей нашего Героя на злачную должность главного омского полицейского:

Продолжение следует…

Арина Репецкая

Поделиться:
  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила

19
1
Жена мужа22.11.2022 01:33:40
Санта - Барбара, продолжение следует
36
2
гостья22.11.2022 06:09:03
Раз оно такое честное, откуда бабки на дорогих адвокатов ?
36
2
Иосиф22.11.2022 08:50:26
Расстрелять гнилого подонка !
39
2
Олег22.11.2022 08:52:59
Как не полицейский - так обязательно ПРЕСТУПНИК !!!
Томчак паленой водочкой торговал, этот прости туток обирал … следующий будет не лучше : оним там все на нарах должны чалиться
33
1
омский житель22.11.2022 09:01:01
такие вот у нас стражи порядка
35
0
Борисыч22.11.2022 09:10:50
какие стражи такой и порядок
20
0
Поросёнок Фунтик22.11.2022 10:18:28
Зато по телевизору говорят, что всё хорошо.
Всё по плану у них идёт.
19
0
Харлам22.11.2022 13:06:14
Как он уже надоел. Достал.
35
3
омчанец22.11.2022 13:22:50
Самое смешное, что в российском суде адвокаты просто пешки, их присутствие не имеет ни малейшего практического смысла. Российский суд в 2022 - это всего лишь шоу для зрителей, за все сомнительные махинации Быкова посадят или оправдают, смотря что судье скажут по телефону, а "работа" самых дорогих адвокатов - это работа мосек, которые делают вид, что лают на слона.
20
0
Вова22.11.2022 14:22:29
Для Олега!
Бывший начальник ОРЧ ОСБ Бодяко А.Ю. торговал земельными участками которых навыделял штук 300 в Омском районе вместе с Чегодаевой...
35
1
Авакадо22.11.2022 14:36:23
Столько полковников не задерживалось ни при одном начальнике Омского УВД. Нынешний генерал УВД Крючков побил все антирекорды. Почему всех этих полковников изобличило ФСБ, а не Специальная службы УВД - собственной безопасности? И куда лично смотрел Крючков? После всех этих громких задержаний всю службу собственной безопасности логично проверить на профпригодность, а самого Крючкова отправить на полиграф с целью выяснения коррупционных связей с задержанными полковниками.
10
3
а22.11.2022 15:51:35
ваш быков уже достал и не интересен. Что с воришкой гриншпуном?
12
1
Омичка22.11.2022 17:36:15
А может и впрямь не виновен. На крупных остановках как торговали сигаретами, так и торгуют. На манеже всё те-же. А это убытки колоссальные государству. Ну и вера в правоохранительные органы тает...
2
0
валерий23.11.2022 11:38:26
Авакадо, так на то она и существует, служба СОБСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ!Всё предельно откровенно.
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
18+
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2022 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: redactor@bk55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 309-087
e-mail: info@bk55.ru

Рекламный отдел: (3812) 309-089, 309-121
e-mail: reklama@bk55.ru