Новости. Омск


священник, театральный критик


Лев Степаненко: «Полюбишь и козла: пришедшие в театр на обнаженку, до конца спектакля не досидели»

Спектакль омского Пятого театра «Хороший парень» по пьесе американского драматурга Уильяма Миссури Даунса. Режиссер Андрей Корионов (СПб).

В основу сюжета положена древнейшая легенда, идущая еще от Платона (428-347 гг. до н. э.), и называемая «Кольцом Гига».

Этот волшебный предмет достался пастуху Гигу с пальца погибшего великана. Волшебство заключалось в том, что кольцо давало возможность его владельцу по желанию становиться невидимым, и, следовательно, проникать куда угодно и творить, что угодно. Пройдоха Гиг не нашел ничего лучшего, как соблазнить царицу, убить ее мужа царя и самому стать царем. Об этом есть упоминание в пьесе, а дальше мы домысливаем сами.

Герой спектакля бухгалтер и бакалавр философии Фил (артист Егор Лябакин) также временами становится невидимым. Не зря автор пьесы Даунс дал ему имя Фил, что, во-первых, перекликается с именем Гиг (Гиг — Фил), и, во-вторых, полное имя Филипп в переводе на русский означает любящий коней, а Гиг был вообще пастухом лошадей. Вначале складывается впечатление, что Фил каким-то образом также получил дар становиться невидимым, но в дальнейшем никакого сказочного кольца Гига у него не обнаруживается. Речь пойдет о психологическом отчуждении людей, когда не понимают и не видят друг друга даже самые близкие люди.

Подобный вопрос рассматривается в философии, называемой экзистенциализмом, и это неуклюжее и пугающее слово упоминается в тексте пьесы и, соответственно, в спектакле несколько раз.

Странным образом в пьесе Даунса серьезные философские мысли сочетаются с детскими фантазиями о шапке-невидимке, доступные для понимания любого зрителя. Дилемма невидимости сводится лишь к отношениям Фила и Софии (Алёна Федорова), которая в упор его не замечает, а он ее видит и любуется ею. Все остальные его видят. Фантазии автора Даунса разыгрываются между Сциллой и Харибдой философских терминов и бытовых сценок отношений между «невидимым» Филом и видимой сверх всякой меры (обнаженной) Софией.

Невидимый Фил пошел по тому же пути, что и легендарный Гиг — стал завоевывать себе женщину. София — красавица-секретарша босса фирмы, в которой работает и Фил. Правда, один глаз у нее оказался стеклянным, и об этом Фил знал, но для него это не имеет никакого значения. Даже как будто такая пикантная деталь только добавляет в его собственных глазах шарма от избранницы. Она на ночь вынимает глаз и кладет в соответствующий раствор. Нет правого глаза, и потому Фил, не лишенный соображения, старается подойти к ней с левой стороны, чтобы она увидела его, но бесполезно.

Физический недостаток избранницы нисколько не смущает и не охлаждает любовный пыл Фила. Он даже как-то подбирает уроненный стеклянный глаз и подает Софии Одноглазая красавица, надо полагать, не является издевательством над здравым смыслом. Почему Даунс лишил свою героиню одного глаза, нам предстоит выяснить логическим методом, если хотите, диалектическим. Подсказкой здесь и далее нам послужит Платон, который понимал диалектику как искусство сопоставления и анализа понятий в ходе беседы.

Даунс настраивает зрителей на философский лад, не только беспокоя Платона в своих фантазиях, но и усложняя композицию и содержание целым рядом других философов. Думается, это единственная пьеса в мире, в которой фигурируют одновременно такие философы, как: Платон, Сократ, Аристотель, Декарт, Кьеркегор, Кант, Джон Локк, Джордж Беркли, Шопенгауэр, Ницше, Сартр. Причем, они не просто упоминаются, но приводятся их важнейшие мысли и постулаты, краеугольные камни, на которых строится содержание пьесы.

Большей частью обыгрывается известная фраза Декарта «Я мыслю, следовательно, я существую», в которой Фил сомневается. Полушутя-полусерьезно Фил размышляет: «Как же я существую, если, сколько не мыслю о ней, она меня не замечает, смотрит сквозь меня». Не лишена философского мышления и София, которая тоже является бакалавром философии, как и Фил. Она считает, что одной мысли недостаточно для признания существования человека.

Автор пьесы предлагает и ряд других заумных рассуждений на эту тему: «Существовать — значит воспринимать» (епископ Беркли); «Момент выбор между существованием и несуществованием и есть начало существования» (Кьеркегор) и прочее. Создается впечатление, что Даунс написал реферат по истории философии хорошо успевающего студента колледжа. Поскольку же это весьма сомнительное в реальности дело, то он, а за ним и режиссер разнообразят действие, так сказать, цветными картинками. Такой картинкой, в частности, является София, о которой Фил говорит, что он наслаждается каждым ее движением.

Однако продолжим рассуждения Платона, под которого выстраивается сюжет. Он считал, что мир идей первичен, а мир чувственных вещей вторичен. Мир идей существует независимо от вещей и существования человека. Мир вещей есть только тень от идей, включая человека. Идеи прекрасны, люди или вещи могут быть и прекрасными и безобразными в зависимости от того, насколько они соответствуют своей идее. Даунс подталкивает зрителей к тому, что секретарша София красавица потому, что она соответствует своей идее, она выше других духовно. Это проявляется в том, что ей видятся все обычные мужчины «козлами». Она ждет любовь преимущественно платоническую, которую к ней питает хороший парень Фил, но долго не может разглядеть, да и просто увидеть его.

Платоническая любовь представляет собой возвышенные отношения, основанные на духовном влечении и романтической чувственности, без физического влечения. Выражение «платоническая любовь» и происходит как раз от имени философа Платона, который не имел семьи и, попутно говоря, предпочитал мальчиков. Высказываю предположение: Даунс для того удаляет Софии один глаз, чтобы усилить роль духовной составляющей отношений Фила и Софии, возвысить их любовь над бытом повседневности и мещанства. Она, мол, и без глаза хороша.

Зная философские взгляды Платона, теперь легче понять, почему невидимый Фил проникает в ванную комнату Софии, где та обнаженная принимает душ, но он не выдает своего присутствия, а затем ложится с ней в постель. Ночью он ласкает её волосы и не более того, а ей кажется, что это сон. Исполнительница роли Софии актриса Алена Федорова, которую один мой знакомый назвал конфеткой, слава Богу, с двумя глазами и привлекательной фигуркой, и потому принятие ею обнаженной душа на сцене стало заметным явлением в театральной жизни Омска.

Зрители пошли на обнаженку, но ничего более яркого в спектакле нет. Мудрости знаменитых философов театральному зрителю сегодня совершенно не нужны, как и следовало предполагать. Философские истины, когда-то считавшиеся таковыми, превратились для обычных наших современников в пыль и прах. Грош им цена в наше зловещее время. Помимо прочего, они произносятся скороговоркой и не воспринимаются на слух. Спектакль пригодился бы для показа на философских кафедрах университетов и для преподавателей общественных дисциплин колледжей. Возможно, они пополнили бы тем самым свои философские знания и восприняли опыт использования наглядных пособий в виде холодного душа преподавательницы на уроках сухих абстрактных дисциплин.

Режиссера трудно упрекнуть в показе обнаженки, т. к. это не его выдумка, сцена в душе с подробностями прописана в тексте пьесы. Кроме того, без такого интима спектакль будет просто обречен, т. к. в нем избыток философии, но по вине автора Даунса нет психологически выстроенных характеров. Исполнитель роли вице-президента фирмы, босса Марли Дмитрий Макаров хороший артист, танцующий, эксцентричный, но автор пьесы не предоставил ему возможности развернуться в полную силу. Его персонаж достаточно примитивен: зашел — поругался, вышел; зашел — пообещал всех уволить, вышел, и так неоднократно. Персонаж Марли по тексту однообразен и схематичен.

Игру исполнителя главной роли Фила Егора Лябакина не назовешь находкой. Амплуа героя-любовника чисто визуально не для него. Особенно резко он контрастирует с утонченной фигурой Софии. Такая дама не для него, ему бы что-нибудь попроще. Сверх того, Филу как бакалавру философии автор Даунс доверил возглашать премудрости древних мыслителей, но сегодня они в наше апокалипсическое время просто скучны. Кажется, Егор Лябакин был бы хорош в чисто комических ролях. Друг Фила бухгалтер Норман (Евгений Фоминцев) в принципе тоже хороший парень, но по характеру он другой, заводной, темпераментный. В диалоге он не прочь в качестве аргумента безобидно ударить кулаком в живот друга и спросить, существует ли его кулак.

Евгений Фоминцев артист опытный, бывалый и ему сыграть такую роль ничего не стоит.

На фото Алёна Федорова в роли секретарши Софии.

Наиболее живым и содержательным персонажем, безусловно, является София. София ищет себе мужа, она уже обручена с боссом Марли, но не уверена в своей любви к нему. Матери она объясняет ситуацию следующим образом: «Мама, я должна найти парня, который будет любить меня, какая я есть, с повязкой на глазу и всё такое». Сложнейшая, скажем, задача. И тут же вслед, не надеясь на идеальную развязку по теории Платона, она раскрывает ей свои карты: «Все мужчины козлы, поэтому лучше выйти за богатого козла. Это не противоречит здравому смыслу». Козлами обзывают друг друга и сами персонажи, и лишь Фил имеет репутацию хорошего парня.

Из режиссерских решений наиболее впечатляет показ на экране говорящее графически преображенное изображение матери Софии (Александра Урдуханова), которая по задумке автора говорит за кадром, не показываясь на сцене. Режиссер извлекает ее таким образом на свет Божий, зрительно обогащая спектакль. С такой же целью он вводит в спектакль и двух персонажей — Парня (Станислав Ляшенко) и Девушку (Елизавета Кухтина), которые время от времени дефилируют по сцене, внося дополнительное разнообразие в действие.

Не все режиссерские задумки удачны. Так, в прологе все артисты выходят с нелепыми телевизорами (дисплеями монитора) вместо головы, тут же с облегчением освобождаются от них и оставляют валяющимися на полу. Что обозначает эта примитивная аллегория? Если это принадлежность офисных работников, то следует ли мучить артистов несуразными жесткими коробками и подвергать их риску травмироваться? Не читаются и светящиеся торшерные абажуры на головах каких-то двух персонажей. Что это за светочи? Если таковыми считать учения прошлых философов, то кто из десятка их достоин такой, чести, кроме Христа, о котором в пьесе нет речи?

Есть в спектакле и психолого-социальная составляющая, но она оттеснена к самому финишу и потому не впечатляет и не вписывается в философию спектакля.

Суть ее в том, что со стола босса Марли пропадает папка с важными документами, разоблачающая Марли в мошенничестве, и он ее ищет весь спектакль. Оказывается, ее похитила уборщица, которая передала папку Норману и тот собирается нести ее в газету «Нью-Йорк таймс» с целью разоблачить Марли, хотя после этого фирме грозит банкротство, и все они останутся без работы. Но и тут Фил предлагает утешение: «Для этого нам и нужна философия. Шопенгауэр сказал, что «философия превращает нашу боль в знание». Похоже, Даунс сводит здесь концы с концами, говоря о пользе философии, уделяя ей столько внимания в своей пьесе.

София же в отношениях с Филом приходит к следующему выводу: «Платон верил, что невидимые истины скрыты под поверхностью того, что мы видим, и доступны они самым просвещенным». Таким «просвещенным» она увидела, наконец, Фила, который увидел её. Готовой выйти за козла, ей случается откровение, и в финале они открываются друг другу: «Я — Филипп», «Я — София. Приятно познакомиться с Вами, Филипп». Фил переиначивает постулат Декарта и объявляет в зал: «Я люблю, следовательно, я существую».

Не все зрители досидели до конца спектакля. Заметная часть их ушла в антракте. Уходили, вероятно, «козлы», не желающие смотреть на одноглазую секретаршу и слышать какие-то невразумительные философские мысли. Уходили, похоже, успевающие мужчины лет пятидесяти, приехавшие на своих солидных авто и имевших, наверняка, нормальных, с двумя глазами и не знакомых с философией секретарш.

В итоге сложилась полная уверенность в том, что пьеса, переполненная классической европейской философией, содержательна, но она не для постановки на сцене, а для вдумчивого домашнего чтения, да еще и для неоднократного перечитывания ее теми, кто увлекается философией. И боль их, возможно, уволенных из-за честности, превратится в знание, и они утешатся. Блаженны алчущие и жаждущие правды, потому что они, вероятно, будут вознаграждены где-то в другой жизни.

Поделиться:

  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила

1
0
Басс30.03.2021 17:02:44
Враки. Реклама. Нет там никакой обнаженки. Баба в труселях и лифчике.
0
0
Долматов31.03.2021 11:49:33
Кому как
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
18+
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2021 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: redactor@bk55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 309-087
e-mail: info@bk55.ru

Рекламный отдел: (3812) 309-089, 309-121
e-mail: reklama@bk55.ru