Новости. Омск

Свидетель по делу экс-начальника полиции Быкова: «Платить (взятку) было проще, чем доказывать правду в суде»

Фото: архив БК55

В Кировском районном суде Омска продолжился допрос свидетеля Игнатьева, хозяина «массажных» салонов Оrangе, в которых, якобы, не оказывали интимных услуг.

Напомним, что свидетеля допрашивают в рамках судебного процесса по делу о взятках экс-начальника омского УВД Евгения Быкова, который, по мнению обвинения, не только покровительствовал салонам в беспроблемной работе, но и покрывал за отдельную плату торговлю немаркированными алкоголем и табаком.

Допрос стороной защиты продолжался долгих два с лишним часа до судебного перерыва на обед, и некоторое время после. Впрочем, в какой-то момент судья Серебренников снова объявил часть процесса закрытой, поэтому исход словесной баталии между Быковым и Игнатьевым узнать не представляется возможным.

В этот раз предприниматель подготовился лучше: старался не выдать свою нервозность, согласился на фотосъёмку и даже сменил ботинки. Однако, дьявол кроется в деталях, и заглушкам для саморезов снова досталось.

БК55 ранее писал о допросе Игнатьева стороной обвинения:

Подсудимый же выглядел уставшим и сосредоточенным во время допроса свидетеля адвокатом, но энергия тут же вернулась,   как только до него дошла очередь на допрос. Признаться, временами эта усталость выглядела слегка наигранной.

Ну и, конечно же, нельзя не отметить учтивость полковника полиции. Явная смена линии поведения. Он был весьма сдержан с Игнатьевым. А во время допроса его адвокатом Михайловым, как и на прошлом заседании, не встревал и не перебивал. И даже замедлил темп задаваемых вопросов, чтобы секретарю суда было удобнее фиксировать происходящее.

На заседании частенько проскальзывают пикантные подробности (что ж, суть дела обязывает), поэтому заранее просим прощения у читателей.

Итак, защитник принялся уточнять детали вчерашнего «доклада» Игнатьева, как сам свидетель его и обозначил. Сначала свидетель растолковал адвокату суть развлекательных мероприятий в своих салонах:

«Он (клиент) может принимать ванну/душ один, а может, в принципе, не один. Принятие ванны для большинства людей, если температура комфортная, является процедурой, доставляющей удовольствие, расслабляющее человека, приводящее его в умиротворённое состояние».

Дальше — к фактам.

До знакомства с посредником Павловым в салонах Игнатьева прошли три проверки. Первая 21 марта 2019 года, когда в салоне на Масленникова устроили «маски-шоу». Тогда всех девочек, что были на смене, оперативники забрали в отдел, или «увезли в неизвестном направлении», как выразился свидетель. Ещё одна через три дня после в филиале на Конева. Первая проверка состоялась летом или осенью 2018 года в салоне на Масленникова. И по результатам всех полиция составила протоколы за занятие проституцией. Это административка со штрафом от 1,5 до 2 тыс рублей.

Обжаловалась при этом до инстанции облсуда только первая проверка. За последние две позже объявившийся Павлов советовал бизнесмену не беспокоиться. Раз уж начали сотрудничать, — он поможет.

Рассказал Игнатьев и про случай с предложением наказать своего бывшего товарища:

«На одной из первых встреч, он продемонстрировал какое-то знание моего прошлого. Но оно было немного не точным. Он интересовался по другой компании и задал вопрос: почему с производством счётчиков сейчас не работаете? Я сказал, что состоялся конфликт межличностный, в результате которого я перестал заниматься этим бизнесом. Моя часть собственности была передана моему бывшему компаньону. И на следующей встрече, либо через одну, он сказал, что раз мы дружим, то давайте накажем вашего компаньона. Я сказал, что мне это не интересно, несмотря на то, что я к нему плохо отношусь. Но наказывать таким образом я человека не готов и не хочу, мне это не нужно. Он сказал: хорошо, но мы вернёмся к этому вопросу, если вы не против. Я ответил, что не хочу принимать в этом участие».

О прежней деятельности предпринимателя Павлов мог узнать из открытых источников. Игнатьев долгое время занимался производством счётчиков, был в компании гендиректором и одним из учредителей. А вот откуда «покровителю» было известно о бывшей жене Игнатьева, с которой он на тот момент уже 3 года как развелся, — вопрос хороший.

21 марта 2019 года, когда состоялась «проверка» салона на Масленникова, на бизнесмена было заведено уголовное дело:

«Сотрудники полиции делали своё дело: срывали камеры, ставили синяки моим сотрудникам, и скрывали и от меня, и от моих адвокатов их место нахождение. Тогда как раз я приехал в салон и задал вопрос: что происходит. Там был уже тогда знакомый мне Виктор Сергеевич Захаров, и, как выяснилось, был ещё господин Лебедев Михаил, отчество не знаю. И Виктор Сергеевич мне сказал, что они здесь по уголовному делу. Я спросил: по какому уголовному делу, в отношении кого? Они поулыбались и не ответили мне на этот вопрос. Я попытался продолжить разговор.

— Ко мне вопросы какие-то? Не в отношении же девочек? Не думаю, что они вам так сильно нужны. Наверное, в отношении меня вопросы?

Мне ответили, что ко мне вопросов нет. В дальнейшем тогда же я принял участие, как хозяин помещения в досмотре, который проводился Фроловой Н. В., и тогда же мне стало известно, что это уголовное дело открыто на неустановленное лицо. Общение с С. В. было уже в апреле–июне, и где-то в конце июня, если я не ошибаюсь, в июле С. В сказал, что нужно закрывать. До этого он говорил про сюрпризы какие-то, что никто вас привлекать не будет. А в июле, было сказано, что закрыть дело не удаётся. И нужно будет встретиться с Фроловой Н.В., и за деятельным раскаянием подать заявление на закрытие. В отношении меня оно было переквалифицировано уже при мне. Дела я не читал».

Однако в его материалах был интересный момент: там прилагалась копия экспертизы сексолога о том, что эротический массаж может быть приравнен к интимным услугам. Правда, проводилась эта экспертиза в рамках другого расследования. Но сложившаяся судебная практика предоставление услуг эротического массажа всё-таки признает занятием проституцией. «Половыми услугами следует считать не только половые сношения, но и удовлетворение половой похоти иным способом», — говориться в юридическом словаре. Некоторые юристы считают, при этом, что эротический массаж законен при наличии у салона медицинской лицензии.

Игнатьев с таким положением дел, естественно, не согласен:

«Для того, чтобы понимать, что убийство — это убийство, не обязательно заключение судмедэксперта. Понятие преступления проистекает из общечеловеческих представлений о том, что есть плохо, а что хорошо».

Складывается такое впечатление, что Игнатьев в какой-то степени побаивался Павлова, при этом прекрасно осознавал, что имеет дело с посредником. Павлова выдавала лексика: «я доложу вашу точку зрения», «я передам ваши пожелания», «решение по тем или иным вопросам я сообщу вам позднее». Хотя, кажется, он этого и не скрывал. А наоборот при любом удобном случае подчёркивал, что за ним стоят «большие дяди».

«Также периодически у меня складывалось впечатление, что были сценарии, прописанные ему для разговоров или предложенные, которые он начинал говорить, но потом в силу каких-то причин отказывался от них. То ли мои ответы не совпадали с его ожиданиями, бог знает. Был разговор, когда он начинал: «а вот вы когда собирались этой деятельностью заниматься, как вы собирались это делать?» Я ему пояснил, что у меня позиция такая. Я считаю это правильным, хорошим и т. д. И дальше С. В начал фразу из сценария чужого, ему предложенного, и не закончил её. У него не получилось, т. е. я, видимо, должен был ответить что-то в духе — «я думал вступить в преступный сговор с кем-нибудь, ко мне придут и всё будет хорошо». Но я говорил другое. Я не стал бы делать вещи, которые считаю неправильными и не стану заниматься тем, за что мне будет стыдно».

— Александр Геннадьевич, если у вас всё законно, обосновано, зачем вы начали сотрудничать с Павловым? — задаёт весьма резонный вопрос адвокат Михайлов.

Игнатьев повторяет свои размышления по поводу коррупции из предыдущего «доклада». Защитника этот ответ не устраивает, и в итоге Игнатьев сдаётся:

«В этой ситуации сложилось так. Я человек с мышлением бизнесмена. Для меня более приемлемым способом является более простое решение вопроса. Для меня — платить на тот момент 200 тыс рублей и, соответственно, двигаться дальше было проще и понятнее. В конечном итоге стало ясно, что аппетиты растут и прочие нюансы мешают, и фактически делают это сотрудничество не эффективным. Ко мне продолжают относиться как к преступнику, и деньги с меня берут просто за то, что писано в составе преступления по коррупции. Именно договорённости с Павловым, собственно говоря, остановили меня от дальнейших действий».

— То есть вы поверили Павлову?

«Ну да. Он был достаточно убедителен и осведомлён. Здесь ещё играло роль то, что описывается термином «правоприменительная практика». Потому что в тех ситуациях, когда сотрудниц привлекали, и даже если ссылаться на то самое заключение сексолога, — там речь идёт о сексуальном удовлетворении. Так вот в двух случаях, из тех, что были, вообще ни о каком сексуальном удовлетворении речи не приходилось вести. В одном случае гость даже не разделся. Но это не помешало признать девушек виновными и привлечь их к ответственности. Т.е. в законе прописаны систематичность, получение прибыли. Эти вещи по какой-то причине в судах не требуют доказательств. Просто есть протокол, значит получите результат. Во-первых, я с этим не согласен. А во-вторых, кроме всего прочего, отделка салона, покупка помещений требовали серьёзных инвестиций, которые по факту вернуть уже было нельзя. То есть выбор был: или идти до конца, соглашаясь на такие кривоватые условия, которые предложил С. В, либо соответственно закрываться. Но к чему я совершенно не был готов, так это продолжать отношения в рамках коррупционного взаимодействия».

Михайлова интересовало отношение бизнесмена к законности его «платы» за «безбедную жизнь». Но Игнатьев начал пререкаться с адвокатом, пытаясь обвинить его в «заезженной пластинке» с одним и тем же вопросом и попытках ловить на слове. Он раз за разом повторял одни и те же выдержки из свои показаний, но позже всё-таки ответил:

«Я не видел оснований, чтобы считать их незаконными для меня. Я в этой ситуации не давал деньги за совершение преступления, для сокрытия моего преступления, я не совершал убийство, мошенничество… И человек, который разговаривал со мной, сказал: да, мы можем считать ваши действия законными. Но если вы не будете платить, они будут не законными».

Не придерешься. Оценка любой ситуации зависит от угла зрения. Пользуясь сравнительными примерами свидетеля, стоит отметить, что и убийство может быть во благо.

Дальше адвокат начинает спрашивать по кругу про проверку и встречу после карантина, на что прокурор делает ему замечание. Игнатьев говорит, что он ответит, — ему не сложно.

«На одной из первых встреч он говорил мне, что наши встречи и разговоры фиксируются. Я был удивлен этому».

Здесь речь идёт, скорее всего, о тетрадке, в которую Павлов скрупулёзно вносил данные о каждой встрече и сумме переданной взятки. Он упоминал о ней в своих показаниях во время допроса в суде.

От сути дела Михайлов плавно перешёл к сути предпринимательской деятельности свидетеля, видимо, пытаясь уцепиться за огрехи, которые могли бы указать на нелегальность бизнеса.

Но тут и впрямь всё не так гладко. Сейчас в любой базе контрагентов можно посмотреть, что всего лишь 4 сотрудника числятся в ООО «Кеа-трейд» официально устроенными. Игнатьев это, от части, подтвердил. Дело в том, что трудовой договор заключался только по желанию сотрудника. Остальных принимали по заявлению на работу за подписью директора салонов.

На 2020 год, по словам Игнатьева, у него работало 25-30 человек. Несмотря на то, что он лично трудоустраивал сотрудников, держатель салонов так и не смог сказать, сколько человек работали у него официально.

«Я этого не помню. 10 может быть, может меньше. У нас текучка.  Администраторы работают подолгу. А среди девушек, которые работают с гостями, — там текучка приличная. Ну и официально трудоустраиваться они, как правило, не хотят».

Кроме того, он на полном серьёзе считает законным трудоустройство «по заявлению». В самом деле, не станет же он заставлять какие-то договоры подписывать, если человек «отсвечивать» не намерен.

«Вся ответственность лежит на мне. Они в этой ситуации больше походят на работу самозанятых. За их налоговые вопросы, поскольку я не заключил с ними трудовой договор, соответственно и не несу ответственность».

Девушки вдобавок еще и расписывались об ответственности за вступление с гостями в запрещенные связи. Если «запрет» нарушался, сотрудника увольняли. И откуда только взялась текучка? Зарплату массажистки получали с личного счёта Игнатьева на карту или наличкой.

Как было сказано ранее, в декабре 2019 года Игнатьев «сдал» Павлова сотрудникам ФСБ. Всё дальнейшее взаимодействие с «крышей» проходило под контролем ведомства. На дальнейшие встречи бизнесмен ходил только после чёткого инструктажа и заботливо упакованный в «прослушку» и «подглядку». Один раз ему даже дали какую-то сумку или кошелёк, чтобы тот «правильно» установил его при беседе с Павловым.

Скорее всего, это была скрытая камера.

На фото: свидетель Александр Игнатьев (на фото слева) со своим адвокатом

 — Добрый день, Александр Геннадьевич. Вопрос традиционный: мы с вами знакомы? — вступает в дело скучающий до этого полковник.

«Нет. Добрый день, Евгений Иванович, правильно? Вижу вас второй раз в жизни».

Быков сразу обещает свидетелю, что расскажет ему о том, что тогда реально происходило, если тот будет отвечать честно. Что ж, всем бы хотелось узнать, «как там было на самом деле».

 - Если мы правильно вас поняли, детские утренники в вашем заведении провести нельзя? Девушки далеко не в костюмах аниматоров услуги оказывают?, — разряжает обстановку подсудимый.

«Почему нельзя, можно, но мы этим не занимаемся. Услуги 18+. Они были не в костюмах аниматоров», — парирует Игнатьев.

И тут градус искренности повышается донельзя…

Быков интересуется целью услуги, которые оказывают клиентам обнаженные девушки:

«Есть виды удовольствий, которые запрещены. Запрещено вступать в половой акт, употреблять наркотики, заниматься садизмом, мазахизмом и прочей другой дребеденью. Задачей является не сексуальное удовольствие, а проведение времени, оплаченного в соответствии с длительностью программы. Часть гостей у нас приходит вообще не раздеваясь, — сидит и общается. И это не такая уж редкость. Безусловно у людей есть определённые предрассудки. Часть наших гостей считает, что сексуальное удовлетворение является целью посещений. И даже в ситуации, когда человек в силу каких-то причин не получает его, он считает, что ему должны вернуть деньги. Но здесь целью является приятное проведение времени. Но не любые услуги, а исключительно те, которые разрешены.», — поясняет владелец салонов.

В приговоре по уголовному делу Игнатьева, которое Павлов обещал ему закрыть за «деятельное раскаяние» действия предпринимателя оценены как «организация занятия проституцией». Свидетель ещё раз поясняет Быкову, что вынужден был согласиться с этим под давлением. Однако на самом деле, он не согласен с выводами полицейских, поскольку в протоколах ни разу не фиксировался «половой акт». Игнатьев снова берётся за разъяснения терминов, но и Быков, и судья его останавливают, — слишком откровенно и не к месту.

«В протоколАх, да (перенимает свидетель лексику подсудимого). Там были описания, что выполнялся эротический массаж. Причём даже, повторюсь, в одной ситуации гость не раздевался, в другой не получил сексуального удовлетворения, протокола были все равно выписаны. И один из этих случаев вошёл в уголовное дело против меня. Там чёрным по белому было написано, что не помешало это использовать в качестве доказательной базы».

В целом вопросы защиты и подсудимого можно разбить на три тематические группы: «проституция в салонах», «деятельность ООО» и «встречи с Павловым».

Вот и сейчас Быков привязался к ОКВЭДам ООО «Кеа-трейд». Якобы уставной вид деятельности (А Игнатьев передавал устав компании следователю) не соответствует фактической. По мнению подсудимого, основным видом деятельности по уставу фирмы является розничная торговля цветами и торговля вне магазина. Видимо, это несоответствие должно вызывать недоверие в бизнесмену. Однако, строго говоря, ничего криминального в этом нет. Максимум, — 5 тыс рублей штрафа за несвоевременное изменение в налоговой. Но такая санкция применяется крайне редко. Да и к делу о взятках едва ли имеет отношение.

Но Быков продолжал спорить, а Игнатьев настаивал, что деятельность массажных салонов регламентируется ОКВЭДом «физкультурно-оздоровительным», а он в отношении «Кеа-трейд» указан. Хотя и это не является таковым. Деятельность массажных салонов относится к ОКВЭДу «предоставление косметических услуг».

Т.е спор изначально затевался глупый, — оба были не правы.

Фото: Консультант Плюс

И снова к фактам.

Полковник напоминает Игнатьеву о жалобах, поступавших на салон от жителей дома на Конева, 6, за громкую музыку и доставляемые неудобства.

«В каком-то смысле с этой точки зрения периодически доставлялись. Сейчас в комнате, из которой исходили эти звуки, выполнен буквально неделю назад ремонт и сделана звукоизоляция стены», — поясняет свидетель.

Далее Быков, видимо уже запутавшись в обилии дат и цифр, «пытает» Игнатьева на предмет связи выплачиваемых сумм и проводимых проверок. Но бизнесмен в своём предыдущем «докладе» чётко называл, когда и сколько он платил. Поэтому и здесь мимо.

Полковник, видимо из материалов дела, напоминает Игнатьеву историю об ошибочной выплате штрафа по уголовному делу в марте 2020 года в адрес не того органа.

«Назначенный мне судебный штраф в 110 тыс рублей был ошибочно переведёт на счёт не областного УВД, а городского. Я писал соответствующие заявления у судебных приставов, но дело никак не двигалось. Причём достаточно давно. В сентябре этот судебный штраф был оплачен, на мне он продолжал висеть непогашенным, но я С. В. начал беспокоить этим в декабре ещё. К марту я ему говорил о том, что нужно идти на приём к кому-то из руководителей городского отдела полиции», — ответил свидетель.

Однако Павлов его отговорил, снова пообещав решить этот вопрос самостоятельно. Поэтому на приём к Быкову Игнатьев тогда не попал и заявления так и не написал. Ему просто пришло уведомление об окончании исполнительного производства от приставов. На этот раз Павлов не обманул.

Далее Быков, сверяя показания Павлова и Игнатьева, спрашивает не встречался ли предприниматель с Павловым в кафе «Бар BQ». Игнатьев, как и пояснял ранее, в первый раз лицезрел Сергея Владимировича в «Тинто-кафе».

Ещё полковник спрашивал про вызов полиции клиентом филиала на Конева и про количество протоколов, составленных во время проверки после карантина, но это, очевидно, тоже простое сопоставление показаний Игнатьева и Павлова, Понятно, что подсудимый сейчас хватается за любую, даже незначительную деталь, которая может сыграть ему на руку.

— Вы поясняли Захарову о том, что салон практически не работал, и вы вывели сотрудников только для того, чтобы навести порядок в салоне? — спрашивает Быков.

Речь всё ещё идёт о проверке после выхода салонов из карантинного режима. Игнатьев не помнит подробностей, поэтому подсудимый ходатайствует об исследовании разговора Захарова В.С. и Иггнатьева А.Г. от 28.05.2020 года, чтобы продолжить допрос.

Прокурор Денищева сообщает, что этот разговор уже был заслушан, но судья разрешает ознакомить Игнатьева с материалом дела. Быков начинает зачитывать расшифровку записи. Судья выставляет СМИ из зала.

Больше в тот день корреспондента на допрос свидетеля не допустят.

Продолжение следует.

Поделиться:
  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила

11
1
Поросёнок Фунтик22.06.2022 22:32:54
Пока начальниками умвд по городу омску будут такие как Быков и Кубатин , то действительно взятку будет проще заплатить, чем добиться правды по закону.
Поэтому и будем жить в болоте , отток населения из региона и т д .
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
18+
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2022 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: redactor@bk55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 309-087
e-mail: info@bk55.ru

Рекламный отдел: (3812) 309-089, 309-121
e-mail: reklama@bk55.ru