Новости. Омск

СПЕЦПРОЕКТ. «Царь сажевой трубы»

Сегодня мы размещаем на сайте БК55 без купюр и сокращений спецпроект "Царь сажевой трубы", опубликованный в журнале "Бизнес курс" № 14 от 25.07.2018. Сразу оговоримся, изложенные в спецпроекте факты - это всего лишь начало нашего журналистского расследования, обещающего стать одним из самых масштабных в истории издания. 

Само собой разумеется, мы будем искать ответ на один из главных вопросов. К примеру, как так получилось, что "грязное" производство сажевого завода в черте города с его непрозрачным бизнесом и владельцами, прячущимися в офшорах, получают от государства и омичей при нулевой ставке НДС для экспорта около 1 млрд рублей в виде возмещения ежегодно. Грубо говоря, "Омсктехуглерод" платит в казну в виде налогов рубль, а получает из той же казны три. Речь идет о миллиардах или даже десятках миллиардов рублей, судьба которых нам неизвестна.

Кроме того, есть основания предполагать, что сеть так называемых сбытовых фирм, созданных "Техуглеродом" за рубежом, и совпавших по времени с ослаблением рубля, призвана выполнять роль банальных "прокладок" для "увода" экспортных сверхдоходов.

Если эта информация подтвердится, то объявленные недавно мошенниками владельцы "Горгаза" с их завышенными тарифами могут оказаться "мальчиками в коротеньких штанишках".

Любопытная деталь, на проблемы, поднятые "Бизнес-курсом" три недели назад, случайно или нет, уже откликнулся помощник президента Белоусов, предложивший изымать «у сырьевых экспортеров часть дополнительных доходов, которые они получают от ослабления рубля – то есть изменения независящих от них макроэкономических факторов – и роста мировых цен на их продукцию», сообщают «Ведомости». Сейчас, отметил он, для нефтяников действуют формулы экспортной пошлины и НДПИ, но такого механизма нет для металлургов и химиков.

«Он должен быть увязан с тремя факторами: ослаблением рубля, изменением конъюнктуры (как рост, так и снижение цен на продукцию) и обязательно инвестициями компаний в собственное производство, в том числе в наилучшие доступные технологии, позволяющие повышать ЭКОЛОГИЧНОСТЬ производства», – считает Белоусов.

Все сказанное выше, как нам кажется, имеет прямое отношение и к омскому сажевому заводу.

Итак, читайте ниже.

Валерий Каплунат. Штрихи к портрету.


Мой университетский товарищ Мишка сразу же после знакомства, а это случилось на вступительных экзаменах в Московский университет, отозвал меня в сторону и сделал дурацкое, как мне показалось тогда, признание: «Сережа, я – еврей по паспорту. Хочу, чтобы ты знал».
«Ну еврей, и что?» – был мой ему ответ.

Пройдет много лет. После окончания университета в 1978 году я уеду на Мангышлак, а Мишка останется в Москве. Почти 10 лет он будет скитаться по квартирам с женой Алей и мечтать о работе в газете «Известия», куда его не брали только потому, что он был «евреем по паспорту». Его вообще не брали в центральные газеты. Поговаривали о какой-то негласно спущенной из ЦК разнарядке по евреям, мол, не более двух на одно издание. Максимум, на что мог рассчитывать мой Мишка – это занять место в газете тогдашнего Министерства торговли: там никаких «процентовок» не было.

Конечно же, у него, как и у многих журналистов, работавших в тех же «Известиях», был выбор: поменять запись в графе «национальность», а заодно и перейти на фамилию жены... А что? Михаил Соловьев. Чем хуже Ивановых, Максимовых, Лебедевых и многих других «русских евреев», работавших в столичных или, как тогда говорили, центральных газетах Советского Союза.

Вакансия для моего университетского товарища открылась где-то в конце 80-х. Его взяли в  «Известия» младшим корреспондентом, а уже несколько месяцев спустя Мишку цитировали мировые информационные агентства, в том числе и «Рейтер». Он становится мегапопулярным журналистом тогдашних «Известий». И при этом по-прежнему будет считать своим долгом при знакомствах говорить, так, на всякий случай, что он – еврей по паспорту.

И вот вам первый штрих к портрету нашего героя. Сажевый олигарх Каплунат в годы Мишкиных мытарств был Валерием Меняевым и в графе «национальность» числился «русским». «Евреем по паспорту» Валерий Николаевич станет в лихие 90-е, когда поменяет вместе с отцовской фамилией, видимо, в поисках лучшей доли, бедствующую Россию на процветающий Израиль.

Не знаю, как у вас, но у меня житейский выбор университетского товарища, возглавляющего сегодня одну из лучших столичных радиостанций, вызывает неподдельное искреннее уважение. Мой товарищ Мишка в любой момент мог сделать легкий размен и, при своих талантах и связях, тут же «выйти в дамки». Но он предпочел подобной сделке с совестью работу до пенсии в газете тогдашних «торгашей».

Не берусь судить поступок Валерия Каплуната. В конечном счете каждый из нас сам определяет для себя высоту нравственного порога.

На одном из судебных заседаний, где решалось, сажать Калинина под домашний арест или в СИЗО, сторона обвинения в качестве аргумента сослалась на то, что бизнесмен Калинин давно живет в этом городе, всех знает, а значит, может «договориться» с «потерпевшими». И далее выяснилось, что из 308 компаний, якобы понесших убытки от мошеннически завышенных голушкинским «Горгазом» ­тарифов, только одна согласилась примерить на себя роль пострадавшей. Не составило труда выяснить название этой компании – «Омсктех­углерод».

И вот первое ощущение – этого не может быть! Ну не может Каплунат быть пособником силовиков... Того самого «генералитета», который, согласно его многочисленным страшным заявлениям, давно уже держит в «заложниках» всю Омскую область с ее губернаторами и мэрами... И легко, когда им нужно, «отжимает» бизнесы.

Этого не может быть еще и потому, что логика подсказывает прямой и честный способ разобраться с обманщиками. А именно – подать в Арбитраж, выиграть суды, парадокс, за чуть ли не самый дешевый в России газ по «завышенным» тарифам, а в случае неисполнения вердиктов служителей Фемиды написать заявления в правоохранительные органы с требованием возбудить уголовное дело.

А с другой стороны, почему бы и нет? Если человек с такой завидной легкостью меняет фамилию отца и национальность только для того, чтобы его пустили в Израиль, то, наверное, он может не просто потирать руки от удовольствия, но и реально помогать тому самому ненавистному «генералитету» посадить в тюрьму друга его личного врага, бизнесмена и депутата Госдумы Голушко.

Того самого Голушко, который, по признанию Валерия Каплуната, когда-то, в лихие 90-е, приходил к нему в ­СИЗО с предложением: «Отдай бизнес по-хорошему Абрамовичу... Не отдашь – посадим».

Если это так, то возникает вполне резонный вопрос: а чем господин Каплунат, собственно говоря, отличается от «того самого» Голушко?

Мне иногда кажется, что миллиардер Каплунат испытывает серьезнейший дефицит Чувства Собственного Достоинства. Может быть, поэтому ему регулярно приходится делать свои громкие заявления для СМИ – часто смелые, часто справедливые, а иногда даже весьма оригинальные. Но, увы, за словами обязательно последуют дела, которыми, собственно, и измеряется реальный масштаб личности любого человека, в том числе и Валерия Каплуната, которого мне почему-то и олигархом-то назвать сложно... Без приставки «ПОЛУ-».

Вспоминается история из далекого 2005-го. Мы тогда, как, впрочем, и сейчас, готовили спецпроект по «Омсктехуглероду». В пятницу вечером мне позвонила главный редактор журнала Ворохоб: «Сергей Сергеевич, они звонят, запугивают судами, уголовными делами... У них истерика и налицо неадекватность. Я боюсь!».

В субботу, когда верстался номер, я приехал на работу, сел в кабинете и стал тупо ждать.

И вот звонок: «Сергей Сергеевич, они пришли». Направляюсь в «стекляшку», так называлась большая комната на лестничной клетке офиса на Маяковского, 81, где сидели журналисты. А там не протолкнуться.

Спрашиваю одного из прибывших на «разборку»: «Вы кто?» Ответ: «Я – Франк, гендиректор «Омск­техуглерода».

«Пошли все вон», – сказал я, глядя гендиректору Франку прямо в глаза. И потом, повернувшись к охраннику: «Вызывай милицию».

Они тогда не просто пошли вон – побежали. До сих пор слышу этот топот ног по лестнице. Прибывший позднее участковый зафиксировал нашу жалобу, впрочем, без каких-либо последствий для соратников Валерия Каплуната, совершивших попытку «воспрепятствования журналистской деятельности», за которую, по закону, статья есть, могут дать от 2 до 7 лет.

Но и это не конец истории. Спецвыпуск нашего журнала так и не попал к читателю. Весь тираж, предназначавшийся для киосков «Рос­печати», был скуплен оптом неким неизвестным господином, имя которого на деле мы хорошо знаем.

Это я к разговору о Масштабе Личности.

Продолжение следует...

Сергей Сусликов

    

Кто у кого на шее сидит, или Следите за руками!


"Омсктехуглерод" не только не наказывают за так называемые "плановые выбросы" - государство ему даже за это приплачивает. Звучит дико? Но есть основания предполагать, что эта версия не беспочвенна...

Около трёх лет назад, в мае 2015 года, жительница Октябрьского округа пожаловалась в социальных сетях на выбросы соседнего предприятия – завода «Омск­техуглерод»: «Начиная с начала мая в районе МСЧ-9, да, наверно, и близлежащих домов, ­невозможно ­дышать. Вчера, 05.05.2015, так вообще и часу не было, чтоб не воняло сажей. Я беременна, маленький ребёнок дома... Думали, ночью хоть проветрим, но не тут-то было... Ещё хлеще пахло... до тошноты... Сегодня, измученные от духоты и вони, начали новый день без сил... Пыталась позвонить в приёмную директора завода – меня не соединяют с ним».

Комментаторы подхватили обсуждение больной темы. «Сам вырос на Старой Московке и не понаслышке знаю о вонючих и вредных выбросах техуглерода... Мой вам совет – задумайтесь о смене места жительства. Больше никто ничем и никогда вам не поможет», – ответил один. «Невыносимо, я тоже рядом живу. И окна фиг откроешь. Жена писала куда-то – пришла отписка, типа, пробы брали, и всё такое», – поделился второй омич.

Валютный кризис
Для российской экономики 2015 год выдался сложным. В «чёрный вторник», 16 декабря 2014 года, курс доллара почти в одночасье вырос вдвое. Отечественным предприятиям пришлось сокращать объём производства – ведь покупательная способность их клиентов упала. Но «Омсктехуглерода» эта проблема не коснулась. Основные клиенты предприятия – крупные зарубежные производители шин: Michelin из Франции, Pirelli из Италии, Goodyear из США, Continental AG из Германии. Им по-прежнему нужна была омская сажа...

Судя по комментариям председателя совета директоров Валерия Каплуната в омских СМИ, ­объёмы ­производства ООО «Омсктех­углерод» с 2014 по 2016 год не снижались. Логика подсказывает, что рублевая выручка предприятия должна была увеличиться чуть ли не вдвое. Ведь курс доллара с января 2014 года по январь 2015 года поднялся на 74%. Соответственно, продавая свою продукцию иностранным фирмам за валюту по действующим ценам, завод мог и в самом деле рассчитывать, что в рублях товар станет стоить на те же 74% дороже. А значит, и налоги в бюджет резко вырастут, которые, может быть, частично можно было потратить на «утешение» страдающих от экологического неблагополучия омичей...

«Бизнес-курс», само собой разумеется, изучил сведения о выручке и прибылях «Омсктехуглерода» в базе Kartoteka.ru, которая формируется по результатам налоговой отчётности. Итогов 2017 года в базе пока нет: налоговая служба ещё обрабатывает эти показатели. Но имеющиеся в наличии цифры тоже оказались поистине сенсационными.

Выяснилось, что в 2015 году, по сравнению с 2014-м, рублёвая выручка «Омсктех­углерода» выросла всего-то на 4,3%, а не на ожидаемые 74%, а именно с 14,3 млрд руб. до 14,9 млрд руб. При этом чистая прибыль в рублях вдруг падает в два раза: с 2,53 миллиарда до 1,13 миллиарда. Ну а в 2016-м вообще до смехотворных 20 млн рублей, из которых Омску достанется всего-то 3,6 миллиона. И вот на этом фоне – колоссальная адресная государственная бюджетная поддержка сажевого завода. Речь идет о миллиардах рублей – возмещении НДС. Но об этом позже.

Что произошло? Как г-ну Каплунату удалось оптимизировать налоговые отчисления в бюджеты столь фантастическим образом? Нам это никто до сих пор не объяснил. И, конечно же, не собирается объяснять. Однако в этой связи у нас есть право на версии. Вот одна из них.

Тайна чужих берегов
«Омсктехуглерод», как известно, продаёт свою продукцию за границу не ­напрямую. Учредителем заводов в Омске и в Волгограде является Omsk Carbon Group Limited – частная компания с ответственностью, ограниченной акциями. Зарегистрирована она на Кипре – в известной офшорной зоне. До 2012 года учредителем значилась фирма Kinross Business Corporation, «прописанная» на Сейшельских островах.

Валерий Каплунат никогда не скрывал, что ­пользуется офшорами. В 2012 году он рассказал изданию «КоммерсантЪ», что таким образом защищает свой бизнес от рейдерского захвата: «Офшор используется исключительно для усиления института собственности. У меня за спиной три уголовных дела. И все в той или иной форме касались именно структуры собственности. В разных аспектах находились некие игроки, которые предъявляли определённые претензии. Их называли рейдерами. Да, все эти дела закрыты по реабилитирующим основаниям. Но у нас крупный международный проект, и Запад идёт на многолетние контракты, когда чувствует стабильность».

В состав группы компаний входят несколько зарубежных филиалов. В 2012 году в Германии открылась фирма Omsk Carbon Europe GmbH, а в Румынии – Omsk Carbon Romania SRL. В 2014 году в Турции заработала компания Omsk Carbon Turkey Dis Tic Ltd Sti, а клиентов из США и Канады стала обслуживать фирма Omsk Carbon Canada Ltd. Валерий Каплунат пояснял СМИ, что базирующемуся в Омске предприятию трудно действовать на рынках дальнего зарубежья. Пришлось создавать специальные сбытовые структуры за границей.

Таким образом, сбытовые филиалы продают продукцию «Омсктехуглерода» за доллары европейским и североамериканским клиентам. А вот на банковские счета российского завода-производителя выручка поступает в рублях. Поскольку её объём в рублях мало изменился даже на фоне резкого скачка курса доллара, остаётся предположить: разница потерялась где-то на этапе зарубежных фирм Omsk Carbon Group. Что случилось с этими деньгами, можно лишь только гадать.

 

Безубыточное производство
Компетентный источник предоставил «Бизнес-курсу» сведения о налогах, которые были оплачены в бюджет «Омсктехуглеродом».

В 2015 году завод выплатил в консолидированный бюджет Омской области 337,5 миллиона рублей и попал на седьмое место в топ-10 крупнейших налогоплательщиков региона. Правда, в 2016 году отдать долг Родине уже не смог – понёс убытки (44,7 млн руб.). Но самое интересное – в ­другом. В тех самых миллиардах, которые сажевый завод получает из бюджета Российской Федерации.

Российское законодательство поддерживает предприятия, которые производят продукцию на экспорт. Оно предоставляет им право вернуть входящий НДС – налог на добавленную стоимость, включённый в цену сырья, оборудования и всего прочего, необходимого для выпуска готового товара. Производителю нужно предоставить подтверждающие документы – и он получает налоговый возврат. Это разница между стандартной ставкой НДС в 18% и экспортной – в 0%.

Благодаря этому «Омсктех­углерод» получает из бюджета огромные суммы: почти 1,5 миллиарда рублей в 2015 году; 1,13 миллиарда – в 2016 году; 1,04 миллиарда – в 2017 году.

Если суммировать объёмы уплаченных заводом налогов и суммы налоговых возвратов по НДС, то выходит: хоть «Омсктехуглерод» и производит выплаты в казну, получает оттуда обратно он существенно больше. В прошлом году государство и регион возместили 899 миллионов рублей, в позапрошлом – 1,14 миллиарда. А в том самом 2015 году, с воспоминания о котором мы начали наш рассказ, баланс между «Омсктех­углеродом» и государством составил 1,34 миллиарда в пользу завода.

 

Снова об экологии
Когда местные жители выходят на митинги против выбросов и жалуются в социальных сетях на плохой воздух, владельцы промышленных предприятий обычно дают один ответ. Мол, если заводы остановить, то сотни людей лишатся рабочих мест, а бюджет – налоговых поступлений на ­миллионы рублей. Неужели вы, граждане, хотите массовой нищеты?

Но есть один нюанс, который остаётся за кадром. Если регулярно менять оборудование на новые модели, отвечающие современным экологическим стандартам, а также не скупиться на фильтры, то можно значительно уменьшить объём вредных выбросов. Промышленники об этом говорить не любят: затраты на модернизацию значительно выше, чем штрафы за загрязнение воздуха и воды.

От редакции: Вряд ли Каплунат испытывает муки совести, мол, мало делаю для омичей, когда-то по сути дела «подаривших» мне завод, несущий золотые долларовые яйца. Мог бы, наверное, и налогов больше платить, и новейшие технологии, улучшающие экологические параметры предприятия внедрять опережающими темпами... И что-то вроде пейзажного парка с прудиками разбить на месте нынешнего болотца с давно погибшими березами в так называемой санитарной зоне предприятия. Опять же мог бы вносить свой весомый вклад, как это делает тот же «Газпром», в реализацию муниципальных программ по оздоровлению экологии и улучшению городской среды. Мог бы...

Но, увы. Все эти сентиментальные рассуждения про совесть и заботу об омичах разбиваются об офшоры с хитроумными налоговыми оптимизациями и Зону Отчуждения, «рукотворно» созданную олигархом на ближних подступах к своему заводу. Мы об этом омичам подробно рассказывали.
Так мучает или не мучает совесть нашего доморощенного омского олигарха? Оставим этот вопрос пока открытым.

Текст: Яна Турнова

Вонь и сажа здесь ни при чем 

Сажевый олигарх Каплунат подал иск в арбитраж на блогера Ориса Брута, поднявшего тему вероятной небезобидности выбросов «Омсктехуглерода». «Конечно, проще молчать. Но я уже троих друзей похоронил. Они умерли от онкологических заболеваний...»

Ученые и врачи постоянно говорят о том, что это индикатор неблагополучной экологической обстановки», – прокомментировал ответчик.
К сказанному добавим, что Омск вошел в десятку самых грязных городов России. Но вот парадокс: имен всех этих загрязнителей нам, умирающим от онкологии, так до сих пор и не озвучили.

Вместо эпиграфа. Глас народа. Зарисовка с натуры
 ...Недавно врио губернатора Бурков во время пешей и, судя по всему, предвыборной прогулки оказался в окружении жителей одной из омских окраин, которые тут же поспешили к «начальству» с ­челобитными.

– Почему до сих пор неизвестно, откуда что в городе воняет? – спросил у Буркова пенсионер.

Кандидат в губернаторы тут же рапортовал, мол, расследование ведется, идут проверки, и власти обязательно сделают все, чтобы ситуация не повторялась.

Омича, надо полагать, не устроил ответ Буркова, очень похожий на чиновничью отписку. И он решил открыть глаза «варягу»: причина вони – сажевый завод и нефтезавод, это же все в городе и так знают. – И что же, их закрыть? – решил уточнить Бурков.

– Да не надо закрывать! Надо навести порядок! А то населению говорят, что непонятно, откуда что берется.

Кто бы ожидал, что глава региона Бурков вдруг публично распишется в собственной беспомощности.

– Мы создаем центры, чтобы оперативно получать информацию, – начал рассказывать Бурков. – Ведь сейчас выброс есть, но они («загрязнители») все молчат и ДАЖЕ НЕ ДОПУСКАЮТ на свою территорию.

– Так результаты уже есть какие-то или до сих пор непонятно, что вредит? – нетерпеливо требовал конкретики омич.

И вот тут снова происходит очень большая неожиданность: появляется имя конкретного Вредителя. Может быть, губернатор просто растерялся, а может, это был заранее продуманный его пиарщиками ход.

– Понятно, что вредит «Техуглерод»... Проговариваем эти вопросы с ними. Комиссия работает и по ним, и по ОНПЗ, – признался Александр Бурков.

– Тонна сероводорода уносит тысячу человеческих жизней! Сажевый завод дымит как раз над нашими дачами, куда люди едут отдыхать. Навести порядок ­надо! – резюмировали омичи, дав претенденту на губернаторское кресло своеобразный наказ.

   

Про черный-черный «Техуглерод», или «Спасибо, что ноги ломать не стали»

Помните детские страшилки, которыми школьники любят пугать друг друга? «В черном-черном городе есть черный-черный переулок...»

Так вот, в Омске это как-то вдруг стало почти реальностью: «В черном-черном городе живет черная-черная собака, ее гладили люди с окраины своими черными-черными от сажи руками... Но потом испугались, что окажутся в черном-черном гробу».

Напомним. Все началось со Слова о дворняге по кличке Облако, о которой и поведал омичам блогер Орис Брут. Из его зарисовки с натуры следует, что уродилась та собака белоснежной, как Облако, но потом посерела-почернела. А все ­потому, что живет, охраняя объект в километре от завода «­Омсктехуглерод». Вокруг – черный снег... Недалеко жилмассив и люди... И это не может не пугать: что же оседает у них в легких? И к чему это приводит?

«Википедия», к примеру, гласит, что «по оценкам Международного агентства по исследованиям в области рака, технический углерод, возможно, является канцерогенным веществом для человека и по этой причине отнесен к группе 2B по классификации канцерогенных веществ. Кратковременное воздействие высоких концентраций пыли техуглерода может вызывать дискомфорт в верхних дыхательных путях за счет механического раздражения».

Позже, вслед за зарисовкой о собаке Облако, Орис Брут разместит в соцсети видеопубликацию с метафорическим названием «Фабрика облаков сажи»...
Той же весной корреспонденты БК55 проведут визуально-тактильный эксперимент в непосредственной близи от сажевого завода омского олигарха Каплуната.

Посмотрели журналисты, пощупали... И на ­пальцах от черных-черных тополей, высаженных за заводским забором, наверное, еще в прошлом веке, осталась маслянистая сажа. И она не оттиралась, как это бывает с обычной пылью. Липкая субстанция не просто плотно пристала к коже, она въелась в нее. Да и гул вокруг стоял такой, что просто сносило голову...
Было очевидно, что эта так называемая санитарная зона у сажевого завода, видимо, не входила и не входит в сферу интересов омского миллиардера. Язык не поворачивается назвать это санитарной зоной – скорее, ЗОНОЙ ОТЧУЖДЕНИЯ, где, по нашему разумению, мог бы сниматься известный фильм «Сталкер».

Неожиданно у одного из участников рейда БК55 заложило нос. Появились симптомы астматического удушья.

И как же отреагировал олигарх на эти и другие публикации в СМИ?

Есть смысл, наверное, вернуться к началу разговора. Помните жалобу главы региона Буркова, адресованную простому омскому пенсионеру, мол, ОНИ нас на порог своих заводов не пускают.
Заметим, что речь идет о представителях власти, которых не пускают на порог вредоносных предприятий, а вот журналистов и общественников ОНИ не стесняются «травить» судами и правоохранительными органами. К примеру, гендиректор «Омсктехуглерода» Нина Обвинцева обратилась в прокуратуру, обвинив эколога и журналиста Ориса Брута в незаконной видеосъемке с квадрокоптера.

«Это нормально? – недоумевает блогер. – Вам сделали замечание о том, что экологичность вашего предприятия оставляет желать ­лучшего. А вы не стали ­делать ­реконструкцию – ­даже о том, что она вообще может быть в планах, не сказали ни слова. Не стали приглашать журналистов, чтобы показать, как у вас все хорошо. Ваш директор попросту решил пойти и написать заявление на ­меня… Спасибо, что ноги ломать не стали. Странная позиция».

Ума – палата. Номер шесть?

Помните фразу: «И тут Остапа понесло»? Или, говоря другими словами, Каплуната прорвало. В подконтрольных олигарху СМИ появляются гневные публикации, вызвавшие ироничные смешки и ассоциации с названием известного рассказа Антона Павловича Чехова.

Блогер с экологическим уклоном Орис Брут, посмевший рассказать омичам про собачку Облако, оказался в интерпретации сажевого магната орудием криминального клана, намеренного вымогать бешеные бабки чуть ли не у всех крупных промышленников и даже ретейлеров Омска. Во главу ­этого клана Каплунат ставит ни много ни мало нынешнего главу региона Александра Буркова.

Дальше – больше. В очередном интервью «Омсктех­углерод» принимает вызов» Каплунат проехался не столько по «маргиналу» и «фрику» (это он про блогера, поднявшего тему экологии), сколько продолжил фантазировать на тему заговора против «Техуглерода» и неких людях в погонах, организаторов изощренных вымогательских схем. Кто эти призрачные воины – можно только догадываться. Впрочем, и некоторые имена и должности прозвучали, например, Владимира Гуселетова, названного «правой рукой» Буркова. Да и минприроды, по его ­мнению, в «­схеме» участвует.

Под раздачу олигарха ­попадает и вице-мэр Омска Олег Заремба, прибывший в город в качестве советника врио губернатора Буркова. Его Каплунат окрестил «кардиналом Ришелье», заявив, что Заремба и сажевый магнат встречались, и якобы в ходе беседы главный политтехнолог Буркова пытался обязать Каплуната пополнить казну избирательной ­кампании врио.

В общем, как следует из вышенаписанного, экология, т.е. вонь и сажа, здесь ни при чем. Дело в другом: мафиозные кланы покушаются на святая святых – деньги Каплуната, самого богатого омича по версии журнала «Бизнес-курс».

Про и контра

Но вернемся к экологии. По поводу непосредственно выбросов вскользь высказался член совета директоров «Омск Карбон Групп», один из бенефициаров ООО «Омсктехуглерод» Сергей Мизя. Он заявил, что «в реакторе при температуре 2 тысячи градусов длинные цепочки углеводородов, находящиеся в сырье, разрываются на ­атомы. Посторонних твердых примесей при этом нет. Дальше, после охлаждения, все это попадает в рукавные фильтры. И весь техуглерод, 99,9%, в них улавливается.  После блока фильтров отходящие газы попадают в котельную и вновь вместе с метаном греют воду в котлах при температуре более 1600 градусов по Цельсию, крутят турбины в мини-ТЭЦ. В трубе котельной завода «Омсктех­углерода» «сажи» по определению быть не может».

А на десерт заявил, что за всей этой историей с «черным Облаком» стоят кукловоды, пытающиеся «крышевать» компании «Омск Карбон Групп».

Орис Брут не мог не возразить. Также публично и по ­сути:

«ОЗТУ не делает выбросов. Неправда. По официальным данным, не раз озвученным специалистами не только Рос­природнадзора, но и минприроды, «вклад» ОЗТУ в загрязнение атмосферы составляет порядка 2,5% от общего объема выбросов промышленных предприятий. Эта цифра ­берется не с потолка, а из нормативной документации. ОЗТУ имеет ­законное право выбрасывать загрязняющие вещества в воздух. Да, платит за выбросы. Но это, даже если считать только твердые загрязнения, чуть меньше тысячи тонн в год. 60 КамАЗов-пятнадцатитонников нам на головы. Так что говорить об «абсолютной безвредности» предприятия – это несколько привирать».

Прошелся и по поводу отсутствия лесозащитных полос вокруг источников потенциальных выбросов: «Даже те березняки, что были посажены в прошлые годы, вымокли и погибли. И ничего не мешает ветру поднимать осевший на землю техуглерод и вместе с пылью нести из «санитарной зоны» на жилые кварталы».

А сертификаты экологичности не могут считаться индульгенцией. «Этот сертификат есть и у ТГК-11 (хозяина тех самых угольных ТЭЦ, на которые вы ссылаетесь как на главный загрязнитель). И даже у красноярского алюминиевого завода «РусАл» он тоже есть. Хотя по поводу «РусАла» и его «войны» с городом аж сам Путин в Красноярск прилетал. И дал указание премьер-министру страны разобраться с экологией в Красноярске.

Так что этот сертификат – бумага, которая есть почти у всех фигурантов дел о выбросах».

Как унтер-офицерская вдова сама себя высекла

В конце мая лед тронулся...

Омский завод техуглерода заявил, что сократит выбросы (которых у них, по Мизе, нет и быть не может) за счет модернизации системы слива. Предприятие также «прорабатывает на перспективу» вопрос установки средств автоматического контроля выбросов.

Значит, не все было так ­идеально, как пытались внушить омичам до этого?

На предприятие даже показательно пригласили ­авторитетного эколога Сергея Костарева, накануне сделавшего несколько странных заявлений, смысл которых в том, что нефтезавод, сажевый завод и других потенциальных загрязнителей атмосферы лучше оставить в покое, а транспортом на омских дорогах надо заняться плотнее.

Как стало известно, начальник службы охраны труда и промышленной безо­пасности завода Станислав Кусанов сообщил Костареву о том, что предприятие заключает с местным правительством соглашение об экологической модернизации. В планах – оснащение ­стационарных ­источников на объектах первой категории ­автоматическими ­средствами измерения и учета массы ­выбросов. И далее еще одно почти официальное признание наличия выбросов на заводе:

– У нас имеется проектная группа, которая занимается вопросами фильтрации выбросов, применением новых технологий. За счет этого мы планируем снижение выбросов. Если будет необходимость, планируется установка средств автоматического контроля, – пообещал Кусанов.

В августе-сентябре 2018 года предприятие рассчитывает завершить модернизацию участка слива и хранения сырья, мол, тогда и вонять перестанет.
Пора делать вывод. На предприятии «Омсктехуглерод», как заверяет высокое руководство, выбросов нет и быть не может. Но тут же, рядом, устами технических работников делаются заявления о том, что выбросы есть, и даже есть планы, как эти выбросы уменьшать.

Ну и как тут не вспомнить про унтер-офицерскую вдову, которая сама себя высекла?

P. S.: Арбитражный суд Омской области принял к производству иск ООО «Омсктех­углерод» к блогеру Владимиру Лифантьеву, известному больше под псевдонимом Орис Брут. Завод технического углерода требует в суде от блогера, а также от учредителя БК55 признания «не соответствующими действительности и порочащими деловую репутацию распространенные сведения (предположения о загрязнении заводом окружающей территории) и обязания опровергнуть сведения». Никаких финансовых претензий завод не предъявлял.

Орис Брут резюмирует, что за минувшие несколько месяцев  получил со стороны ­сажевого завода обвинения, прямую ложь, косвенную ложь, подмену понятий, ушат помоев и иск.

На заметку

Омск – восьмой в списке самых грязных городов России и второй по Сибири по заболеваемости раком.

Осенью 2017 года Минприроды в госдокладе «Об охране окружающей среды» назвало города РФ с самым грязным воздухом. Они, по оценкам экологов, наиболее неблагоприятны с точки зрения прежде всего атмосферного воздуха и накопления отходов. В черный список вошли Норильск, Липецк, Череповец, Новокузнецк, Нижний Тагил, Магнитогорск, Красноярск, Омск, Челябинск, Братск, Новочеркасск, Чита, Дзержинск, Медногорск и Асбест.

Онкологию в Омске диагностируют у 470 человек из 100 000 населения. «Первую строчку в СФО занимает Алтайский край. Из расчетных показателей, там 500 заболевших на 100 000 населения. Вторую строчку занимает Омская область, имеем около 470 на 100 000 населения», – рассказал в эфире телеканала «Продвижение» заместитель главврача БУЗОО «Клинический онкологический диспансер» Олег Леонов.

Смертность составляет 195 на сто тысяч.

У мужчин среди раковых заболеваний на первом месте рак легких, рак предстательной железы, рак кожи и уротелиальный рак. У женщин – рак молочной железы, гинекологических органов,  рак кожи и уротелиальный рак.

Текст: Ольга Ермоленко

 

О чем писали СМИ

Именно тогда, в 1996 году, в доверие к Юдину вошел владелец «ИТ Банка» Владимир Волков и предложил ему создать компанию, которая ­займется скупкой акций предприятия «Омсктехуглерод-траст». При этом львиная доля этой фирмы была милостиво «отдана» самому Юдину. В течение года компании удалось собрать треть акций «Омсктехуглерода», и с этого момента Юдина начали планомерно выводить из игры.

Реализовать этот коварный план удалось уже в ­1998-м, чему поспособствовали сначала отпуск Юдина, а затем – дружба с тогдашним мэром Омска Валерием Рощупкиным, в кабинете которого, по словам самого Юдина, он «добровольно» согласился покинуть директорский пост. Из всех СМИ описать эту ситуацию рискнул тогда только «Омский вестник», контролируемый областными властями, находившимися в состоянии перманентной информационной войны с Рощупкиным и его сторонниками.
И вот на фоне всех этих декораций в 1997 году на сцене появляется Каплунат – новоиспеченный член, а затем председатель совета ­директоров ОАО «Омсктех­углерод», который, как писали тогдашние СМИ, «приобрел предприятие с ежегодной прибылью в $12 млн за 2 млн рублей». К слову, к тому моменту за плечами Каплуната уже было уголовное дело о хищении нефтяного ­госимущества на сумму почти 122 млн рублей. Которое, впрочем, ничуть не смущало банкира Владимира ­Волкова и его компаньона Юрия ­Федотова. («СуперОмск» 04.07.2014).

Принудительная продажа

Первым итогом смены власти на «Омсктехуглероде» стало резкое снижение официально заявляемой прибыли и, соответственно, платежей в бюджет. Контролируя одновременно и завод, и финансовый блок в городском правительстве, Волков и Федотов имели прекрасную возможность «оптимизировать» налогообложение. В остальном, впрочем, все шло по-прежнему. Однако аппетит, как известно, приходит во время еды.
Среди партнеров ­«Омсктехуглерода» было несколько предприятий («Промтехсбыт», ООО «Промтехсбытсервис» и др.), учредителем которых являлась Омская областная общественная организация инвалидов «Добро». В 2002 году «Добро» решило передать эти структуры заводу в обмен на 20% акций. Сделка выглядела вполне логичной и взаимовыгодной. Увы, это была иллюзия. Уже в сентябре того же года «Добро» «кинули», причем способом, незатейливым до наглости. На счета ООООИ «Добро» поступили небольшие суммы от компаний, принадлежащих брату Валерия Каплуната Игорю и сотруднику «ИТ Банка», некоему Кузнецову О.Г. Назначением платежа была «оплата акций». Когда инвалиды заявили, что никаких акций не продавали, то получили ответ, что акционерами ­«Техуглерода» они более не являются, а сам реестр акционеров утерян. В итоге «Добро» лишилось имущества более чем на 451 млн рублей, не говоря уже об упущенном доходе по акциям. Впрочем, история про утерю реестра заслуживает отдельного подробного рассказа.

Сказка о потерянном реестре
Когда в 2005 году в ходе судебного разбирательства, в котором был затребован реестр акционеров ­«Омсктехуглерода», выяснился ряд фактов, которые иначе как удивительными и не назовешь.
Реестр с 2002 г. вела некто Людмила Гринько (ответственный за ведение реестра владельцев ценных бумаг). Впрочем, сама она утверждает, что с сентября 2003 г. находится в декретном отпуске и в отпуске по уходу за ребенком. Однако в ежегодных отчетах, размещенных в СМИ, она значится как лицо, ответственное за ведение реестра с 2002 по 2005 год. В деле есть и документы по восстановлению ­реестра, где Гринько ­значится как ­уполномоченное лицо и выполняет должностные обязанности 21.09.2005 г. Кто же на самом деле вел реестр Гринько, в итоге остается тайной.
В письме от 16 сентября 2005 г. судебному приставу руководители «Омсктехуглерода» сообщают о том, что реестр находится в Москве на аудиторской проверке. А ­22-го – о том, что он похищен.
Реестр в Москву действительно возили. 12 сентября 65 папок с документами отвез в Москву советник генерального директора по правовым вопросам Дмитрий Мартынов и передал директору аудиторской фирмы Борисову. А 16 числа Борисов вернул реестр обратно, но уже не Мартынову, а генеральному директору по экономической безопасности Виктору Демьяненко. По документам, впрочем, Демьяненко с 5 сентября по 7 октября находился в отпуске и возвращался на поезде из Санкт-Петербурга в Омск без пересадки. Сам он утверждает, что 16 сентября в Москве получил по акту реестр, а отправляясь в отпуск, предусмотрительно захватил с собой доверенность на представления интересов ЗТУ. Хотя Демьяненко имел билет до Омска, он сошел в Екатеринбурге, якобы погостить у родственников, где пару дней спустя на вокзале и «потерял» в сумке китайского производства реестр (65 папок + электронная версия) и личные вещи, о чем 20 сентября 2005 г. заявил в милицию.
Из этой нескладной истории совершенно очевидно, что реестр был уничтожен умышленно. А еще – что врать можно и более убедительно. ( Компромат.Ру 27.03.2007)

«Добро» стало поводом для банкротства

Для оптимизации налогообложения «Омсктехуглерод» проводил сделки с предприятиями «Промтехсбыт» и «Промтехсбытсервис», учредителем которых являлась общественная организация инвалидов «Добро». В 2002 году «Добро» решило передать эти структуры заводу в обмен на 20 процентов акций. Сделка выглядела вполне логичной и взаимовыгодной. Увы, это была иллюзия. Уже в сентябре того же года на счета общества «Добро» поступили небольшие суммы от компаний, принадлежащих брату Валерия Каплуната Игорю и сотруднику «ИТ Банка», некоему Кузнецову. Назначением платежа была «оплата акций». Когда представители общества инвалидов заявили, что никаких акций не продавали, то получили ответ, что акционерами они более не являются, а сам реестр акционеров утерян. В итоге «Добро» лишилось имущества более чем на 451 млн рублей, не говоря уже об упущенном доходе по акциям, и стало искать правду в суде.
Реестр так и не нашли, а в результате долгих судебных разбирательств в июле 2006 года Первомайский районный суд удовлетворил иск общества инвалидов «Добро» к ОАО «Омсктех­углерод» и обязал компанию выплатить истцу 817 миллионов рублей. Областной суд уменьшил эту сумму вдвое, но и ее в «Добре» не ­увидели. Для начала через размещение дополнительных акций предприятие оказалось в собственности у двух офшорных компаний: у кипрской компании Alegma limited, контролируемой братьями Каплунатами, и сейшельской Kinross Business Corporation, владельцем которой являлась гражданка Израиля Анна Чебоксарова, родственница Валерия Каплуната. А после этого, чтобы не платить по решению суда, «Омсктехуглерод» и вовсе решили обанкротить.
 
Плохая налоговая история
Основанием для формального запуска процедуры банкротства послужили векселя на сумму в 1 миллиард рублей, представленные к погашению одной из подконтрольных владельцам ОАО «Техуглерод» кипрских компаний. У специалистов вызвало сомнение происхождение векселей – большая часть из них изначально, как выясняется, была выдана фирмам-однодневкам, зарегистрированным по потерянным паспортам где-то в Свердловской области.
Помимо схемы с «Добром» в ходе судебных разбирательств налоговикам удалось доказать, что владельцы ОАО «Омсктехуглерод», создав сеть подставных фирм, занижали налог на прибыль, незаконно получали налоговые вычеты по НДС. Общая сумма налоговых претензий от лица государства перевалила за 220 млн рублей. В реестр кредиторов были включены требования Alegma limited на 462 млн рублей. Еще векселя на сумму в 527 млн Alegma limited якобы приобрела у ООО «Промтехсбыт».
В результате предприятие было обанкрочено, вместо него появилось ООО «Омск­техуглерод», с теми же ­владельцами, а кредиторы преимущественно остались с носом. Естественно, что с такой сложной налоговой историей лучше затеряться в Москве. А копоть – оставить омичам. (Омск-Информ 09.11.2011)

 …за тайну, покрытую сажей

Как стало известно  «БК», в ближайшее время уставной капитал «Завода технического углерода» может вырасти со 170 тысяч примерно до 1,5 млн рублей. Предполагается, что у «Техуглерода» появится новый акционер с пропиской на Кипре – компания Algema Limited. Регистрация в офшорной зоне дает основание подозревать, что сама фирма – фиктивная и создана нынешними владельцами для продажи ­омского завода в офшор – так сказать, самим себе для возможной последующей, уже настоящей перепродажи. Подтвердить эту версию могут спецслужбы финансового контроля, но им придется раскрыть каналы, по которым за границу с «Техуглерода» перекачали более миллиарда рублей (цена размещения допвыпуска акций).

Видимо, именно такой проверки и возможности остановить сделку боятся главные акционеры сажевого завода. В субботу, когда верстался номер, работа редакции была парализована беспрерывными звонками и приездом делегации с «Техуглерода» во главе с самим гендиректором, угрозами об уголовной ответственности, которые «БК» будет нести, если напечатает информацию о таинственной кипрской фирме. («Бизнес-курс» 26.10.2005)

Рейдер в генеральских погонах

Атака начальника УВД Омской области Виктора Камерцеля на «Техуглерод».
Иск, подготовленный юристами компании «Ты прав!» от общества инвалидов «Добро», уже ждала судья Первомайского суда Светлана Андрушкив. Ей уже поступило разъяснение свыше о том, как следует рассудить в этом конкретном случае. Всегда лояльная к приказам вышестоящего начальства, не посмела она ослушаться и в этот раз. В ходе судебного заседания был затребован оригинал реестра акционеров предприятия и, будь на месте Валерия Каплуната человек, не знакомый с современными реалиями, не понимающий, для чего истребуют подобный документ, то с предприятием пришлось бы попрощаться. Практика подмены реестра акционеров очень широко используется во время рейдерских захватов. Потом уже, как правило, ничего доказать невозможно. Судебные приставы несколько месяцев всеми правдами и неправдами пытались найти требуемые документы, параллельно с ними такая же задача негласно была поставлена перед некоторыми структурными подразделениями УВД Омской области.

Тем не менее реестр акционеров заполучить не удалось, и перед Светланой А­ндрушкив была поставлена задача взыскать с «Техуглерода» максимально возможную сумму, тогда в рамках судебного ­решения можно будет отнять не только имеющиеся средства, но и имущество предприятия. И опять судья продемонстрировала исключительную предвзятость, обязав руководителей «Техуглерода» выплатить 817 миллионов рублей.
Впоследствии это решение будет отменено, и, в соответствии со следующим решением, сумма уменьшится почти в два раза, несмотря на все усилия председателя областного суда Василия Пронникова, который очень дружен с Виктором Камерцелем и очень часто поддерживал его пожелания в вопросах судопроизводства. Очевидно, что ранее совместные усилия глав региональной правоохранительной и судебной структур дали неплохие плоды, так как их сыновья на равных паях владеют несколькими ресторанами. В этот раз Василий Пронников не сумел довести дело до конца, так как по достижении предельного возраста был отправлен на пенсию, заняв почетное место уполномоченного по правам человека. Формально потеряв возможность влиять на судей, Василий Пронников не остановился и до сих пор является посредником между судьями и Виктором Яковлевичем, а его озабоченность вопросами торжества «справедливости» в отношении хозяев «Техуглерода» регулярно проявляется в СМИ, где он клеймит Валерия ­Каплуната.

После смены областного председателя суда началась какая-то череда происшествий вокруг Первомайского суда: была отправлена в отставку судья Светлана Андрушкив, бывший заместитель председателя Марина Макарова найдена с огнестрельным ранением, председатель суда Сергей Егоров ­госпитализирован с черепно-мозговой ­травмой и попал в реанимацию после нападения неизвестных недалеко от здания суда. Пресс-служба УВД Омской области хранит молчание, никоим образом не комментируя ни происшествия, ни ход их расследований, которые, видимо, зашли в тупик.

Тем временем дела, рассматриваемые в Первомайском суде, прекращаются, и не случайно – большая часть из них в компетенции Арбитражного суда, где юристы «Техуглерода» уже одержали ряд убедительных побед над оппонентами. Дело о возмещении обществу инвалидов «Добро» 430 миллионов рублей истребовал Верховный суд, чья беспристрастность позволит вынести решение в соответствии с буквой закона.

Видимо, предвидев такой поворот событий, заранее поняв бесперспективность судебных дел, ­рассматриваемых независимыми судьями, соратники Виктора Камерцеля несколько раз пытались устроить провокации в отношении Валерия Каплуната и его подчиненных. Здесь можно привести в качестве примера предложение Валентина Мингалева уладить «дело» с инвалидами за 160 миллионов рублей. И другие странные «деловые» предложения поступали руководителям различных структур холдинга «Техуглерод», содержали они обязательную передачу наличных денег или перечисление средств на личный счет. Основной задачей было зафиксировать факт нелегальной сделки, а впоследствии шантажировать «слабое звено». Такой номер не прошел, поэтому в спешке пришлось возбуждать дела по формальным признакам и надеяться, что в процессе следствия хоть что-нибудь да найдется. (Компромат.Ру 30.07.2008)

 

Карбоновая сладость

Шестиосные фуры, с трудом делая правый поворот с виадука на ул. Барабинская, двигаются в сторону завода технического углерода. Они приехали за ­сажей. Есть такой продукт, выпускаемый омским ­заводом. У этого продукта есть и более красивое название - технический углерод или carbon black.

Вдоль забора из нового синего профнастила одна за другой стоят несколько фур, ждут погрузки... Техуглерод везут в города России, где работают шинные заводы, и даже за границу, в т.ч. в такую передовую страну, как Япония. Продукт востребован. Завод получает валюту, работающие – высокую заработную плату.

А 30 лет назад завод выглядел по-другому: поставка техуглерода в основном осуществлялась в вагонах. Завод периодически засыпал сажей близлежащие жилые массивы и душил отходящими газами поселки 40 лет Октября, Кордный, Чкаловский, а больше всех доставалось пос. Волжский. Плановая экономика не оставляла больших денег на развитие. За каждой копейкой нужно было ехать в Москву с челобитной. И ехали.
На улице Гиляровского располагались производственные объединения Миннефтехимпрома, в т.ч. и ВПО «Союзтехуглерод». Приезжих заводчан запускали после 9.00, когда рассядутся по ­кабинетам местные чиновники. На высоком крыльце толпилось несколько десятков человек, среди них были и директора предприятий. Аудиенцию ожидали И.С. Юдин – директор Омского ЗТУ, немного сгорбленный, полноватый, с видавшим виды портфелем черного цвета в руке, и директор омского шинного гиганта П.В. Будеркин – подтянутый, с военной выправкой, в элегантном костюме.

Наконец время настало, и приезжие разбрелись по кабинетам по своим делам.

Директор ВНИИ технического углерода, профессор, доктор технических наук В.Ф. Суровикин не любил ездить в ВПО. Общение с инженерами объединения больше было похоже на унижение. Они недолюбливали людей от науки, считая, что напрасно тратятся деньги на их содержание.

Не проявляли они особого уважения и к директорам, во-первых, их было много (в СССР работало 15 заводов), во-вторых, считали себя выше по положению и зачастую разговаривали ­через губу.
Узкий, небольшой по площади кабинет ВПО «Союзтехуглерод». Столы в два ряда, у входа большой холодильник «Минск». Предварительно постучав, входит И.С. Юдин, поздоровавшись со всеми, как-то обыденно открывает холодильник и перекладывает из своего портфеля емкости с деликатесами и бутылки с выпивкой...

Да, вот с этого все и начиналось. Чтобы выбить какие-то фонды, надо было что-то «смазать»...

Наконец появилась та, которая в ВПО отвечала за науку. Средних лет дама, очень худая, с желтоватым лицом, с коричневыми от сигарет пальцами, уселась за свой рабочий стол. Все мои попытки обратить на себя внимание ничем не кончались, меня как будто не было. Постояв несколько минут у стола старшего инженера ВПО, я вышел из кабинета. Что делать? Работу надо подписывать, институту нужны деньги. И тут я вспомнил И.С. Юдина.

В подземном переходе у Олимпийского купил блок сигарет «Опал» и после обеда открыл дверь кабинета. Все были на местах, кроме нужной мне Нины Михайловны. Открыв ящик ее стола, положил в него купленный блок «Опала» и сел на рядом стоящий стул. Окружающие никак не ­отреагировали на мое подношение, очевидно, для них это было обыденной вещью...

В.Ф. Суровикин фактически с нуля создал институт. Человек увлеченный, преданный делу, он не только руководил институтом, но и сам непосредственно принимал участие в научных исследованиях, разработках продуктов, технологий и оборудования. Он жил этим каждый день, каждую минуту.

По разработкам его института были спроектированы и построены омский, барнаульский, ярославский, сызранский, кременчугский, стахановский и нижнекамский заводы технического углерода, опытное производство было его детищем.

Он болезненно переживал за внедрение новых продуктов и технологий. Он был неформальным лидером в коллективе. Его единомышленники ученые Коряняк Н.К., Орехов С.В., Циханович М.С. были до конца с ним и не смогли пережить фактическую утрату института.

В 2004 году институт стал составной частью института проблем переработки углеводородов СО РАН, фактически его структурным подразделением, в котором Виталию Федоровичу нашлось место лишь главного специалиста.

Чубайсовская приватизация сделала свое черное дело, и заводы перешли в руки людей, которые никакого отношения к их созданию не имели и сейчас пожинают финансовые лавры. Ладно, хоть не разграбили и не сдали на металлолом, как, например, ПХБО «Восток».

Пережитые потрясения не могли не подорвать здоровье Виталия Федоровича, он долго болел и ушел из жизни 11 августа 2012 года. Профессор, доктор технических наук, лауреат Ленинской премии, заслуженный химик РСФСР богатства не нажил. Плодами его труда воспользовались другие...

 

Факел приема отходящих газов от цеха №1 производства сажи ПМ-70, 1962 г.

Текст: Иван Сысоев

Поделиться:
  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

18
4
Эксперт11.08.2018 09:34:22
Выходит так: государство стимулирует Техуглерод нулевой ставкой НДС на экспорт и возмещает НДС миллиард с лишним. Ради чего? Чтобы рублевые миллиарды в Россию пришли. И само собой разумеется налоги. Но получается они приходят не все. Часть и немалая долларовой выручки остается за границей. Парень держит Россию в дураках?
19
16
Омич11.08.2018 09:58:17
Опять фантазия разыгралась у кого то. Люьой первокурсник эконом фака вам раскажет про возмещение ндс, постеснялись бы такоц бред писать. Скоро Бк начнет про прешельцев писать как РенТВ.
5
4
Мимо проходил11.08.2018 15:59:16
Для Омича. Нулевая ставка НДС применяется при экспорте не для всех товаров! Исключения 3 – нефть, газ и природный газ. Их вывоз облагается по ставке в 20%. Техуглерод - это по сути тоже сырье. Ко всему прочему - вредное производство. Государству надо подумать и расширить список этих самых исключений.
12
17
для мимо проходил11.08.2018 17:44:31
Такое производство не будет иметь смысла конкуренты техуглерода не платят ндс, маржа будет отрицательная. Закроется завод город потеряет 350 млн налогов, 1500 людей потреяют работу, выбросы снязятся на 2.5 % и этого никто не заметит. Отличная идея, Гайдар бы вам позавидовал за ваши реылрмы
18
4
Мимо проходил11.08.2018 22:32:06
Конкуренты Техуглерода за границей тратят огромные деньги на экологию. Такие, которые Каплунату и не снились.
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
18+
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2020 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: pressxp00@tries55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 309-087
e-mail: bk55@tries55.ru

Рекламный отдел: (3812) 309-089, 309-121
e-mail: rakurs@tries55.ru, pressa@tries55.ru