Новости. Омск

«Словоблудие — не порок»: адвокат «пивной» королевы Горностаевой «репетирует» прения при допросе свидетелей

Фото: БК55

Приглашенные защитой эксперты «на зарплате» занимаются оценкой работы следствия, разглагольствуя о «независимости» и неподкупности.

В Ленинском районном суде продолжается рассмотрение уголовного дела бывшего депутата городского парламента и хозяйки пивоваренного завода «Сибирский стандарт», обвиняемой по п «б», ч.2, ст. 199 УК РФ в уклонении от уплаты налогов на сумму около полумиллиарда рублей.

Продавая неучтенку со своего пивзавода «Сибирский стандарт» в 2014–2016 годах, в общей сложности 22 млн литров «пенного», Горностаева, по версии следствия, скрыла от государства 396 млн выплат по акцизам и 91 млн по НДС, за что и могла бы получить вплоть до 6 лет лишения свободы.

В одночасье вдруг выяснилось, что миловидная дама, рядовой депутат омского горсовета, имеет свой, никому неведомый «пивзаводик» с громким названием «Сибирский стандарт», «левое» пиво из которого развозилось фурами по Сибири, Большому Уралу и даже в Питере и Москве… Предприятие имело «под собой» такие общероссийские сети, как «Красное и Белое», региональные представители которого отправляли «пивной» королеве на карточку по полмиллиона рублей за раз, так сказать в качестве подарка… В орбите «Сибирского стандарта» вращались десятки фирм однодневок…

Ясно, что «решать» проблемы связанные с организацией подпольного бизнеса в таких, без преувеличения, гигантских масштабах могла хорошо организованное ОПГ, связанное с силовыми структурами.

По версии БК бизнес депутатши Горностаевой на самом деле был одним из многих прочих активов могущественной немецкой группировки или, как ее еще называли, «генеральского» клана… А заправлял всем этим хозяйством  близкий к Горностаевой авторитетный бизнесмен Дима Павлов, друг покойного сына генерала Камерцеля, унаследовавшего часть его гигантской бизнес-империи, построенной в годы работы последнего начальником омской милиции.

Факт того, что «народная избранница» является владелицей некоего пивзавода, продукция которого, как сказано выше, вывозилась из Омска фурами для продажи в торговых сетях Большого Урала, Сибири, Подмосковья и даже Питера, стал известен только после ареста дамы. В орбите предприятия вращались десятки фирм-однодневок, бывших фиктивных и действующих директоров которых можно теперь допрашивать годами…

Срок давности по этому делу уже давно истек, поэтому Горностаевой лишение свободы не грозит, и единственное, на что приходится рассчитывать гособвинению — взыскание налоговых недоимок в пользу государства как с физлица.

На нескольких прошлых заседаниях была озвучена и тщательно изучена экспертиза, представленная стороной защиты, которая разбирает ошибки уже имеющихся пяти экспертиз из материалов дела, выполненных налоговым экспертом Елисеевой.

Читать подробнее:

После чего адвокат Дмитрий Наумов пожелал допросить «своих» специалистов Аникину и Захарько из «Центра консалтинга и экспертиз» непосредственно в зале суда. Так называемые свидетели, конечно же, явились.

«Я предлагаю такой порядок допроса: завести обоих специалистов в зал судебного заседания. Соответственно одна из специалистов будет давать показания, разъяснения по сделанному заключению, вторая, разумеется, будет присутствовать. Потом вторая специалист будет дополнять. После этого участвующие лица все зададут этим лицам вопросы. Чтобы не было повторений, наслоений. Поскольку они делали эту экспертизу вдвоем…», — предложил защитник якобы с целью экономии судебного времени.

О непредвзятости и объективности показаний свидетелей, он видимо, не слышал. Представители прокуратуры Юлия Герасимова и Анастасия Брагина, естественно, были против. Судья Алена Русинова тоже.

Поэтому Наумов соскочил и побежал приглашать своих в прямом смысле «дорогих» (остается только догадываться, сколько эти специалисты получили за анализ всех 93 томов уголовного дела) гостей, вернувшись с экспертом Анинкиной.

Та, в свою очередь, прихватила с собой кипу бумаг, представляющих, по всей видимости, «срез» по выполненной экспертизе и подробный разбор «ошибок» в материалах дела.

Светлана Аникина является непосредственным директором ООО «Центр консалдинга и экспертизы», имеет высшее экономическое образование и с Горностаевой знакома как с обратившимся к ней клиентом.

Первый вопрос от адвоката Наумова прозвучал довольно расплывчато:

«Я вас прошу для всех участвующих лиц более подробно разъяснить, почему к таким выводам вы пришли, на основании чего, в связи с чем. Прошу вас».

«Ну я подробно не буду рассказывать заключение специалистов, потому что оно оглашалось в судебном процессе. Я хочу остановиться только на основных моментах, которые послужили тому, чтобы мы пришли к выводу, что экспертиза проведена необъективно, невсесторонне, не в полном объеме, позволяющим сделать выводы по поставленным вопросам. И что выводы эксперта являются недостоверными, основанными на предположениях и идут вразрез нормам права и материалам уголовного дела», — пояснила специалист, ссылаясь на заключение, положенное в основу обвинения.

И начала подробный пересказ подготовленной экспертизы. Ну, собственно, как спросили…

Первой не выдержала судья:

«С данным заключением все у нас ознакомлены? Вот сейчас всё-таки просьба будет у суда: конкретно по вопросам к специалисту, которые имеются… С этим заключением ознакомился и суд. Здесь, я так понимаю, идете по заключению специалиста, которое вы готовили. Всё-таки бы хотелось, чтобы у нас был порядок и в протоколе… Пожалуйста, конкретные вопросы — конкретные ответы».

Защита попыталась «отбиться», но фемида осталась непреклонной. Впрочем, просьба особого эффекта не возымела.

«Светлана Генриховна, расскажите, пожалуйста, то, что не написано. Донесите информацию, которая для наших ушей, как для простых обывателей, неспециалистов в области бухгалтерско-судебной экспертизы… Расскажите, каким образом происходит начисление акциза, налога НДС, какие условия нужно соблюдать…», — «конкретизировал» Наумов, как мог.

И эксперт продолжила выдавать свои «доводы», не ответив ни на один вопрос:

«Вот эта экспертиза 007, будем так её называть, почему я говорю о том, что не понятен её статус? Потому что к первичной экспертизе была назначена сначала дополнительная, про которую я вам сказала, т.е по объёмным декларациям. Потом одной датой следователь назначает сразу три экспертизы: дополнительную к первой, первичной, дополнительную ко второй, т. е. уже к дополнительной и назначает вот эту нашу экспертизу, которую мы исследуем… Но экспертиза, дополнительная ко второй, скажем так, она сделана позже, чем вот эта 007. Но в основу обвинения положена именно эта экспертиза. Что получается? Что те экспертизы недостоверны, как нам это расценивать? Это никому не понятно…» — примерила Аникина на себя роль судьи, оценивая «достоверность» доказательств из дела.

Прошлась она и по перепискам, имеющимся в деле, и по работе следователя, и по его компетенции, и по качеству бухгалтерских документов, и даже по их «подлинности».

Полный игнор замечаний судьи.

«Уже на протяжении получаса мы слушаем, как специалист дает оценку имеющимся в уголовном деле доказательствам. Я полагаю, что прерогатива суда — дать оценку доказательствам, которые были представлены в судебном заседании. Заключение эксперта, которое, как обозначил нам специалист, 007, также исследовалось в судебном заседании. И суд в совещательной комнате также даст оценку данному доказательству. Если у стороны защиты имеются конкретные вопросы к специалисту, прошу задавать конкретные вопросы, а не опять пересказывать данное заключение с оценкой доказательств», — вмешалась прокурор Брагина.

Её поддержала коллега, зампрокурора Ленинского округа.

Наумов, конечно же, возразил: мол, мы не эксперты, ничего не понимаем, лучше послушать «знающих» людей.

«Если вы являетесь специалистами, следователь является специалистом в области судебной бухгалтерии, а следователь бесспорно является специалистом в этой области, потому что он самостоятельно всё посчитал: и планы розлива, и определил базу налогообложения… Фактически, как я уже говорил, эксперт Елисеева здесь в принципе не нужна была, она только сложила и разделила. Поэтому давайте мы всё-таки дослушаем. Я прекрасно понимаю уважаемых коллег, что рушится вся доказательная база и что правда глаза колит, но то всё-таки есть и состязание процесса», — затараторил адвокат.

Человек готовился, анализировал, учил… а «злые прокураторы» слушать не хотят.

«Немножко осталось, наберитесь терпения. Сегодня, я думаю одно из последних судебных заседаний», — заключил Наумов.

Судья Русинова поддержала гособвинение и ещё раз сделала замечание свидетелю.

«Светлана Генриховна, какой вопрос вам задать?» — обреченно вопрошал защитник.

Всё пошло не по сценарию — все требуют конкретики, а предполагалось, видимо, совсем иное…

Из всего, что наговорила Аникина, можно было сделать немного выводов:

  • Планы розлива не есть реализованный объем продукции.
  • Акциз — это налог, базой которого является объём реализованной продукции.
  • НДС так же рассчитывается по объёму реализации, отраженном в денежном выражении.
  • Эксперт Елисеева определяла объем произведенной и реализованной продукции пивзавода по первичным документам из книги продаж, и вообще делала выводы по данным, которые ей предоставил следователь.
  • Следователь «самовольно» обозначил объём в литрах, хотя в документах единица измерения нигде не указана.

Чем, по мнению «эксперта» и защитника, ещё должны измеряться напитки, пояснения не последовало.

По видимому, в килограммах или сантиметрах… Что касается объемов, то, разумеется, первичные документы из книг продаж вряд ли учитывали наличие потайного водопровода в «шкафу» миловидной дамы, который использовался для производства левого пива, состоящего, как известно, на 90-95 процентов из воды.

По сути, обычный вопрос прокурора, с какими именно материалами дела, работал эксперт, вызвал, почему-то неодобрение у зашиты.

Но Аникина всё-таки ответила: приложение следователя, листы дела, на которые он ссылается, электронную переписку, планы розлива, протоколы допроса, техдокументация.

«С учетом тех заданных следователем условий об объёмах реализации медовухи и пива эксперт правильно рассчитал сумму НДС и акциза?» — поинтересовалась прокурор Герасимова.

«Единственное, что могу сказать, что она правильно применила ставку, с остальным я не согласна», — нехотя согласилась Аникина.

«Мы специалисты с большим стажем, уже больше 20 лет работаем в этой области, мы сами делаем экспертизы, мы знаем, как это всё делается», — и себя разрекламировать не забыла.

Когда же вопросы к ней закончились, молча решила остаться в зале, проследовав на скамейку для слушателей. Не тут-то было. Судья отправила допрошенного «эксперта» в коридор.

За Аникиной к свидетельской трибуне встала её коллега Светлана Захарько, экономист, эксперт, образование высшее.

«Когда изучалась четвертая экспертиза (007), я пришла к следующим выводам. Изначально на экспертизу было поставлено условие, которое, как бы, резануло глаз. У нас налогооблагаемая база по акцизу является объем реализованной подакцизной продукции. А здесь условие…следователь назначает экспертизу и ставит условие: прошу установить неуплаченную сумму акциза, при условии, что объем вот такой-то. Я могу зачитать…», — начала было свидетель.

Но прокурор Брагина предупредила, что ранее эти данные уже оглашались, и на этот раз специалист попалась более сговорчивая. Правда, и её временами «несло» в сторону оценки «качества» представленных доказательств.

«Идентификации лиц в переписке нету, а все запросы следователя операторам были даны ответы «Не представляется возможным установить», <…>. В материалах дела, которые справки были предоставлены теми контрагентами, которые в объемные декларации подали производителя «Сибирский стандарт», там подписи, в рамках следствия была сделана техническая экспертиза, там подпись поддельная и клише печати не та. От имени «Сибирский стандарт» и Горностаевой».

Если по делу, то Захарько пояснила, что мощность производства «Сибирского стандарта» не позволяла выпускать указанный следователем объём: около 8 млн литров в год на максимальной мощности при непрерывном производстве можно было выработать за 325 суток (40 суток убираются по инструкции).

«Я тоже неоднократно…у меня очень большой опыт в плане эксперта…я для правоохранительных органов…мы для судебных приставов…мы столько экспертиз сделали!» — на одном дыхании причитала «эксперт», повторяя за своей коллегой как-будто заученный текст.

По ее мнению, эксперт Елисеева не имела права делать какие-либо выводы по имеющимся в деле документам. А следователь должен был назначить повторную экспертизу у другого эксперта в рамках УПК.

«Пиво, которое производится, оно просто в никуда раствориться не может. Оно продаётся контрагенту второго звена. Второе звено подает данные в Росалкогольрегулирование. Второе звено реализует третьему. Второе и третье тоже передают данные. Четвертое и пятое, и последующие также передают сведения в Росалкогольрегулирование. Они должны стыковаться. Т.е. конечный потребитель у нас розница. Для розницы тоже есть своя декларация. И в ней это пиво должно соответствовать. Т.е. вот эти 22 млн, которые были поставлены в условие должны были найти отражение в рознице», — поясняла Захарько.

Было бы так, если бы все работали по правилам… Но, к сожалению, реальность несколько сложнее и она не учитывает наличие десятков фирм однодневок, занимавшихся обналичкой проданного, но неучтенного пива… Мы все прекрасно помним допросы сотрудников контрагентов «Сибирского стандарта» и их «откровения» про расчеты наличкой на карты Горностаевой.

«При тех условиях, которые были заданы следователем эксперту об объемах реализованной продукции и стоимости, экспертом верно рассчитана сумма акциза и НДС на пиво и медовуху», — единственный вопрос от гособвинения.

«Нет, не верно. Сумма не достоверна, потому что она не исследовала выписки по лицевым счетам. Неисчисленный она посчитала правильно, а неуплаченный нет», — «отрезала» свидетель.

А далее адвокат Наумов решил заявить ходатайство о вызове двух свидетелей и заодно потренироваться в красноречии. Начало было многообещающим. Как минимум, о запросе новой судебной экспертизы или исключения старой из доказательств по делу:

«Одним из вопросов, входящих в предмет доказывания по настоящему уголовному делу, является вопрос установления объемов производства предприятия «Сибирский стандарт» за период с 2014 года по декабрь 2016 года алкогольных и безалкогольных напитков, а также о правильности исчисления за указанный период налогов — акциза и НДС. Для разрешения этих вопросов следствием были назначены судебные экспертизы в количестве 8 штук: одна справка эксперта, два экспертных исследования и пять налоговых экспертиз, три из которых являлись дополнительными. <…> По какой причине эксперт Елисеева вопреки нормам права без исследования, которое она была обязана провести, внимательно изучив уголовное дело, руководствовалась приказами следователя, изложенными в ультимативном порядке, содержащихся в каждом постановлении о назначении судебных экспертиз, сделал свою работу некачественно?..»

Но текст ходатайства, который с таким упорством продолжал озвучивать адвокат, и вовсе походил на речь защиты в прениях с подробным анализом представленных обвинением доказательств, нападками на следствие, ФНС и «обелением» репутации госпожи Горностаевой. И так на протяжении 30 минут.

Новый рекорд!

В какой-то момент «поток сознания» адвоката попыталась прервать прокурор Герасимова.

«Хочу сделать замечание. Это домыслы. Защитой озвучивается о каком-то денежном вознаграждении, высказываниях в интервью каких-то сотрудников правоохранительных органов… И в заявлении какого-либо ходатайства в суде, я считаю, что это не может быть».

Но Наумова было уже не остановить.

В итоге все закончилась вызовом в суд для допроса «несчастной» Елисеевой и Александра Сертакова, руководителя 3 отдела СКР РФ. К своему ходатайству защита приложила статьи из омских СМИ. А ведь Наумов обещал, что заседания последние…

Обвинение возразило, не усмотрев оснований для вызова. Судья Русинова, после небольшого перерыва, решила ходатайство отклонить, отметив, что защита может попытаться заявить этих свидетелей в следующий раз.

Продолжение следует…

Арина Репецкая

Будьте в курсе последних новостей Омска и Омской области. Подпишитесь на телеграм-канал БК55 по этой ссылке.
Поделиться:
  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

Уважаемые читатели! Теперь Вы можете комментировать материалы сайта, зарегистрировавшись здесь.

Комментирование также доступно при авторизации через любую из социальных сетей:

Перед тем как оставить комментарий, прочтите правила

1
1
ГАИ с мыса Кап д Антиб04.10.2023 11:32:32
Рукоблудие тоже не порок
4
0
натюрлих04.10.2023 12:04:19
От решетки отмазали, теперь адвокатишка ёрзает, чтобы и миллионы скостили. Пока он словоблудничает, у дамочки тихо исчезнет все имущество и в счет государства отписать уже будет нечего.
2
3
Ровазитумаб04.10.2023 18:51:32
Словоблудие это «репортажи» бк из зала суда.
3
0
Буйный05.10.2023 15:41:58
Абсолютно правильная позиция - отвечать не в попад и продолжать гнуть свою линию. Судок такого давно заслужил.
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
18+
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2023 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: redactor@bk55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 309-087
e-mail: info@bk55.ru

Рекламный отдел: (3812) 309-089, 309-121
e-mail: reklama@bk55.ru