Новости. Омск

Ирина Солдатова: «С помощью нового оборудования Омск выстоит в третью волну COVID-19»

Экс-министр здравоохранения Омской области «выдала» БК55 подробности «ковидных» закупок медтехники в 2020 году.

На прошлой неделе скандал вокруг экс-министра омского здравоохранения региона Ирины Солдатовой вышел на федеральный уровень.

В близких к Кремлю столичных «Известиях» впервые за последние годы прозвучала тема клановых войн за контроль над омским «куском пирога» в 28,8 млрд (бюджет ТФОМС на 2021 год, а есть еще федеральные миллиарды на закупки и стройку), жертвой которых и стала Ирина Солдатова, управленец новой волны, сделавшая блестящую карьеру, но не продержавшаяся в кресле главы омского минздрава и полгода.

Уголовное дело против нее, это видно невооруженным взглядом, было состряпано в спешке под улюлюканье СМИ, принадлежащих омским олигархам. А теперь выясняется, что заказ силовиков на экспертизу «ковидного» оборудования экспертного класса, закупленного при Солдатовой, исполнил в срочном порядке специалист по оценке недвижимости, при этом деньги, которые якобы украла экс-министр, оказывается поставщику до сих пор не выплатили. Саму же «воровку» лишили, причем многократно, права знакомиться с материалами проверок и даже защищать себя в суде в качестве третьей стороны.

Увы, это Омск, где  произвол людей в погонах, действующих в интересах мафиозных главарей местных кланов, подмявших под себя государственную власть, как бы осуществляется от имени Закона. 

Сегодня бывший министр Солдатова помогла корреспонденту БК55 достоверно проанализировать готовность региона к третьей ковидной волне.

— Ирина Геннадьевна, каждый день мы видим сводки о быстром увеличении количества инфицированных, госпитализированных, умерших. СМИ пестрят информацией о начале третьей волны новой коронавирусной инфекции COVID-19, во многих регионах отменяются мероприятия, закрываются места массового скопления людей, тотально требуется вакцинация. Как, на ваш взгляд, Омск готовился к первой и второй волнам ковид-19. И готов ли сейчас к третьей?

Поскольку начало пандемии пришлось на период моей работы в минздраве, могу с уверенностью сказать, что регион к третьей волне готов — для оказания медпомощи есть все необходимое — достаточно оборудования, обучены специалисты, отработаны подходы к диагностике и лечению. Сегодня есть опыт противостояния этой грозной инфекции. А вспомните, как все молниеносно начиналось в первую волну, затем более серьезную вторую…

—  Было похоже на цунами…

— Первый случай COVID-19 диагностирован в России в конце января 2020 года, а уже с 30 марта в стране начался период тотальных локдаунов и самоизоляции. Общее число заболевших превысило 1 000 человек 27 марта, а уже через пару недель перешагнуло 10-тысячный рубеж.

К середине апреля коронавирус был уже во всех регионах России. И только с 12 мая началось постепенное снятие ограничений… Осенью заболеваемость вновь начала расти — 1 сентября число заболевших превысило 1 миллион человек, с октября новых случаев стало более 10 тысяч в сутки. В регионах снова вводились ограничения.

В ноябре министр здравоохранения Михаил Мурашко оценивал ситуацию с COVID-19 как очень напряженную — почти 900 тысяч заболевших. 6 декабря число новых случаев превысило 29 тысяч в сутки. Это при том, что еще в октябре 2020-го коечный фонд для больных ковидом с стране был заполнен на 89%.

— А в Омской области?

— В регионе была похожая ситуация, хотя сроки и темпы немного отличались. Первый случай коронавируса выявили 27 марта 2020 года. А самый пик первой волны пришелся на июль. 23 числа зафиксировано 129 зараженных за сутки.

За месяц заболеваемость удалось снизить, но всего через 2 месяца началась вторая волна, более серьезная и продолжительная. По информации из открытых источников, больше всего инфицированных было в начале января 2021 года — 258 случаев.

Сегодняшние цифры оперативных сводок уже перешагнули этот рубеж.

— В чем отличие первой и второй волны в Омске?

— В том, что к началу второй волны, совпавшей с моим уходом из ведомства, больницы уже были вооружены всем необходимым для борьбы с инфекцией.

Был разработан план дополнительного разворачивания коек — завершались подготовительные работы в стационарах, новые больницы готовились стать ковидными госпиталями, чтобы всем хватило мест в стационарах и нагрузка распределялась равномерно. В работающих стационарах стояло все необходимое реанимационное оборудование и, самое важное, были обученные специалисты, которые знали, как и чем лечить людей.

— То есть можно было начинать работать в полную силу?

— Именно так.

Повторюсь, уже был готов план перепрофилирования новых стационаров, проведены подготовительные работы по проведению в них кислорода, обучены специалисты. Все это вместе с поставкой медтехники позволило следующему руководству ведомства продолжить реализацию антиковидной стратегии региона и быстро развернуть более 3 тысяч коек, не пришлось дополнительно ничего делать. Дальше нужно было только контролировать процесс.

Именно это и подтверждает, что сейчас все готово к встрече «врага». Врачам осталось переориентироваться под особенности вируса в лечении и диагностике, остальное у них уже есть.

— Были особенности закупок в пандемию?

— Да, были… В тот момент Правительство нашей страны оказало беспрецедентную поддержку регионам. Средства для оснащения стационаров необходимым медицинским оборудованием были выделены из федерального бюджета. И после признания пандемии чрезвычайной ситуацией регионы получили право закупки техники у единственного поставщика…

 — Для чего это?

— Для срочной помощи пациентам! Требовалось максимально сократить сроки закупки и поставки. Все понимали, что для оказания качественной и своевременной медпомощи пациентам дооснащение больниц и поликлиник в регионах жизненно необходимо. Минимально необходимое количество коек определил федеральный Минздрав, утвержден был и порядок оснащения.

— Ирина Геннадьевна, в каком вообще состоянии были омские стационары, когда вы стали министром?

— Состояние материально-технической базы — просто плачевное! По пальцам можно было пересчитать те стационары, в которых было хотя бы несколько относительно новых аппаратов ИВЛ, где можно сформировать полноценные реанимационные места. Поэтому реанимационное оборудование и стало для нас безусловным приоритетом в закупке.

— Сами главврачи понимали, какая медтехника требуется для перехода в статус ковидных госпиталей? Ведь никто кроме них лучше не знает свои больницы…

— Я бы хотела отдельно подчеркнуть еще раз — все перепрофилирования, коечный фонд, закупка и поставка оборудования согласовывались с главными врачами учреждений здравоохранения: ГКБ № 11 — Лисичкиной, МСЧ № 4 — Филатовым, ИКБ № 1 — Толох, БСМП № 2 — Поповым, КМХЦ — Бережным, ОКБ — Полежаевым, ОДКБ — Горбуновым, ГДКБ № 3 — Сухаревым., Роддом № 4 — Старостенко; главными специалистами минздрава Омской области — анестезиологом-реаниматологом Литвиновым, иинфекционистом — Навроцким.

Именно они утверждали количество коек, подтверждали потребность в той или иной технике, формировали штатное расписание — хотя сейчас (возможно, под давлением) это отрицают. Несмотря на занятость этих главврачей, мы почти в ежедневном режиме проводили с ними совещания — очно или в режиме ВКС, приезжали в больницы, созванивались для уточнения деталей, создали группу в мессенджере для оперативной связи, согласования и решения возникающих вопросов — работа велась круглосуточно!

Каждый из них понимал и знал, что именно ему нужно из оборудования для реанимации, палат интенсивной терапии; сколько «кислородных» коек у него должно быть; есть ли возможность поставить стационарный рентген или КТ; сколько дополнительно реанимационных мест нужно сформировать. Порядок оснащения един для всех и каждый ковидный стационар должен ему соответствовать.

 — Можно ли подробно о том, что регион получил для борьбы с ковидом?

— Всего Омской области было выделено из федерального бюджета 1 млрд 236 млн руб. Закупка оборудования разрешалась только для учреждений, оказывающих помощь пациентам с COVID-19, причем в соответствии с перечнем оснащения. Для нас самое важное было развернуть как можно больше полноценных реанимационных мест — тех коек, на которых будет оказываться помощь самым тяжелым пациентам. А ведь это совсем не знак равенства аппарату ИВЛ!

— В чем отличие?

— Каждое реанимационное место должно быть оснащено подводкой медицинских газов — консолями, монитором для оценки жизненных функций, инфузоматами или шприцевыми насосами, аспиратором или отсосом, концентратором и, конечно, аппаратом ИВЛ — причем не простым, а только тем, который имеет необходимые режимы вентиляции легких. От качества и класса аппарата ИВЛ при лечении именно ковида во многом зависит исход заболевания, прогноз и качество дальнейшей жизни.

Почему это так сложно и важно? Пациент, который попадает в реанимацию, требует постоянного и пристального наблюдения, ведь персонал не может находится рядом с ним постоянно. Монитор помогает следить за давлением, сердцебиением, уровнем насыщения крови кислородом, данными ЭКГ, только с его помощью можно заметить начальные изменения и вовремя скорректировать лечение.

Плюс пациентам с ковидом нужна интенсивная лекарственная терапия: капельница, и не одна — зачастую одномоментно вводится 2 или 3 препарата. Современные методики лечения подразумевают четкий расчет дозировок, скорости и времени введения препаратов. Для безопасного введения лекарств необходимы шприцевые насосы, минимум два на каждого пациента. Концентраторы, отсосы — вообще весь комплекс приборов реанимационного места работает на то, чтобы врач мог адекватно и своевременно оценить состояние пациента, выбрать правильный режим вентиляции, подобрать нужную терапию.

Самый важный аппарат при ковиде — ИВЛ.

— Я слышала, вы почти отказались от закупки аппаратов ИВЛ, с которых «выходят» живыми 2 процента пациентов? А закупали фирменные, после которых пациенты чаще выживают.

— На момент закупки оборудования был дикий ажиотаж в стране и в мире. Рынок стал крайне дефицитным, новые поставки никто гарантировать не мог. Аппарат ИВЛ — это очень сложный реанимационный прибор, огромное количество режимов вентиляции, настроек и особенностей. Каждая модель имеет свои преимущества и недостатки.

Принимая решение о закупке того или иного аппарата, мы в первую очередь руководствовались классом оборудования — экспертный, высокий или средний, универсальностью применения — взрослые и дети, наличием основных и вспомогательных режимов вентиляции и многими другими техническими характеристиками, которые согласовывали с главным специалистом минздрава.

Почти все аппараты ИВЛ приобрели самого высокого, экспертного, класса — они имеют неинвазивный и обычный режимы работы, дают возможность «мягко» и постепенно переводить и снимать пациентов с ИВЛ, увеличивая шансы каждого на благоприятный исход, снижая риск возникновения осложнений.

— Что еще приобреталось для реанимаций?

— Любая реанимация должна иметь в своем распоряжении аппарат рентгенографии — не только стационарный, но и передвижной (не всех пациентов можно транспортировать на исследование), возможность экспресс-проведения анализов крови, аппарат УЗИ и еще много вспомогательного оборудования.

Реанимация — это вообще отдельный мир, в котором решения иногда принимаются за секунду, а врачебная интуиция, чуткость и внимательность команды специалистов в совокупности с навыками и техникой определяют финал борьбы. Именно поэтому так важно было дать врачам максимально современное оборудование в достаточном количестве.

— То есть работу по оснащению ковидных госпиталей не назовешь просто «освоением средств»…

— Не было задачи просто потратить федеральные деньги! Была только одна цель — дать медикам возможность работать, качественно лечить пациентов, применять современные методики. Но это просто невозможно без оборудования! Как невозможно, например, сшить платье без швейной машинки и ниток.

— Ирина Геннадьевна, вы наверняка помните цифры по закупкам? КТ, рентгенаппаратов, концентраторов, ИВЛ — сколько всего?

— Нам удалось приобрести 1 878 единиц медицинского оборудования. Из них: 2 компьютерных томографа; 13 рентгенаппаратов — 6 стационарных и 7 передвижных; 6 аппаратов УЗИ; 101 газораспределительную консоль; 254 аппарата ИВЛ — еще 153 удалось одними из первых получить бесплатно, итого 407; 14 наркозно-дыхательных аппаратов; 300 пульсоксиметров; 245 мониторов; 461 инфузионный насос; 70 концентраторов кислорода; 90 отсосов; 135 увлажнителей кислорода.

— На самом деле объем большой…

— Во-первых, количество полностью соответствовало порядкам оснащения, во-вторых — этого было абсолютно достаточно для работы. Ни одному врачу в Омском регионе не пришлось выбирать, какого пациента перевести на ИВЛ или подключить к монитору, как например в Италии или Испании… Закупленный парк оборудования позволял вовремя проводить санитарную обработку техники, быстро производить замену прибора в случае неисправности. 

 — Были какие-то еще особенности у приборов?

— Даже самые простые (на первый взгляд) пульсоксиметры были закуплены непростыми. Каждый знает, как важно при коронавирусе следить за насыщением крови кислородом. Но обычные приборы позволяют делать это только в режиме реального времени, то есть «сейчас». Закупленная же техника позволяла сохранять данные измерений за сутки, строить графики и кривые градиента для каждого пациента. Такая автоматизированная аналитика очень помогает врачам.

Особенно хотела бы выделить портативные аппараты для определения газов крови — это то, без чего современный грамотный анестезиолог-реаниматолог не подходит к пациенту и не может качественно оказывать ему помощь.

Таких приборов, позволяющих именно у постели больного понять, что именно сейчас происходит в организме пациента, правильно ли подобрана инфузионная терапия, в Омской области не было нигде. Даже некоторые лаборатории в стационарах не могли выполнить этот важный анализ (так называемое кислотно-щелочного состояния крови или КЩС) — нет оборудования, либо делали его однократно в день и только в рабочее время.

Нам же удалось найти 19 таких аппаратов — в результате каждый ковидный стационар получил возможность диагностики.

— Очень важно, чтобы в больницах умели работать на новой технике…

— Инженеры обучали врачей-специалистов работать с каждым новым видом оборудования. Всегда была возможность проконсультироваться с экспертами ведущих федеральных учреждений Москвы или Санкт-Петербурга. У медиков появился максимум возможностей для диагностики и лечения.

И добавлю — пандемия коронавируса рано или поздно закончится, а современное и качественное медицинское оборудование останется в регионе на долгие годы, поможет спасать жизни омичей. Новое оборудование, современные методики, обученные специалисты — это новый уровень медицины Омской области. Омские больницы должны быть не хуже столичных.

— Спасибо за подробное интервью. Не могу не спросить про обвинения в ваш адрес, будто медтехника закуплена по завышенным ценам…

— Я бы хотела сказать только одно… Надеюсь, что очень скоро восторжествует правосудие. Следствие и суд, наконец, станут открытыми, честными, объективными, беспристрастными и смогут признать, что ущерба никакого нет, все оборудование приобретено по среднерыночным ценам, быстро и экономически грамотно! И я в это искренне верю!

Можно по-разному относится к «приезжим» чиновникам, не поддерживать перемены… Но самое главное в любой работе — результат.

ЧИТАЙТЕ ПО ТЕМЕ:

Поделиться:
  • ПОПУЛЯРНОЕ
  • ОБСУЖДАЕМОЕ

108
70
омич08.07.2021 11:36:06
Не мешала бы вернуть Ирину Солдатову на пост министра и убрать из министерства ,в первую очередь ,Шипилову Елену Витальевну. Сидит при всех министрах на финансах и всегда выходит сухой из воды. Удобная для всех - и нашим , и вашим. Когда такие тылы,ни один приличный министр не сможет честно работать. Ну ,а у Мураховского одна дорога - в лес,в охотничий домик.
84
47
Елена08.07.2021 12:48:16
омич, согласна.
При "обычных" ИВЛ выживает 2 % пациентов. об этом публиковалась стативтика. При экспертных - до 80 %. разница в цене 500 тыс.руб. Но при Стороженко, который ежегодно распределял миллиарды, не хватало даже обычных ИВЛ!!! Что тут добавить? Только то, что Солдатова не испугалась купить экспертные аппараты, а кому-то сильно жаль бабла, которое могло утечь в их карманы?
76
12
Михаил08.07.2021 12:54:48
Омск в любом случае выстоит - и в третью и в... десятую волну. Начальники меняются, а Омск вечен.
29
20
Ёжик08.07.2021 13:12:34
Михаил, люди не железные, в отличие от министров.
41
68
сергей08.07.2021 13:39:25
Ирина Геннадьевна - уверен , что вы хороший специалист государственник, просто не стали "лизать"кое кому одно место- почему??? по многим причинам - первое, Вы порядочный, думающий,не коррумированный чиновник, которая просто не примкнула к омской касте "небожителей-- распределителей" бюджетных средств и тендеров_ вы были для них инородным телом и очень опастны для их "бизнеса", а очевидно как к "теще не надо ходить"- но........не получилось сразу утопить, почему, они не дооценили васи были слишком самоуверены в успехе - однако сначала не получилось до конца "утопить""Рассвет" с Н.полезаевой, затем и вас, под угрозой конца стали наполнение бюдетными деньгами успешного "проекта" частных ЛПУ и многие кадровые вопросы..........вы стали для этой "бизнес - структуры"использования государственных средств в личных целях укрепления позиций частных ЛПУ, как я предполагаю, очень опасным звеном, которая нарушает целостность реализации масштабных проектов.....но мы теперь предполагаем откуда растут "ноги" и для чего были затеяны эти процессы....
97
4
108.07.2021 13:51:32
Здравоохранение должно быть ГОСУДАРСТВЕННЫМ. Смена "шила на мыло" по сути ничего не меняет. Пока там будут "бизнес-интересы" - будут воровать и крышевать, не одни так другие.
59
57
Омичка08.07.2021 14:17:11
А теперь сравните интервью Ирины Солдатовой с публичными опусами Стороженко :
" Девчонки умерли, потому что сами были больными " ( о смертях рожениц), "Хватит рассказывать эти сказки для бедных", и пр.
Уровень интеллекта, культуры, воспитания.
Стороженко - это Захарько с дипломом медицинского института.
Солдатова - профессионал.
82
71
Мария08.07.2021 15:07:12
Правильно Ирина Солдатова разогнала гнойник и уволила многих главврачей, которые кроме как пить горячительные напитки, заниматься развратом на местах увы ничего не могли. Вернуть Ирину в Омск и продолжить чистку!!!!!
65
47
гость08.07.2021 15:34:43
Молодец, надсмехается над всей системой, раздавая интервью. давая советы . как жить и существовать, звоня из неизвестных мест мира.....
11
2
p.kleric@mail.ru четвергов11.07.2021 05:57:25
все это показывает слабые позиции действующего губернатора ,
его сласть номинальная , то есть он всего лишь ширма ,
которая пытается управлять "сценическим действием"
хотя ширма может банально "закрыть"( посадить в места не столь отдаленные) всю сцену от зрителей, но видать нет у него единогласия с силовиками
Колумнистика


Архив
О проекте
Рубрики новостей
Разделы
Статистика
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru
18+
Присоединяйтесь
Сетевое издание БК55

Свидетельство: ЭЛ № ФС 77-60277 выдано 19.12.2014 Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовый коммуникаций (Роскомнадзор)
Учредитель: Сусликов Сергей Сергеевич

CopyRight © 2008-2021 БК55
Все права защищены.

При размещении информации с сайта в других источниках гиперссылка
на сайт обязательна.
Редакция не всегда разделяет точку зрения блогеров и не несёт ответственности за содержание постов и комментариев на сайте. Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции.
Главный редактор - Сусликов Сергей Сергеевич.
email: redactor@bk55.ru

Редакция сайта:
г.Омск, ул. Декабристов, 45/1, 2 этаж, тел.: (3812) 309-087
e-mail: info@bk55.ru

Рекламный отдел: (3812) 309-089, 309-121
e-mail: reklama@bk55.ru